Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве проходят пикеты в поддержку Виталия Калоева


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Фролов.

Дмитрий Морозов: В Цюрихе во вторник начался суд по делу жителя Владикавказа Виталия Калоева, который обвиняется в убийстве авиадиспетчера швейцарской компании "Скайгайд" Петера Нильсена. В авиакатастрофе над Боденским озером, в которой многие винили именно Нильсена, Калоев потерял жену и двоих детей. Он был задержан через день после убийства. Некоторое время подозреваемого содержали под охраной в одной из клиник в пригороде Цюриха, затем перевели в тюрьму.

В Москве напротив здания посольства Швейцарии в эти дни проходят пикеты в поддержку Виталия Калоева.

Мой коллега Михаил Фролов побеседовал со Светланой Гацоевой, организатором пикета.

Светлана Гацоева: Нам определили четко время, с 11 до 14, ровно в два нас начали, так скажем, разгонять. Наше присутствие там действуем им на нервы. Определенные условия были - 50 человек, ни больше, чтобы мы не освещали это чересчур широко. Видимо, народ чего-то боится.

У нас не было митингов, потому что мы считаем, слова - это лишнее. Мы не просим от них ничего, мы знаем, что от них ничего не дождешься. Мы делаем это для себя и для Виталия Калоева, для всех его родных, близких. Он наверняка знает, он знает, что все приехали, все поддерживают и в Осетии, и в Москве. Я думаю, что это дает ему силы.

Михаил Фролов: Какого результата вы хотели бы добиться?

Светлана Гацоева: Никакого. Мы знали, что это не принесет никакого результата. Поддержку. От посольства мы ничего не ждали, так мы и думали. Потому что к нам никто не вышел. Мало того, в конце голову просунули в двери, чтобы взять то письмо, которое с собой из Уфы привезли родители погибших детей, и то они сами настояли, они уже звонили в двери, чтобы открыли. Бог им судья.

Михаил Фролов: Вы следите за тем, как идет процесс в Цюрихе?

Светлана Гацоева: Только по средствам массовой информации. Все мобильные телефоны отключены у всех, с кем мы держим связь. В перерывах звонили, но пока еще дискуссии продолжаются, ничего конкретно известно не было. Одно ясно - его пытаются вывести из себя, это сказали все, кто был на процессе. Я думаю, тут столько адвокатов, в принципе они могут спасти положение.

Михаил Фролов: Родственники Виталия Калоева хотели бы, чтобы после вынесения приговора он отбывал наказание в России или в Швейцарии?

Светлана Гацоева: Конечно в России. Самое главное, чтобы Виталия Калоева вернули на родину, пусть даже в качестве отбывания наказания. Это, я думаю, облегчило бы многим жизнь. То, что это убийство, это еще не доказано.

Михаил Фролов: Но он признает, что он пошел встречаться с этим диспетчером.

Светлана Гацоева: Да, эта информация не скрывается.

Михаил Фролов: Зачем он пошел?

Светлана Гацоева: Я думаю, что и вы бы захотели встретиться с человеком, который убил ваших детей.

Михаил Фролов: Он обсуждал это как-то с родственниками своими?

Светлана Гацоева: Нет. Он человек очень скрытный и, зная о том, что мы все его жалели, он старался не подавать виду. Это у него плохо получалось, но, тем не менее, не делился. Единственное мы знали, он и в прокуратуре был, и в "Скайгайд" ездил, эти места он посещал неоднократно. Так сильно хотел встретиться, что даже... Как говорят, скрывали диспетчера. Я думаю, это сделал бы каждый нормальный человек, посмотреть в глаза тому человеку, кто совершил такое преступление.

XS
SM
MD
LG