Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские архивы и историческая память современной России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Анна Колчина.

Кирилл Кобрин: Наша программа - информационная, но сейчас мы будем говорить не о сиюминутных событиях, а об истории. Точнее - о тех местах, где история хранится, - об архивах. Невозможно сочинить историю письменной цивилизации, не обращаясь к архивам. Только архив может стать настоящим источником для написания исторических трудов, а, значит - для исторической памяти общества. Память эта меняется, история все время переписывается заново, и каждый раз пишется она с опорой на архивы.

Эти вполне мирные заведения могут стать ареной ожесточенной идеологической борьбы, яркий пример этому - история архивов в СССР. Советская власть создавала свою модель прошлого, оттого для нее было важно подвергнуть строжайшей цензуре не только то, что писалось в 70 с лишним лет ее существования, но и то, что хранится на архивных полках. Тогда многие архивы, особенно те, которые касались внешней политики государства и истории репрессивных органов, просто закрывались. В начале 90-х годов ученые надеялись, что ситуация в архивном деле радикально изменится, считая, что новые власти заинтересованы в создании правдивой - или, хотя бы, более правдивой - версии истории страны. Ситуация и вправду изменилась, особенно в двухтысячные годы, власть стала по-иному относится к архивах - она просто перестала ими интересоваться.

Нынешнюю ситуацию с российскими архивами и с исторической памятью современной России в понедельник вечером обсуждали специалисты-гуманитарии в Московском государственном литературном музее. Дискуссия была посвящена выходу в свет специального выпуска гуманитарного журнала "Новое литературное обозрение". Главная тема номера звучит так: "Институты нашей памяти: архивы и библиотеки в современной России". На мероприятии побывала наш корреспондент Анна Колчина.

Анна Колчина: Издательство "Новое литературное обозрение" выпустило самый толстый журнал за всю свою историю. Специальный выпуск составил 655 страниц. Ирина Прохорова, главный редактор журнала, сказала, что издание первый раз столь открыто обращается к общественной проблематике.

Ирина Прохорова: Мы подняли проблемы, которые задевают за живое все научное сообщество.

Анна Колчина: Инициатором выпуска был редактор отдела библиографии "Литературного обозрения" Абрам Рейтблат.

Абрам Рейтблат: В России впервые более чем за 200 лет наступил вот такой период, когда государству они не нужны, и это оно демонстрирует всячески. Обществу как бы и не очень тоже нужны.

Анна Колчина: Выбор этой темы связан с закрытием и расформированием некоторых важнейших российских архивов и библиотек. На первых страницах журнала приведена так называемая хроника текущих событий - здесь собраны данные из библиотечного и архивного дела России за последнее десятилетие. Хроника 2005 года заканчивается тем, что в Российском государственном архиве литературы и искусства обнаружена пропажа 16 листов рукописей Блока.

О современном отношении к библиотечному делу говорит Михаил Афанасьев, директор Государственной исторической библиотеки.

Михаил Афанасьев: Я совсем недавно анализировал, в каком контексте упоминается библиотека в официальных документах. Документ, который называется "Классификатор экономической деятельности в Российской Федерации" - там есть библиотечное архивное дело. Самое маленькое, что здесь можно вспомнить, оно идет в разделе "Прочие услуги населению". Это к вопросу об исторической памяти. В этих "Прочих услугах населению" первым стоит "Утилизация сточных вод". Дальше, самое печальное, насколько значение для исторического воспроизводства библиотек и архивов не воспринимается. Там написано так: "Библиотеки, архивы и другие учреждения клубного типа".

Анна Колчина: О том, нужны ли власти архивы, рассуждает историк и заместитель председателя Совета просветительского центра "Мемориал" Никита Петров.

Никита Петров: Понимает ли власть важность архивов? Понимает. И именно потому, что понимает, власть как раз не хочет, чтобы потребитель ходил в архив, именно потому, что понимает его значение.

Анна Колчина: Все участники дискуссии говорили о том, что сегодняшний кризис институтов памяти непосредственным образом отражается на развитии отечественной культуры и науки.

Кирилл Кобрин: О ситуации с российскими архивами - в связи с нынешним состоянием общественного мнения и особенностями политического момента - я побеседовал с сотрудником журнала "Новое литературное обозрение", историком литературы Абрамом Рейтблатом.

Абрам Рейтблат: Видел бы причиной незаинтересованности нынешней власти, да в определенной степени и нынешнего российского общества в том, что интерес к прошлому, интерес к источникам о прошлом, которые позволяют постоянно возобновлять и пересматривать взгляд на прошлое, - на самом деле это интерес к будущему. Это интерес общества, которое заинтересовано в своем существовании дальнейшем как общества. Это обеспечивает его самотождественность. Если у этого общества отсутствуют общие ценности, если во главе этого общества оказывается такая властвующая элита, которая не заинтересована в будущем, а заинтересована в своих сиюминутных целях, чаще всего каких-то конъюнктурных и даже, я бы сказал, меркантильных, тогда и нет интереса к этим институтам. Потому что для решения сиюминутных задач нет необходимости обращаться к общему прошлому и к общему опыту, который имеется у данной общности. Поэтому и махнула рукой на этих архивы власть.

Ну, как махнула, конечно, их не уничтожают каким-то актом, но тот режим, который обеспечивается им властью и в организационном, и в финансовом плане, это режим их постепенного умирания. Самый типичный пример - это перевод Центрального государственного исторического архива из того помещения, где он хранился в течение многих лет, зданий Сената и Синода в Петербурге, рядом с Медным Всадником, в новые, собственно, еще и недостроенные здания, что, по оценкам архивистов, повлечет громадные потери в самих источниках, документах.

Кирилл Кобрин: Как, на ваш взгляд, соотносятся два таких факта: с одной стороны, власть все время говорит о необходимости примирения с прошлым, о том, что нынешняя Россия есть результат всей истории, включая и историю "красную", и историю "белую", недавние перезахоронения генерала Деникина и так далее; с другой стороны, абсолютное равнодушие к судьбе архивов? Может быть, из двух вариантов прошлого выбирается тот, который легче подходит под политическую конъюнктуру?

Абрам Рейтблат: Одно дело - воссоздание прошлого на основе материалов самого прошлого, то есть максимально возможное использование источников и постоянно переосмысление общей концепции. А другое дело - создание исторических мифов, когда оказываются в одной корзине и "красные", и "белые", и оказывается, что они все боролись за единую, неделимую и мощную Россию, когда совершенно размазываются все различия между идейными, смысловыми мотивами их деятельности, и они оказываются рядом.

XS
SM
MD
LG