Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Родственники пострадавших от теракта в Беслане проводят пикет у здания Генеральной прокуратуры


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.

Никита Татарский: Сегодня в Москве у здания Генеральной прокуратуры родственники пострадавших от теракта в Беслане проводят пикет. Таким образом они выражают недоверие Генпрокуратуре по поводу официального расследования трагических событий сентября прошлого года. О целях пикета накануне его проведения моей коллеге Любови Чижовой рассказала одна из его участниц Элла Кесаева.

Элла Кесаева: Мы хотим выразить этим свое недоверие Генпрокуратуре, мы выражаем недоверие Шепелю. Это не возымело никакого действия. Женщины ездили к Путину за правдой, тоже прислал Колесникова, еще хуже результат. Расследования как никакого не было, так и нет. Свидетельские показания не учитываются.

Любовь Чижова: Почему вы не довольны результатами официального расследования этой трагедии?

Элла Кесаева: Потому что не признают те факты, которые есть. По доводам Колесникова, все действия военных были правомочны. И "шмелями" стреляли - это все по закону, и танками стреляли по закону. Детей не спасли - тоже это было правомерно. Все у них чисто, все хорошо, все нормально. Дети погибли, 331 погибший - и все это нормально, нет никаких виноватых. Только Кулаев, единственный уцелевший террорист, и два милиционера не совсем рядовых по Правобережному району - начальник РУВД и зам его, и все.

Любовь Чижова: Почему Генпрокуратура придерживается именно этой версии?

Элла Кесаева: Потому что, если обнародуется правда, полетят многие головы, снимут и, может, даже уголовные дела заведут на самом высоком уровне. Покрываются именно вот эти высокие чины.

Любовь Чижова: Элла, кто, по-вашему, должен ответить за эту трагедию?

Элла Кесаева: Я бы хотела объективного расследования, я бы хотела, чтобы все было по закону. Наших детей не спасли, наших детей должно было защитить государство и не защитило. И случилось то, что случилось. А теперь получается, что никто не виноват. Но так же не может быть. Государство должно было спасать их, а не стрелять "шмелями" и танками. Самая большая в этом ошибка государства, что не говорят людям правду и не делают выводы. Выводы из "Норд-Оста" не сделали - повторился Беслан, выводы из Беслана не сделали - Нальчик опять. Что будет дальше? Страшно подумать, потому что власть не делает выводы и не говорит правду, покрывает ошибки. Люди, которые стоят у власти, крайне некомпетентны и безответственны. Человеческая жизнь для них ничего не значит.

Любовь Чижова: Чем занимается сегодня ваш комитет и каковы результаты вашего собственного расследования этой трагедии?

Элла Кесаева: Результаты такие, что власти виноваты. У нас масса свидетелей говорят о том, что первый взрыв был спровоцирован федеральными властями, что детей во время не спасали, и пожар был спровоцирован огнеметами. 2 часа пожарников вообще не было. Они погибали. За 40 минут никто не подошел, кроме наших мужчин бесланских. 40 минут даже "Альфа" не подошла к школе. Самые эти трагические 40 минут, никто их не спасал, кроме наших, как сейчас их называют, ополченцев. Это не ополченцы, это наши братья, это наши близкие, это мужья, это отцы. Вот эти люди спасали.

Любовь Чижова: Собираетесь ли вы объединяться с другими пострадавшими в российских терактах?

Элла Кесаева: Мы будем, как говорится, не объединяться в одну организацию, пока этот вопрос для меня нов и я пока думаю об этом… Я знаю, что такая информация просочилась. Кто ее выдумал, я даже не знаю, честно говоря. Но я думаю, что пока мы не готовы к этому, но то, что мы вместе должны быть в своей борьбе за правду, это однозначно.

Любовь Чижова: Как вы думаете, будет какая-то реакция властей на ваш сегодняшний пикет?

Элла Кесаева: Я не думаю, что резко они как-то на это откликнутся, потому что из этой страшной трагедии они не сделали выводы и ничего не говорят нам, еще покрывают все свои преступления, всю свою безответственность. Я не думаю, что они так сильно отреагируют на это. Но мы, общественность, должны информировать о том, что ничего не делается. Люди должны знать, что случился Беслан, про Беслан они знают, но про то, что ничего не делается и какое у нас руководство, народ России должен знать.

Любовь Чижова: Каковы ваши дальнейшие действия? Если говорить про комитет, чем вы собираетесь заниматься дальше, если власти вас вообще не слушают?

Элла Кесаева: Я сейчас вхожу в новую организацию "Голос Беслана" и чем она будет заниматься, я могу прокомментировать. Будет добиваться объективного расследования. Все, что можно сделать, мы будем делать в законном порядке, все будем использовать. А что другое нам остается? Больше ничего другого не остается.

Виктор Нехезин: Организаторы акции, "Матери Беслана", пытались выразить недоверие генпрокуратуре и лично заместителю генпрокурора Владимиру Колесникову за необъективное расследование трагедии в Беслане. Сотрудники прокуратуры к пикетчикам не вышли, зато приехал наряд милиции, который задержал митингующих за нарушение правил пикетирования.

Максим Ярошевский: К зданию Генеральной прокуратуры "Матери Беслана" и несколько членов региональной общественной организации "Норд-Ост" пришли с плакатами и фотографиями родственников, погибших во время терактов. Своими транспарантами они практически загородили главный вход в здание. "Путин, Патрушев, Нургалиев, к ответственности за кровь детей" - этот плакат член Комитета "Матерей Беслана" Элла Кесаева написала непосредственно перед входом в здание прокуратуры.

Элла Кесаева: Кто увидел глаза мертвого ребенка, не будет больше молчать, будет кричать. Я не могу спокойно забыть это и сделать вид, как будто ничего этого не случилось. Ответственные должны быть, виновные должны быть. Погибли дети. Надо кричать! Весь мир должен кричать и говорить: как же так, детей не спасли, никто не виноват! Не сделали вывод, и второй раз может это случиться. Хорошо в Нальчике дети не попали, а ведь могли попасть. Не было никакой гарантии. Там тоже погибли невинные. Этому надо положить конец. Если не мы, то кто!?

Максим Ярошевский: Поводом пикетировать именно Генпрокуратуру стало заявление Владимира Колесникова. 20 октября он выступил на пресс-конференции во Владикавказе, и из его слов "Матери Беслана" сделали вывод, что следственные органы не собираются искать виновных, а наказаны будут только местные сотрудники министерства внутренних дел. Говорит Альма Хамецева, потерявшая в бесланской школе дочь...

Альма Хамецева: Почему они, во-первых, людей обманывают, что никто не виноват. А кто же тогда виноват? Для чего ФСБ, для чего МВД, для чего нам президент, для чего нам был в Северной Осетии наш президент? Тогда пусть не будет их, и мы будем знать, что никто не в ответе. Фактически даже сейчас у нас незащищенные школы, дети, люди, мы даже не знаем, когда могут туда зайти и опять что-то может быть. А как детям объяснишь? Они, например, боятся идти в школу. У нас никогда такого не было. У нас в школе был политический теракт. Это даже не теракт, это было уничтожение родителей с детьми. Три дня их продержать, даже воду им не давать, это никто даже не поймет, потому что они были в таких условиях, что это даже нам самим бывает плохо, родители даже своими слюнями детей... чтобы им как-то легче было. Представьте, это что такое.

Максим Ярошевский: Спустя 20 минут после начала пикета к зданию Генпрокуратуры подъехал наряд милиции. Оказалось, что у организаторов акции нет уведомляющих документов для проведения митинга. На все просьбы подождать человека с бумагами и позволить продолжить пикетирование, сотрудники правопорядка отреагировали отказом, а на возглас Альмы Хамецевой «за что убивали наших детей?» старший лейтенант милиции ответил: если убили, то по закону. В итоге, заместитель начальника милиции по общественной безопасности Сергей Медяников пикет "Матерей Беслана" прекратил. Сергей Медяников: Если вы откажетесь сейчас проследовать в ОВД Тверского района, это будет неповиновение законным требованиям сотрудников милиции на прекращение данного мероприятия, пикета. Несанкционированный пикет. Собирайте, пожалуйста, плакаты. У вас нет бумаги, чтобы здесь стоять, женщины. Убираем, сворачивайте это все.

Максим Ярошевский: Всех участников пикета у Генпрокуратуры отвезли в Тверское отделение внутренних дел. Журналистов в отдел не пустили, а на вопрос «за что задержали женщин?» милиционеры ответили: за нарушение правил проведения пикетов и митингов.

Виктор Нехезин: И как только что сообщил "Интерфакс", все участники пикета уже отпущены и никого из них не привлекли к административной ответственности.

XS
SM
MD
LG