Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Нальчике задержаны еще трое подозреваемых в нападении на город


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Андрей Шароградский: В Нальчике сегодня задержаны еще трое подозреваемых в нападении на город 13 октября. Всего на сегодняшний день по подозрению в причастности к нападению задержаны более 50 человек, 26 из них предъявлены обвинения. При этом правозащитники заявляют, что спецоперации по розыску участников бандформирований сопровождаются грубейшими нарушениями прав человека. Тему продолжит мой коллега Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров: Как сообщает информационное агентство «NEWSru.com", из 6-го отделения УБОП Нальчика после суток издевательств выпустили задержанного 23 октября депутата органа местного самоуправления пригорода Хасанья, члена партии "Единая Россия" Рамазана Темботова. Омоновцы задержали его в воскресенье днем и безо всяких объяснений доставили в УБОП Нальчика. Депутат успел сделал звонок знакомым сотрудникам ФСБ, и это, полагает Темботов, его спасло. "Налетели люди в масках, положили, как преступника, с матом. Это позор для меня - ведь к депутату отношение особое, как к защитнику. Меня все знают в селе, - рассказывает Рамазан Темботов. - Меня, по сравнению с другими, можно сказать, не били - водили по кабинетам, подвалам и показывали, что делают с другими задержанными: людей пытают, как в гестапо. Ни адвокатов, ни допросов, просто бьют до смерти, пока не признаются и не покажут на других".

Я связался с руководителем Кабардино-Балкарского отделения движения «За права человека» Валерий Хатажуковым. Насколько соответствуют действительности данные о том, что в ходе зачисток в Нальчике арестовано уже не менее двух тысяч человек? Что происходит сейчас в республике?

Валерий Хатажуков: По всей республике идут такие мероприятия, идут задержания, обыски. Периодически мы получаем информацию о каких-то найденных схронах. Специфика наша заключается в том, что здесь все очень и очень закрыто. Очень сложно получить информацию. Тем не менее, мы знаем, что есть случаи издевательств, пыток, избиений и так далее на допросах. У меня зафиксирован ряд фамилий. Я их назвать пока что не могу, потому что родственники категорически против.

Карэн Агамиров: Опасаются за их жизнь?

Валерий Хатажуков: Да, опасаются за их жизнь. Могу совершенно определенно об этом говорить. Здесь в колонии строго режима два дня продолжалось избиение заключенных, осужденных за уголовные какие-то преступления, которые никакого отношения не могли иметь к тому, что произошло в Нальчике. Они просто исповедуют ислам.

Карэн Агамиров: В какой это колонии?

Валерий Хатажуков: Это колония строгого режима в поселке Каменка недалеко от Нальчика. Другой момент, который постепенно становится центром событий, связанных с нападением на Нальчик, это проблема погибших боевиков, проблема того, что родственники требуют выдачи их тел. Эти пикеты продолжаются каждый день. Они проходят возле Дома правительства, возле прокуратуры, потом перемещаются к моргу. Из этого пикета рассказывают совершенно жуткие вещи о том, в каком положении находятся эти тела. Они свалены в кучу. Когда они идут опознавать, что там уже появились запахи и так далее.

Карэн Агамиров: Это погибшие во время...

Валерий Хатажуков: Это погибшие боевики. Хотя среди них могут быть и не боевики. Если еще недавно публично говорили, что не нужно выдавать тела, то сейчас публично об этом уже никто не говорит. Общественное мнение склонно к тому, что нужно отдать тела боевиков. Потому что в любом маленьком обществе все друг друга знают. И на той, и на другой стороне погибли местные жители. Уже есть какой-то раскол. Даже родственники погибших сотрудников правоохранительных органов, знакомые говорят, что тела нужно отдать. Если не отдать тела, это наоборот может усугубить ситуацию.

Карэн Агамиров: Валерий, люди, которых вы пока не можете назвать, которые пострадали, над ними издеваются, к ним какие претензии у правоохранительных органов?

Валерий Хатажуков: Те люди, о которых я говорил, они точно в нападении не участвовали. А их допрашивают, выбивают какие-то показания. Люди боятся.

Здесь еще одно обстоятельство. Дело в том, что практически не осталось никаких институтов гражданского общества. Они были как бы уничтожены.

Карэн Агамиров: Завершил грустный пейзаж зачисток в Кабардино-Балкарии руководитель местного отделения движения «За права человека» Валерий Хатажуков.

XS
SM
MD
LG