Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Отто Лациса


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие журналист Алексей Панкин.

Арслан Саидов: В Москве на 72-ом году жизни скончался известный российский журналист Отто Лацис. В середине сентября он серьезно пострадал в автокатастрофе в Подмосковье. Лацис был одним из ведущих журналистов России в постсоветскую эпоху, он сотрудничал с "Известиями", "Русским курьером", "Московскими новостями" и другими центральными изданиями. В последнее время был обозревателем газеты "Новые Известия".

Об Отто Лацисе мы говорим с редактором Отдела мнений газеты "Известия" Алексеем Панкиным. Алексей, у вас в газете на полосе "Мнения и комментарии" выходит рубрика "Известинец всегда", где бывшие известинцы вспоминают свою газету. В ней наверняка участвовал и Отто Лацис.

Алексей Панкин: Да, он действительно участвовал. И действительно, я считаю одним из подвигов нынешней газеты, потому что Отто Лацис очень тяжело уходил из "Известий", где он был одним из известинских звезд, я бы сказал, известинских институтов. Но где-то в 1997 году произошла смена собственника, с которой Лацис не примирился, и тогда он и группа известинских звезд из газеты ушли. И вообще говоря, было очень тяжело заманить его назад в газету, он категорически отказывался, и для нас, для известинцев нынешних, было делом чести сделать так, чтобы Лацис к нам вернулся. И он к нам вернулся, он написал сравнительно недавно совершенно замечательную статью о своей работе в "Известиях" еще в коммунистические времена, о том, как его подвергали цензуре, о том, как он этой цензуре сопротивлялся. Так что, в общем, если в это грустное время что-то можно сказать, то просто очень хорошо и для "Известий", и для памяти Лациса, что вот такое воссоединение снова произошло. Потому что это совершенно необыкновенный человек и, конечно же, журналист.

Арслан Саидов: Алексей, я знаю, что в последнее время вы вместе с Отто Лацисом работали в жюри конкурса "Журналистика как поступок". Интересно, как Отто Лацис оценивал состояние современной журналистики, что он говорил об этом?

Алексей Панкин: Вы знаете, работать в жюри такой премии - это большое счастье. Когда ты определяешь свою задачу - дать премию за журналистику как поступок, понятно, что буквально со всей страны стекаются материалы, тексты, которые реально являются поступками. И я бы даже сказал, что и для Лациса, в том числе, как самого опытного среди нас, самого битого жизнью, вот это вот прикосновение на фоне того, во что превратилась нынешняя журналистика, раздираемая, с одной стороны, конформизмом, а с другой стороны тем, что я называю гламуром, получать тексты, в которых журналисты помнят о своей миссии, о защите простых людей, о борьбе за справедливость, - конечно, я думаю, что для него это было реальное счастье.

XS
SM
MD
LG