Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве прошла акция памяти погибших в Театральном центре на Дубровке


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Михаил Фролов: В Москве сегодня прошла акция памяти 130 погибших в результате теракта в Театральном центре на Дубровке. 23 октября 2002 года боевики группы Бараева захватили более 900 человек и удерживали заложников в течение трех дней. В результате штурма 26 октября большая часть заложников была освобождена, террористы уничтожены. У Театрального центра на акции памяти погибших побывал корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков. Михаил Саленков: Третий год подряд 26 октября на ступенях Театрального центра на улице Мельникова около фотографий погибших стоят свечи, лежат цветы и венки. Сегодня акция памяти началась с реквиема по погибшим. Школьники из близлежащих школ возложили к фотографиям сделанных из бумаги белых журавликов. Потом - минута молчания, которая прошла под звук метронома. В это же время в воздух были выпущены 130 голубей.

После минуты молчания вспомнили каждого из погибших, организаторы акции записали своеобразное обращение к ним: простите, нас, что не уберегли, простите, нас, что не спасли.

Над площадью перед Театральным центром прозвучали все 130 имен и фамилий. После чего председатель региональной общественной организации "Норд-Ост" Татьяна Карпова, мать погибшего сына, зачитала заявление в адрес президента России.

Татьяна Карпова: Личного признания вины господина Путина за совершенные теракты. В годы его правления только на территории Москвы произошло 16 терактов. Жертвы есть в каждом теракте. За Беслан и "Норд-Ост" мы вообще простить никогда президента не сможем.

Второе наше требование. Мы требуем отставки его окружения, его кабинета, которые дезинформируют Путина. Он вынужден говорить, что он не знает ни о "шмелях", ни о танках, ни о газе-убийце. Мы требуем также, чтобы прокуратура довела расследование до конца, чтобы для "Норд-Оста" и Беслана провели независимое расследование.

Михаил Саленков: Под заявлением в адрес президента авторы письма, пострадавшие от терактов на территории России, сейчас собирают подписи, и просят поставить свою каждого, кто разделяет их горе и чувствует солидарность.

На акцию памяти 130 погибших при штурме Театрального центра приехали и пострадавшие в результате теракта в самолетах Ту-134 и Ту-154, представители организации "Взорванные судьбы".

Представительница организации "Взорванные судьбы": Объединились. Это нам помогает бороться за то, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы были найдены и наказаны виновные в том, что погибло такое огромное количество людей. Жизнь другой смысл приобрела после всех этих трагедий.

Представительница организации "Взорванные судьбы": Я хотела бы пожелать, чтобы матери больше не хоронили своих детей. Это очень тяжело для матери.

Михаил Саленков: Была у Театрального центра на Дубровке и делегация "Матерей Беслана". Говорит Рита Седакова.

Рита Седакова: Это тоже будет долг памяти. Я думаю, что должны об этом знать все. Думаю, что все-таки будут наказаны все, кто должен был взять ответственность на себя за эти события, за эти судьбы, рано ушедшие. Это тоже послужит укреплению мира.

Михаил Саленков: Родственники погибших и бывшие заложники вспоминают события трехлетней давности. У Екатерины Толмачовой в октябре 2002 погиб 27-летний брат.

Екатерина Толмачова: Ему не была оказана помощь. Его отец пережил всего на несколько месяцев. Мать стала инвалидом. За это никто не ответил, как никто ни за Беслан не ответил, ни за взрывы домов. Мы просто хотим, чтобы у остальных людей все было хорошо, чтобы не боялись ни детей в школу отпускать, ни ходить в театр, чтобы кто-то за это отвечал.

Михаил Саленков: Родственники погибших обращают внимание и на не очень заботливое отношение к ним властей. О событиях тех дней вспоминают Анна Николаевна, Александр Якубенко и Екатерина Гринберг. Во время нашего разговора с Анной Николаевной Екатерина подошла и спросила у нее, где сидели ее родные. Она разыскивает людей, которые находились в те часы рядом с ее матерью, погибшей.

Анна Николаевна: В первый год нам дали с боем путевки. Дочь не могла поехать. Отправили меня, доказывали, что я не пострадавшая. Понимаете, я не пострадавшая, когда у меня там трое было! У меня внучка там была 10-летняя и двое детей - сын и дочь. Все живы.

Михаил Саленков: А помните, как узнали об этом?

Анна Николаевна: Все помню. У меня внучка пошла с подругой. Когда изначально захватили, позвонила мама подруги и сказала, что наши дети в заложниках. Я стала звонить, узнавать. Приехали сюда ночью. Я забирала ее часов в 12. Ей было 10 лет. А дети были там до конца. Все трое суток были там.

Екатерина: А вы не знаете, где они сидели?

Анна Николаевна: Они сидели, если смотреть на зал, с левой стороны ближе к выходу.

Екатерина: Где-то рядом с нашей мамой. Мы никого не можем найти. Мы в Интернете постоянно передавали информацию. Мы никого не можем найти до сих пор. Я пересматриваю кассеты, съемки. Нет этих людей и все. Один то ли из "Альфы", то ли из спецслужб сказал, что не повезло тем, кто сидел в последних рядах партера. Потому что там под балконом шли коммуникации, где выпускали газ. Он никуда не уходил. Им просто досталась большая концентрация. Этот спецназовец сказал, что просто достались несчастливые места. У меня погибла мама, а я не знаю, от чего она погибла, и где она погибла. Я нашла ее на третьи сутки в морге.

Пострадавший: Наша мама здесь погибла. Где-то около 8 она мне позвонила и сказала, что зашли люди с автоматами, нас захватили в заложники, звони в милицию, вызывай. Я сначала не поверил. Позвонил в милицию. Там мне сказали, что уже вызвали. Тут же сюда приехали. Здесь еще даже оцеплено не было. Но уже появлялись милиция, ОМОН. Потом уже все оцепили.

Михаил Саленков: В завершение памятной акции у стен Театрального центра на Дубровке прошла панихида по погибшим.

XS
SM
MD
LG