Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Квачков назвал покушение на Чубайса «первой вооруженной акцией национально- освободительной войны»


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Андрей Шароградский: Газета «Завтра» опубликовала сегодня интервью с Владимиром Квачковым, который обвиняется в организации покушения на жизнь руководителя Анатолия Чубайса. В последние несколько недель имя Квачкова звучало в связи с его намерением выдвинуть свою кандидатуру на довыборах в Государственную Думу по 201-му Университетскому округу Москвы. В интервью газете «Завтра» Квачков назвал покушение на Чубайса «первой вооруженной акцией национально-освободительной войны» и заявил, что живет в оккупированной стране. Рассказывает Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Интервью главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с Владимиром Квачковым еще накануне выхода в печать было опубликовано сразу на нескольких Интернет-сайтах. В газете интервью озаглавлено словами полковника Квачкова: «Национальное восстание - да!». Ниже - выдержка из текста, опять же цитата из Квачкова: «Замена власти чужеземной, чужеродной, антинациональной и поэтому интернациональной на власть национальную - есть цель и смысл национально-освободительной борьбы в России, общая политическая цель, одна на всех».

Отвечая на первый вопрос о том, как он оценивает произошедшее с ним, Квачков говорит, что оказался в тюрьме благодаря работе ФСБ и других спецслужб, которые отслеживают наиболее опасные для власти национально-патриотические движения. Сам Квачков является членом Военно-державного союза. Тем не менее, пребывание в тюрьме бывший разведчик расценивает не иначе как испытание своей православной веры и офицерской воли: «Я - русский офицер и обязан стойко, с достоинством переносить все тяготы и лишения военной службы по защите Отечества, в том числе находясь в плену». «Мы живем в оккупированной стране, - заявил в интервью Владимир Квачков. Далее цитируем по тексту из газеты «Завтра».

Диктор: "Надеяться сбросить с себя чуждую народу интернациональную власть бесконечными выборами бессмысленно. Можем выбрать только новых оккупантов, поменять одних преступников на других. В этих условиях вызывает отвращение бесконечная говорильня национально-патриотических сил. (...)

В целом представляется, что объединение национально-патриотических сил будет осуществляться не вокруг идеологий и политических платформ, а вокруг реальных действий и акций народного сопротивления. (...) Призыв о необходимости национального восстания пока не дошел до массового сознания русского народа, но другого выхода нет".

Михаил Саленков: О покушении на главу РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса Квачков говорит, что «данная акция есть одна из форм национально-освободительной войны». Еще одна цитата из текста интервью.

Диктор: "Уничтожение любых иностранных захватчиков и пособников оккупантов, в том числе в экономической области, есть долг и священная обязанность каждого офицера, солдата, любого воина, независимо от того воюет ли он в открытой вооруженной борьбе на фронте или действует на оккупированной врагом территории своей страны. Момент истины заключается в признании или непризнании нынешней власти в России оккупационной. Для меня оккупация России инородческой властью очевидна, поэтому расценивать попытку ликвидации одного из самых зловещих организаторов оккупации России как обычное уголовное преступление недопустимо. Это первая вооруженная акция национально-освободительной войны. Все эти ельцины, чубайсы, кохи, абрамовичи, фридманы, уринсоны и им подобные забрали у нас наши национальные богатства, поставили русский и другие коренные народы на грань исчезновения, а Россию - на грань расчленения. Уничтожение оккупантов и их пособников есть не преступление, а долг и обязанность каждого защитника Отечества, верного воинской присяге. Именно на этом основании я отказываюсь давать какие-либо показания следствию, в том числе отвечать на вопрос о виновности. Официально заявляю: многочисленные сообщения в средствах массовой информации, что полковник запаса Квачков якобы не признает себя виновным, не соответствуют действительности. Я считаю, что нет события преступления и никакой вины здесь быть не может. Признавать правомочность вопроса о вине - значит признавать правомочность признания данного события преступлением».

Михаил Саленков: Это была еще одна цитата из интервью Владимира Квачкова газете «Завтра». Я связался по телефону с главным редактором издания Александром Прохановым, который подготовил это интервью с бывшим разведчиком.

Насколько я понял из интервью, из того, что говорит полковник в отставке Владимир Квачков, он свою вину в организации покушения на жизнь Анатолия Чубайса не признает.

Александр Проханов: Нет, не признает.

Михаил Саленков: Каким перед вами предстал Владимир Квачков в СИЗО "Матросская тишина", ведь там записывалось интервью?

Александр Проханов: Нет, в изолятор никого не допускают. Это особые технологии, которые позволили мне сначала взять интервью у Ходорковского, теперь у Квачкова. Я лично там не присутствовал. Это целая система: трансляция вопросов, получение ответов, корректирование, проверки и так далее. Это особые технологии, которые не подвергаются обсуждению.

Михаил Саленков: Вы просто передавали вопрос, на который он потом письменно отвечал?

Александр Проханов: Будем считать, что так.

Михаил Саленков: Те заявления, которые сделал Владимир Квачков, отвечая на ваши вопросы, согласны ли вы с его позицией, где он говорит о том, что покушение на Чубайса - это одна из форм национально-освободительной войны, и там, где он говорит об оккупации страны?

Александр Проханов: Я считаю, что он выстрадал всем своим боевым опытом, всей своей судьбой и в СИЗО такой взгляд. Я в целом восхищаюсь этим боевым офицером, его мужеством, его открытостью, его резкостью, его служением родине, стране. Он попадает в моем представлении под эталон высшего офицерства русского гвардейского служения. Это точка зрения, которую исповедуют многие патриоты. Это формулировалось на съездах многих партий. Слово "война" не употреблялось, это не очень политкорректно. Поэтому - национально-освободительная борьба. Борьба в духе Индии Ганди, Манделлы - Южная Африка, даже в духе Мартина Лютера Кинга, который поднял восстание черных в Америке.

Сегодняшняя Россия является инструментом американской политики. Все ресурсы России идут не на развитие страны, не на продолжение российского рода человеческого, они обслуживают другие цивилизации. Россия деградирует, народ вымирает. Россию обирают, грабят ее. Все запасы вывозятся за кордон. Я с этим взглядом согласен. Более того, я исповедовал их, начиная с 1991 года.

Михаил Саленков: Интервью было опубликовано еще до выхода в газете "Завтра" на нескольких сайтах. Интересно, а что-то было, что не вошло в интервью?

Александр Проханов: Нет, не было. Здесь есть другой момент. Мне вчера позвонили и сообщили, что господин Борщевский, адвокат президента и правительства, усмотрел в этом интервью признаки уголовного преступления, призывы к вооруженному свержению конституционного строя, а также разжигание национальной вражды в России. Поэтому я жду уголовного дела и преследования газеты, вплоть до ее закрытия.

Михаил Саленков: Вы с этими обвинениями не согласны?

Александр Проханов: Я смотрю в глаза сегодняшней власти, в эти лживые, лисьи, рыжие и трусливые глаза. Чтобы они не выражали, я с выражением этих глаз не согласен.

Михаил Саленков: Прокомментировать высказывания и призывы к национально-освободительной борьбе Владимира Квачкова мы попросили известного правозащитника Лидию Графову.

Лидия Графова: Это заявление вызывает дрожь. Потому что это что-то такое запредельно зверское. Это не просто ксенофобия. Потом как-то вслушиваешься и понимаешь, что это просто, видимо, больной человек, психически больной человек. Кстати говоря, неизвестно, что скажет суд по поводу этой попытки покушения, но за эти высказывания в нормальном государстве, конечно, надо было бы человека судить. Это открытый призыв к свержению существующего строя.

Причем тут Чубайс? Какие оккупанты? Кто и что захватил? Это же сплошная вермишель бреда, бешенная ненависть к олигархам, к реформаторам и просто к своему народу. Потому что призывать то, к чему он призывает, это только враг своего народа может пожелать.

Я начала с того, что страшно. А, на самом деле, честно говоря, это смешно.

Михаил Саленков: Напоследок приведу еще одну цитату из интервью Владимира Квачкова. О его личных отношениях с Михаилом Ходорковским, с которым он провел в одной камере около месяца: «Представьте картину, - говорит Квачков, - на верхней «шконке» сидит, поджав ноги, еврейский миллиардер-либерал, а на нижней - напротив - русский офицер. Политические дискуссии по пять-шесть и более часов в день. В начале общение было настороженным, потом открытым и интересным. А в конце месяца достаточно теплым и даже дружелюбным. Общая камера делает свое дело».

XS
SM
MD
LG