Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве пройдет пикет в поддержку Михаила Ходорковского


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский, Ян Рунов, Марьяна Торочешникова.

Алексей Кузнецов: На Пушкинской площади в Москве сегодня вечером пройдет пикет в поддержку Михаила Ходорковского. Молодежные оппозиционные движения "Оборона", "Да", "Объединенный гражданский фронт", а также "Союз правых сил" и "Яблоко" приурочили акцию протеста к двухлетию со дня ареста бывшего владельца компании ЮКОС в аэропорту Новосибирска. Как именно собираются выступать молодые оппозиционеры, корреспонденту Радио Свобода Максиму Ярошевскому рассказала координатор движения "Оборона" Ирина Воробьева.

Ирина Воробьева: Это мероприятие устраивает группа поддержки Ходорковского, в нем будут принимать участие такие движения, как "Оборона" и ОГФ и граждане простые. Это мероприятие посвящено тому, что прошло ровно два года с того момента, как арестовали Михаила Борисовича Ходорковского. Посему вечером на Пушкинской площади хотели бы собраться и выразить свое недоверие власти, свое неудовольствие по поводу того, что бизнесмена в нашей стране могут посадить в тюрьму просто так, неправовыми методами доказать его вину, выслать в тот район России, где урановые рудники. Не известно, как там Михаил Борисович будет сидеть и что с ним будет дальше, какое состояние здоровья у него будет, когда он выйдет из тюрьмы.

Будет пикет, на митинг не дали разрешения. Я надеюсь, что там будет много людей, и все они придут со своими плакатами, со своими лозунгами, не просто "Свободу МБХ", а что-то еще, наверное.

Максим Ярошевский: А почему не дали разрешения, как вы считаете?

Ирина Воробьева: Я, честно говоря, не знаю, почему не дали разрешения. Но подозреваю, что на мероприятия, посвященные Михаилу Борисовичу, на митинги просто не дают разрешения. Мне кажется, они боятся, что мы будем ставить музыку какую-то, использовать мегафоны. Потому что уже несколько раз пытались такие мероприятия сорвать некие молодые люди с какими-то футбольными дуделками в руках. Было очень шумно, все их пытались перекричать. Я думаю, что на митинг нам больше не дадут разрешения.

Максим Ярошевский: Вы думаете, что в этот раз точно так же будут как-то пытаться мешать, или вы рассчитываете, что все пройдет нормально?

Ирина Воробьева: Я думаю, что, конечно, кто-то придет, дураков у нас в стране много, проплаченных дураков у нас еще больше. Поэтому, наверное, кто-то придет. Мы постараемся, чтобы все обошлось без провокаций. Я надеюсь, что сотрудники милиции, которые будут присутствовать на этом мероприятии, нам в этом помогут, это их прямая обязанность. Надеюсь, что завтра все пройдет без инцидентов.

Максим Ярошевский: Какие-то плакаты, транспаранты уже подготовлены?

Ирина Воробьева: Как обычно, там будет раздаваться литература о Ходорковском, брошюры, книги, футболки, шарики и так далее. Мы узнали, что в "Детском мире" продается кукла Ходорковского за решеткой, я думаю, что мы по этому поводу тоже что-нибудь напишем, что-нибудь скажем.

Алексей Кузнецов: Кто выиграл от ареста Ходорковского, и чего добились власти? Чем чреват пример Ходорковского для других? Об этом наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов беседует с американским политологом.

Ян Рунов: На вопросы об итогах этих двух лет отвечает директор Никсоновского центра в Вашингтоне, глава исследований в области американо-российских отношений, бывший сотрудник администрации президента Буша Пол Сандерс.

Пол Сандерс: Один человек в тюрьме, другой - в Кремле, значит, очевидно, тот, кто в Кремле - выиграл, а тот, кто в тюрьме - проиграл. Но если говорить более серьёзно, то Путину победа досталась нелёгкой ценой.

Ян Рунов: А что Россия как страна получила от осуждения Ходорковского?

Пол Сандерс: Первое, что могу сказать, теперь стало гораздо яснее, какая роль олигарха в политике приемлема для правительства России при президенте Путине. Что касается узко экономических последствий, то престиж России в глазах инвесторов сильно пострадал, особенно в нефтедобывающем секторе. Однако довольно большая часть российского общества удовлетворена осуждением олигарха, поскольку очень много вопросов вызывало восхождение новой российской экономической элиты, выдвинувшей таких людей, как Ходорковский. Многие россияне были довольны тем, что с Ходорковского сбили спесь.

Ян Рунов: Вы упомянули реакцию западных экономических кругов на процесс над Ходорковским. А что вы можете сказать о реакции политических кругов Запада?

Пол Сандерс: То, что произошло, уже произошло. Многие правительства, включая американское, сначала выражали своё недовольство судом над Ходорковским. Но время для публичного выражения такого недовольства ограничено, если только правительство не считает факт настолько важным, что это играет решающую роль и формирует двусторонние отношения. Мы видим, что большинство государств не придаёт столь большого веса фигуре Ходорковского на политической шахматной доске. История с Ходорковским имела определённые негативные для России последствия, но, в широком смысле, российское правительство сумело их преодолеть. Эта тема больше не стоит в числе главных во время международных обсуждений. Ходорковский - не Анатолий Щаранский, за освобождение которого мир готов был бороться годами. Отчасти виной тому сомнительное прошлого самого Ходорковского. Трудно сделать из него символ оппозиции, когда вызывает сомнение то, как он нажил своё состояние. Но среди наиболее искушённых политических наблюдателей в США и в Западной Европе вопрос вызывает не то, что Ходорковский нарушил какие-то законы, ибо очень трудно судить о российских законах 90-х годов, то есть особого периода в истории России. Вопрос вызывает избирательность российского правосудия при Путине, тот факт, что выделен и подвергнут наказанию именно Ходорковский, и тот факт, что вся судебная процедура была далека от высоких стандартов. Вот что вызывало недоумение и разочарование. Но в то же время, повторяю, из Ходорковского трудно сделать символ невинной жертвы, поскольку у его восхождения сомнительное прошлое.

Алексей Кузнецов: В сентябре суд приговорил Михаила Ходорковского к 8 годам лишения за экономические преступления, а совсем недавно опального олигарха из следственного изолятора "Матросская тишина" доставили в колонию общего режима в Читинской области, где Ходорковский и будет отбывать наказание. Коротко о двух годах дела ЮКОСа рассказывает Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Михаила Ходорковского задержали в новосибирском аэропорту "Толмачово" в ночь на 25 октября 2003 года. Вечером того же дня Басманный суд Москвы санкционировал арест бизнесмена. Самому богатому на тот момент человеку России предъявили обвинение по семи статьям Уголовного кодекса, в частности в мошенническом завладении акциями компании "Апатит", принадлежавшей государству, на сумму 283 миллиона долларов, неуплате налогов и злостном неисполнении решения суда.

Однако не эту дату принято считать началом "дела ЮКОСа". Еще летом 2003 года прокуратура направила Михаилу Ходорковскому "черную метку", арестовав по обвинению в организации убийств руководителя службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина. Но то ли Ходорковский не принял это на свой счет, то ли власти не совсем внятно дали понять, что именно они хотят от главы крупнейшей в России нефтяной компании, но потребовался еще один арест, и 2 июля 2003 года в Москве был задержан крупнейший акционер ЮКОСа, глава НПО "Менатеп" Платон Лебедев. Задержан, а на следующий день и арестован.

Теперь Ходорковский и Лебедев, приговоренные судом к 8 годам лишения свободы, отправлены отбывать наказание в колонии общего режима, Лебедев на север - в Ямало-Ненецкий автономный округ, Ходорковский на юг - в Читинскую область. Но бизнесмены совсем необязательно проведут в этих колониях ближайшие годы. Уже сейчас, по истечению четверти срока, назначенного судом в качестве наказания, у Михаила Ходорковского и Платона Лебедева есть возможность просить о переводе из колонии общего режима в колонию-поселение.

Говорит руководитель правового отдела фонда "Общественный вердикт" Павел Чиков.

Павел Чиков: Здесь есть одно правило из практики, которое ухудшает положение осужденных. Так же, как и при условно-досрочном освобождении, администрация учреждений очень внимательно относится к одному-единственному вопросу: признавал ли вину осужденный на следствии или в суде. Считается, что если человек не признавал вину, то он как бы не встал на путь исправления. Нам известно, что ни Ходорковский, ни Лебедев вину свою не признавали. Поэтому это может служить основанием для отказа, но это будет с точки зрения закона не совсем обоснованный отказ.

Марьяна Торочешникова: О дате же возможного освобождения Михаила Ходорковского и Платона Лебедева говорить и вовсе рано, поскольку Генеральная прокуратура неоднократно заявляла о намерении предъявить бизнесменам новые обвинения.

XS
SM
MD
LG