Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поиски причины бегства траулера "Электрон"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Королев и Максим Ярошевский.

Андрей Шарый: Два инспектора рыбоохраны Норвегии, находившиеся на российском траулере "Электрон", переведены на норвежский корабль. "Электрон" продолжает путь в Мурманск в сопровождении российских пограничников. Ожидалось, что корабль прибудет в четверг вечером, однако этому мешали и, может быть, еще мешают погодные условия. Последние новости мы узнаем от корреспондента Радио Свобода Андрей Королева, он в Мурманске на линии прямого эфира.

Андрей, пришел ли, наконец, "Электрон" в порт Мурманска?

Андрей Королев: По последним данным, траулер "Электрон" даже не снимался с якоря, он по-прежнему продолжает находиться у полуострова Рыбачий. Там бушует сильный шторм, он достигает уже почти 7 баллов. Поэтому прибытие "Электрона" в порт Мурманска откладывается на неопределенное время, хотя судовладелец, компания "Корс", утверждает, что "Электрон" может оказаться в порту Мурманска уже через 6-7 часов.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, что известно о судьбе второго траулера "Григорий Арлашкин", который должен был прибыть на Новую Землю, который якобы помогал "Электрону", а потом с ним случилось с самим несчастье? Пришел ли он в порт приписки?

Андрей Королев: Второй российский траулер "Григорий Арлашкин" продолжают буксировать на Новую Землю. Ранее сообщалось, что винты траулера запутались в металлической сети, сброшенной с самолета норвежской береговой охраны, и в результате этого судно потеряло ход и оказалось на грани гибели. Однако, как выясняется, норвежцы не имеют отношения к данному инциденту. Вероятнее всего, во время подхода к российским территориальным водам капитан траулера "Электрон" распорядился сбросить в воду злополучную мелкоячеистую сеть, по поводу которой в субботу 15 октября норвежская сторона предъявила законные претензии российским рыбакам. Именно в этой сети и запутались винты шедшего следом судна "Григорий Арлашкин". Пока "Арлашкин" все еще в море.

Андрей Шарый: Андрей, как в Мурманске ждут моряков, которые вдруг оказались в центре внимания международной общественности на целую неделю почти?

Андрей Королев: Родственники членов экипажа траулера собирались у проходной Мурманского рыбного порта еще ночью, неизвестно кто запустил слух, что корабль уже прибыл в Мурманск в часть пополуночи. Сюда же начали съезжаться руководители Союза рыбопромышленников Севера, другие заинтересованные лица. Экипаж готовились встречать как победителей. В Мурманске, кстати, давно проводят аналогию между арестом "Электрона" и недавним задержанием российского военного летчика в Литве, однако в этот раз главное действующее лицо конфликта - капитан Валерий Яранцев, - судя по всему, вряд ли окажется в статусе победителя, я букеты с цветами, которые принесли родственники, останутся невостребованными. Известно, что в течение ближайшего дня капитан Яранцев отвечал на вопросы теперь уже российских инспекторов, которые поднялись на борт "Электрона" еще до полудня. Ничего хорошего его не ждет и в родном порту. Как заявляют в арктической погранслужбе ФСБ России, едва ли капитану и судовладельцу - мурманскому акционерному обществу "Корс" - предстоит отдыхать от всего пережитого в ближайшие недели. Как уверяют пограничники, они самым решительным образом намерены расследовать инцидент, и не станут игнорировать требования норвежских властей привлечь Валерия Яранцева и руководство мурманской компании к ответственности.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Андрей, как проходила процедура передачи инспекторов рыбоохраны Норвегии, которые находились на траулере "Электрон"? Все ли прошло как запланировано?

Андрей Королев: Да, все прошло, как и запланировано, с небольшой задержкой. Эта задержка объяснялась опять-таки погодными условиями. Оба норвежских инспектора сначала вошли на борт пограничного корабля "Алтай", который их доставил на судно "Тромси". В первую очередь норвежских специалистов хорошо покормили и провели первое медицинское обследование. Как нам заявили на самом судне "Тромси", с которым мы сегодня связывались, оба контролера чувствуют себя нормально и готовятся к встрече с родиной, где они уже стали национальными героями.

Андрей Шарый: Как раз на эту тему я беседовал сегодня с нашим с вами коллегой - это обозреватель Норвежской национальной телекомпании TV-2 Сирилили Маннес. Она рассказала мне о том, как в Норвегии относятся к истории с рыболовецким траулером "Электрон".

Что говорят об этой истории в Норвегии, ей придают какое-то политическое значение?

Сирилили Маннес: Очевидно, что да. Но более всего надо сказать, что это считается экологическим преступлением, и капитан "Электрона" - это экологический преступник. Они похищали, действительно, этих инспекторов из Норвегии. Но есть, конечно, там и политический взгляд на это. И у нас сегодня многие говорят, что наша береговая охрана не сделала самую лучшую работу, требуют более сильного ответа, если будет другой такой пример.

Андрей Шарый: Не первый случай, когда российское рыболовецкое судно, по мнению норвежских властей, неправильно вело промысел рыбы. Тот же "Электрон" был задержан три года назад уже, не так ли?

Сирилили Маннес: Да, есть такая история. И именно поэтому есть надежда, что российская власть сейчас увидит вот эти взаимные интересы по борьбе с экологической преступностью, и что мы вместе можем как-то бороться с этим.

Андрей Шарый: В России часть обозревателей, да и часть политиков эту историю рассматривают с некоторой долей юмора. В частности, к действиям капитана Яранцева, который проявил такое мужество и был готов пойти на таран норвежского корабля. В Норвегии все это пресса, обозреватели обсуждают как очень серьезную проблему или все-таки усматривают там долю человеческой какой-то истории?

Сирилили Маннес: Более всего это рассматривается здесь как серьезное дело, потому что это наша территория, как мы защищаем нашу территорию. И норвежское правительство сегодня решает, что береговая охрана получит больше ресурсов на будущее. Военные говорят, что самая главная причина того, что они ничего не могли сделать, - это уважение к жизни и здоровью невинных людей, которые там находились. Это был бы слишком большой риск - взять это судно.

Андрей Шарый: Инспекторы вернутся, наконец, домой. Кто они сейчас для Норвегии? Это национальные герои, люди, попавшие в беду? Как к ним относится пресса, что о них говорят?

Сирилили Маннес: Там огромный интерес к тому, что они испытывали там. Они не герои, они просто люди, которые попали в неожиданную ситуацию, и к счастью, они сейчас здоровы и вернутся. Самое главное - это то, что капитан "Электрона" вообще не считается у нас героем, конечно. Он считается не представителем России, а он считается первым делом преступником.

Андрей Шарый: А теперь - мнение российских, московских экспертов. Многие обращают внимание на то, что конфликты российских рыбаков в норвежскими пограничниками случаются достаточно часто, тем не менее, хотя ищут, но не находят объяснение странным действиям капитана судна "Электрон" Валерия Яранцева.

Максим Ярошевский: Поведение норвежских пограничников вполне объяснимо. Два офицера, которые оказались на борту траулера "Электрон", по сути, оказались в заложниках у российского экипажа. Такого мнения придерживается журналист газеты Время новостей Александр Либерман.

Александр Либерман: Два норвежца на удирающем траулере. Капитан то ли невменяемый, то ли в состоянии аффекта. И что может быть с ними? Конечно, норвежцы в море не могли взять на абордаж, блокировать судно вертолетом, пытаться их снять - это были все совершенно не нужные в данной ситуации трюки. Они просто сопровождали корабль-беглец, который увозил норвежских граждан. Один из руководителей нашей пограничной охраны, пограничной службы в Мурманске, чиновник ФСБ, сказал, что норвежцы были абсолютно правы, что они имели право досмотреть корабль и даже отвести его на досмотр в Тромси.

Это было не боестолкновение, поэтому, естественно, не разумно высылать навстречу военные суда. А тут буквально встречный бой из-за траулера, который никто и не собирался брать на абордаж. Если бы норвежцам это было надо, то они бы это сделали, но зачем?

Максим Ярошевский: Действия норвежских пограничников и российских рыбаков в двух странах расценивают по-разному. Говорит исследователь экологической организации «Белона», Осло, Игорь Кудрик.

Игорь Кудрик: Новый министр иностранных дел сказал, что "мы будем, разумеется, продолжать диалог с Россией по этой проблематике". Он абсолютно согласен с тем, что береговая охрана не применяла никакой силы, никакой силы в будущем применять никто не собирается. Хотя некоторые политики в Норвегии, в основном бывшие политики, высказывали более резкие суждения о ситуации, говорили, что все-таки необходимо было применять силу. Но официальная политика такова, что решать эти проблемы мы будем через диалог.

Максим Ярошевский: У жителей Мурманска за эти несколько дней сложилось другое мнение. Говорит корреспондент мурманской газеты Полярная правда Анатолий Коптяев.

Анатолий Коптяев: Если усредненный взять срез общественного мнения, то, в общем, говорят: "Ну, и молодец, наверное". Ситуации похожие возникают почти каждую осень, и это происходит перед заседанием смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству.

Максим Ярошевский: Рыболовецкий промысел в водах Баренцева моря уже давно стал причиной разногласий не только между Норвегией и Россией.

Игорь Кудрик: Что касается вообще всей этой проблематики вокруг Шпицбергена, Норвегия осуществляет управление этими территориями. То есть это норвежская территория, но туда могут приходить и хозяйствовать все страны. Поэтому норвежцы пытаются установить свои квоты, исходя из своего видения устойчивого развития этого региона. Некоторым странам это не нравится, в том числе и России. Не нравится Исландии, не нравится Испании. Передо мной лежит доклад Министерства рыбной промышленности Норвегии, в котором говорится, что превышение квот было за последние три года в размере около 300 тысяч тонн. Это означает, что квоты на ближайшие два года будут уменьшены на 30 тысяч тонн. То есть как бы Норвегия пытается обеспечить устойчивое развитие этого региона, чтобы рыбы хватило всем и хватило следующим поколениям, пытается предотвратить как бы варварское уничтожение рыбных запасов в этом регионе.

Максим Ярошевский: Также норвежская сторона часто заявляет о том, что в России не соблюдают договоренности по квотам на вылов рыбы, процветает коррупция и взятки.

Игорь Кудрик: Они пытаются вместе с Россией наладить сотрудничество по управлению рыбными ресурсами в этом регионе, но это сотрудничество проходит не очень мягко. Первая причина - коррупция. Поскольку распределение квот, превышение квот и так далее - это все происходит постоянно. Найти понимание с российской стороны, что это нужно как-то пресекать и контролировать, норвежское рыбное министерство не может.

Максим Ярошевский: Рассказывает журналист Александр Либерман.

Александр Либерман: Дело не только в коррупции, дело и в неумении договориться по данному конкретному вопросу. Вопрос, действительно, вокруг Шпицбергена - это долгий и трудный вопрос, и наши страны никак не могут согласовать. Никто не хочет уступать, естественно, в данном случае соседу, так как наши рыбаки и в прошлом, и в советские времена (впрочем, так же как японские рыбаки, китайские рыбаки) всегда стремятся превысить квоты. Это, естественно, вопрос прибыли, вопрос денег. Система абсолютно дикая, и все, что происходит и на траулерах, и связано с их припиской, и с тем, на кого они работают.

Может быть, мы узнаем эту правду, может быть, не узнаем с данным конкретным траулером "Электрон", почему он бежал. Там может быть десять тысяч причин, а выяснится еще десять тысяч первая.

Максим Ярошевский: Говорил корреспондент газеты "Время новостей" Александр Либерман.

XS
SM
MD
LG