Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Родственники погибших и пострадавшие в результате терактов обратились с заявлением к Владимиру Путину


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Дмитрий Волчек: Родственники погибших и пострадавшие в результате терактов в театральном центре на Дубровке, Беслане и при подрыве двух самолетов обратились сегодня с заявлением к президенту России Владимиру Путину. Они резко критикуют официальное расследование террористических актов и требуют привлечения международных экспертов. В частности для того, чтобы провести экспертизу, насколько оправданно было применение газа в «Норд-Ост». Продолжит тему корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Родственники погибших в результате террористического акта на Дубровке сегодня огласили результаты собственного расследования событий 3-летней давности. По их мнению, власть не устраивает всестороннее и честное расследование теракта. Светлана Губарева, у которой в Театральном центре погибли муж и дочь, обращает внимание на вопиющие неточности в документах следствия. Одно из них - так и не выясненное, по словам Губаревой, количество погибших от теракта. Свои выводы бывшие заложники, даже спустя три года после трагедии, зачитывают, едва сдерживая слезы.

Немало сомнений у пострадавших вызывает и оказание медицинской помощи сразу после штурма и применение опасного для здоровья людей газа. Данные Светланы Губаревой дополняет член региональной общественной организации "Норд-Ост" Дмитрий Миловидов.

Дмитрий Миловидов: В деле на основании анализа нескольких сотен протоколов допросов заложников определено, что применено спецсредство, действовавшее в течение 10 минут, которое имело цвет, имело запах. Применение этого спецсредства провоцировало террористов на ответные действия, которых, к счастью, не последовало.

Что представляет собой примененное спецсредство с точки зрения Женевской конвенции по запрещению химического оружия? Женевская конвенция допускает государств-участников хранение средств для разгона несанкционированных митингов и беспорядков, повторю, только раздражающие вещества. Здесь применено вещество из класса обездвиживателей. Применение и хранение таких веществ строжайше запрещено Женевской конвенцией. Мы обращались к экспертам как в России, так и за рубежом. Нам дал консультацию профессор из университета Дэвиса. На наши вопросы профессор ответил: "Заложники поражаются двумя факторами: первое - это собственное токсическое поражение организма, второе - непредсказуемое положение тела заложника при его обездвиживании". В течение 2 минут спасатели должны были оказать помощь. Возможно ли это в условиях штурма? Очевидно - нет. Специалисты, работавшие на производствах с подобными веществами, удивляются. Откуда вообще в "Норд-Осте" взялись живые люди.

Михаил Саленков: Светлана Губарева считает, что сотрудникам российской прокуратуры нельзя доверять. Для полноценного расследования необходимо привлечь иностранных специалистов.

Светлана Губарева: Ложь в устах работников прокуратуры при исполнении служебных обязанностей - это не только кощунство, это преступление. Необъективный характер следствия исключает возможность узнать правду о случившемся. Государство и люди, его представляющие не желают признать свой непрофессионализм, ошибки, хамство по отношению к оставшимся живым и родственникам погибших. "Норд-Ост" и Беслан должны стать предметом международного расследования. У таких преступлений нет срока давности.

Михаил Саленков: А вот как прокомментировал приведенные членами организации "Норд-Ост" данные Павел Финогенов, брат погибшего в театральном центре Игоря Финогенова. Выступление Павла стало одним из самых категоричных на общей пресс-конференции пострадавших в результате террористических актов в России.

Павел Финогенов: Полученные материалы ввергли нас в шок. Но еще большим шоком стала позиция органов прокуратуры и суда, фактически пытающихся не допустить к расследованию теракта. Преступные действия отдельных должностных лиц, наверное, возможные в других государствах, но невозможное иное, когда вся система государственной власти пытается скрыть массовое убийство. Они не только необоснованно возлагают на самих террористов вину за гибель наших близких, не только вводят общество в заблуждение о фактических обстоятельствах дела, они фактически покрывают убийц. Они позволяют убийцам и дальше руководить страной и совершать еще более страшные преступления. Вы видели эти преступления уже, к несчастью.

Мы видим, как начинает полыхать весь Кавказ, в том числе это и их вина. Вина того же Васильева, который является убийцей наших близких, который являлся руководителем оперативного штаба, а сейчас возглавляет Комитет Государственной Думы. Убийца отвечает за нашу безопасность на уровне Государственной Думы. По-моему, страшно жить в такой стране. При этом мы вынуждены и должны сказать, что мы осуждаем терроризм и презираем террористов, нападающих на мирных граждан. Но руководство нашего государства оказалось хуже террористов, хуже бандитов и убийц. Они оказались предателями.

Михаил Саленков: Бывшие заложники говорят, что обнаружили десятки неточностей в документах прокуратуры. По их словам, следователи не смогли точно выяснить, даже число захвативших Театральный центр боевиков. По официальным данным в группе Бараева было 40 человек, бывшие заложники говорят о 54 боевиках. Они также обращают внимание и на то обстоятельство, что террористы не стали взрывать зал, как обещали, а даже после начала штурма еще какое-то время вели бой в здании Театрального центра. Напомню, что официальное расследование теракта на Дубровке несколько дней назад было продлено до 19 декабря этого года. По обвинению в пособничестве группе Бараева уже были осуждены несколько человек. По версии следствия приказ о захвате "Норд-Оста" отдал Шамиль Басаев.

В ходе пресс-конференции свои заявления сделали и родственники погибших в результате взрывов на борту самолетов Ту-134 и Ту-154 в августе прошлого года и приехавшие из Беслана матери погибших детей. Представитель общественной организации «Матери Беслана» Элла Кесаева еще раз обратила внимание на то, что российское руководство не делает выводов после террористических актов.

Элла Кесаева: Руководство нашего государства не сделало выводов после "Норд-Оста". "Норд-Ост" кричал, "Норд-Ост" говорил. У "Норд-Оста" есть все доказательства преступления руководства нашей страны. Никто их не слышит, руководство их не слышит. Рядовые граждане ничем не могут им помочь, потому что все решает наше руководство.

Случился Беслан. Повторилось почти тоже самое, прямо под копирку все случилось. Опять не оказали помощь, опять не договорились, опять применили и газ. Самое жестокое было - применили огнеметы. Стреляли танками. Есть десятки свидетелей этому. Мы видели, что зал горел неизвестно от чего. Мы видели, как плавились ткани у заложников. Мы не требуем лично для себя ничего. Мы просим проникнуться и понять, что в Чечне погибали сотни тысяч людей. Мы молчали. "Норд-Ост" - никого не защитили. Кричали - не услышали. Беслан - опять никто не виноват. У руководства нет виновников. У них есть одни награжденные.

Михаил Саленков: В завершение председатель региональной общественной организации "Норд-Ост" Татьяна Карпова зачитала заявление пострадавших от террористических актов в адрес президента России.

Татьяна Карпова: "Владимир Владимирович! Прошло три года. Следствие не нашло тех, кто виноват в гибели людей, но уверено определило значение успешной победы как сохранение авторитета России на международной арене. За годы вашего правления вы четко держите свое знаменитое обещание - мочить в сортире. Видимо, поэтому при терактах главной целью для государства становится убийство всех террористов, не оставляя ни одного в живых, чтобы допросить, чтобы судить по закону, чтобы узнать правду о подготовке теракта. Но самое страшное, что вместе с террористами во время спасательных операций вы мочите ни в чем неповинных людей. Сколько будет жертв, значения не имеет. Поэтому прокуратура не заинтересована в расследовании терактов в полном объеме. Вместе с вами лично оставляет за собой право утверждать и доказывать, что газ был безвредным, что никто от газа не пострадал, что "шмели" не сжигали детей в Беслане, а все погибшие заложники умерли из-за того, что просто сидели в неудобных позах.

Прошло три года. И хотя формально следствие продлено, мы, пострадавшие "Норд-Оста", считаем результаты расследования необъективными и рассматриваем их как нарушение конституционного права на независимое объективное расследование. В связи с этим мы обращаемся к вам с требованием о проведении независимой экспертизы обстоятельств трагедии и ее последствий с участием экспертов из международных организаций. Мы также оставляем за собой право обратиться к мировому сообществу для определения законности и абсолютной необходимости применения спецсредства и ответственности государства за действия его представителей, повлекших масштабную гибель мирных граждан.

Мы требуем доведения доведение уголовного дела по "Норд-Осту", Беслану и всем другим терактам до судебного разбирательства. Мы требуем от вас, президента страны, полного признания и своей личной вины за гибель наших детей, родных и близких и оглашения всей правды истинного преступления. Мы устали жить во лжи. Мы заявляем, что ничто не остановит нас идти дальше в поисках правды.

Михаил Саленков: Это заявление в ближайшие дни будет направлено в адрес президента Путина. Сегодня его авторы собирают подписи под текстом заявления. Каждого, кто разделяет их горе, они призывают прийти и подписаться под письмом к президенту.

В среду утром около Театрального центра на Дубровке пройдет еще одна акция памяти. Именно в этот день, 26 октября, ровно три года назад погибли более ста человек.

XS
SM
MD
LG