Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На 96-ом году жизни скончался всемирно известный немецкий модельер Анна Бурда


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.

Андрей Шароградский: В Германии на 96-ом году жизни скончался всемирно известный немецкий модельер, издательница модных журналов Анна Бурда.

Юрий Векслер: Ее называли королевой выкроек, и она как никто другой повлияла на представления немецких женщин 50-60-х годов о модной одежде и стала одной из символических фигур немецкого экономическофо чуда. Она родилась 28 июля 1909 года в Оффенбурге в семье машиниста локомотива. С детских лет ей была известна нужда и бедность, наверное, поэтому понимание жизни простых людей никогда ее не покидало. В 1930 году она познакомилась с издателем Францом Бурдой и год спустя вышла за него замуж.

Свою карьеру она начала в возрасте 40 лет, уже будучи матерью троих детей. В год образования ФРГ муж приобрел для нее небольшое на грани банкротства издательство журналов мод с 48 сотрудниками. Через год вышел первый номер журнала "Бурда Мода". Анна Бурда говорила.

Анна Бурда (архив): Мой муж при преобразовании издательдства не оказывал мне непосредственмной помощи, я ее и не хотела. Но он, всегда находясь рядом, был для меня гарантом того, что ничего серьезного мне угрожать не может.

Юрий Векслер: Находясь под надежным прикрытием, Анна Бурда продемонстрировала истиный предпринимательский талант. Она постепенно превратила издательство в самое крупное в мире издательство журналов мод.

Анна Бурда (архив): Моей идеей было и оставалось создавать моду для женщин, у которых есть потребность в модной одежде, но не хватает средств покупать то, что им хотелось бы. И я предлагала не вечерние туалеты, а то, что можно носить в любой ситуации.

Юрий Векслер: Женщины во многих странах узнавали из журнала "Бурда", что и как они должны шить, носить и даже готовить своим мужьям, так как составной частью журнала стали и рецепты приготовления пищи. В 1987 году в бывшем СССР журнал "Бурда" стал первым западным изданием на русском языке - это была сенсация. Но Дом Бурды в России также оказался и остается поныне успешным.

До своего отхода от дел в 1995 году Анна Бурда за 45 лет своей деятельности сумела создать медиа-империю, она поровну разделила дело между тремя своми сыновьями, двое сразу же продали свои части младшему брату Хуберту, успешно развивающему семейное дело. К моменту передачи издательства его оборот составлял почти 90 миллионов евро . Сам ставший основой империи журнал продается сегодня в Германии тиражом 330 тысяч экземпляров. Общий тираж журнала, выходящего на 16 языках в 90 странах, - 1,7 миллиона экземпляров.

На праздновании 96-летия матери Хуберт Бурда сказал о ней.

Хуберт Бурда: В ней многое остается загадкой для других. Родившись в бедной семье, она не закончила гимназию и не получила высшего образования. Но при этом, что за удивительный источник энергии! И, оглядываясь на достигнутое, она может, я думаю, считать свою жизнь счастливой и удавшейся.

Юрий Векслер: По поводу своего долголетия Анна Бурда говорила: "Стареть предписано Богом, но оставаться молодым - одно из искусств жизни.

Анна Бурда (архив): Я хочу раскрыть вам один секрет. Это работа, когда она тебя всецело заполняет и ты отдаешься ей с восторженностью, - вот, пожалуй, один из ключей к тому , чтобы долго оставаться жизнеспособным.

Андрей Шароградский: Анна Бурда была законодательницей и советской моды эпохи развитого социализма. О феномене госпожи Бурда в СССР моя коллега Марина Катыс беседовала с модельером Еленой Супрун.

Елена Супрун: Я полагаю, что для многих женщин в 80-е годы это была палочка-выручалочка, потому что она выпускала журналы с выкройками, женщины их покупали, а у нас же нечего было совершенно носить в то время, сами себе все шили, и госпожа Бурда сделала большой вклад, во всяком случае, в развитие наших русских женщин, у которых было очень мало информации о том, что творится в мире моды. Я полагаю, что она внесла просто огромный вклад в развитие культуры, как женщина должна одеваться.

Марина Катыс: Повлияло ли это как-то на современных молодых модельеров? Я имею в виду те течения в моде, которые отражала госпожа Бурда.

Елена Супрун: Я не знаю, как это повлияло, но к журналам были приложения, в которых были офигительные конструкторские выкройки, которые были идеально сконструированы по концепции моды того времени, и многие женщины, которые умели шить, могли воспользоваться этими выкройками и потом носить вещи, которые были идеально сложные конкретно на фигуру, потому что это были идеальные выкройки. Я не знаю, повлияла ли она на мировоззрение, потому что дело в том, что 80-е годы - это был такой немецкий период, когда были банты на попе, огромные лаковые сапоги, все сверкало, блестело, и это была немецкая мода, именно в 80-е годы.

Марина Катыс: Если говорить о современной России, возможно ли появление в современной России такого журнала мод, именно с выкройками, для того чтобы женщины сами могли шить себе туатлеты, который завоевал бы себе популярность, сравнимую с журналом "Бурда" 80-х?

Елена Супрун: Я полагаю, что да, потому что у нас тоже раньше был журнал мод с выкройками "Силуэт". Он, правда, был в Томске, но тогда это был СССР, и я полагаю, если бы кто-то этим занялся, то это было бы возможно. Если иметь хорошего конструктора и пару хороших дизайнеров, то такой журнал спокойно можно было делать в России.

Марина Катыс: Почему империя госпожи "Бурда" занялась именно пропагандированием того, чтобы женщины шили себе сами? Почему это не было готовое платье?

Елена Супрун: Когда человек делает что-то руками, это уже немножко другое. Потом, не все могут себе позволить пойти к дизайнеру, позволить себе потратить большие деньги, чтобы купить дизайнерское платье. У кого-то нестандартная фигура, и они не могут купить себе готовое. Или просто не хотят покупать готовое, а хотят что-то сами сконструировать и придумать, и они придумывают для себя что-нибудь красивое. Мне кажется, что это очень хорошо.

Марина Катыс: С вашей точки зрения, феномен госпожи Бурда, которая покорила, во всяком случае в СССР, всех женщин, - это характерно для 80-х годов? Или были какие-то другие модельеры, которые были столь же популярны именно у широких масс?

Елена Супрун: Вы знаете, она не была особо модельером, она была просто конструктивным человеком, который придумал очень хорошую идею. У нее были свои конструкторы, свои дизайнеры. Она не есть модельер, она просто придумала очень хорошую вещь вовремя и в свое время, за что ей большое спасибо.

Андрей Шароградский: О феномене журнала "Бурда" в Советском Союзе конца 80-х и о личности хозяйки журнала Марина Катыс побеседовала также с парижским историком моды Александром Васильевым.

Александр Васильев: Это был единственный журнал, который выпускался в те годы, и конечно, его загранистость, германистость определяла то, что советские женщины стремились купить его. Хотя, на мой взгляд, огромного влияния журнала "Бурда" на сознание мировых модниц я никогда не наблюдал. Я нахожу, что это великолепный, замечательный журнал для домохозяек, но домохозяек немецкого склада, для тех, кто любит рукодельничать, для тех, кто любит вязать, кто, наконец, любит готовить, потому что тема фартука, темы халата, темы домашнего платья всегда присутствовала.

Это журнал для людей среднего социального статуса и для тех, кто не любит рисковать. Госпожа Бурда всегда пропагандировала буржуазные ценности в своем журнале: стабильность, адекватность идей, побег от модных идей даже был более характерен ему, нежели другим журналам глянцевого издания. "Бурда" похож порою на немецкие каталоги замечательные фабричной одежды, такие как "Quelle", которые великолепным образом подчеркивают статусность и приличие каждой женщины, которая готова одеться в одежду для каждого дня.

Марина Катыс: Но почему журнал "Бурда" завоевал такую огромную популярность в СССР?

Александр Васильев: Потому что он был первым. Он, безусловно, пришел до того, как Россию в 90-е годы покорил "Космополитен", до того, как здесь вышел "Хартерс базар", "Вог", "Эль" и масса других журналов, которые сейчас главенствуют в умах. "Бурда" опередила всех, и именно в скорости подачи этого продукта западного мира на советские рынки и кроется причина великолепного успеха именно этого журнала в России, который затем, к сожалению, пошел на спад. И сейчас люди, занимающиеся модой, конечно же, предпочитают глянец первого звена.

Марина Катыс: Сравнима ли популярность журнала "Бурда" и госпожи Анны Бурда в СССР с тем, насколько этот журнал был популярен в Германии?

Александр Васильев: Думаю, что да, потому что "Бурда" есть и во французском издании. Это журнал не для всех женщин. Это журнал для буржуазных женщин, которые хотят прилично, но скромно одеться в согласии с мировыми тенденциями, не слишком забегая вперед. Ничего буржуазного на рынке в эпоху перестройки не существовало. А "Бурда" олицетворяла тот порядок, к которому стремилась Россия и до сих пор даже не пришла и в 2005 году.

Марина Катыс: Можно ли говорить о том, что журнал "Бурда" оказал большое влияние на формирование и вкусовых, и мировоззренческих тенденций в СССР в 80-е годы?

Александр Васильев: Я уверен, что это так. Вкусы к ярким цветам, сочетание черного и бирюзового, черного и розового, черного и желтого ярко прошли в этом журнале Анны Бурда. И домохозяйки - это великолепный, блестящий рынок, на который можно работать и который будет всегда нас кормить, поить и одевать, если к нему относиться хорошо. Я бы сравнил популярность журнала "Бурда" в 80-е годы с популярностью канала "Домашний" сегодня. Это приблизительно один и тот же сегмент людей.

Марина Катыс: Вы хотите сказать, что и по качеству это приблизительно один и тот же уровень?

Александр Васильев: Я бы сказал, что это недалеко.

Марина Катыс: А если говорить о влиянии журнала "Бурда" на формирование вкуса молодых модельеров в СССР в 80-е годы, оказал ли он какое-то влияние?

Александр Васильев: Те модельеры, которых я знал и с которыми я встречался в эти годы, когда я стал приезжать в Россию, а впервые меня впустили в 1990 году, никто этот журнал из модельеров не читал вообще. Они хотели прочесть французский "Вог", итальянский "Вог", они хотели увидеть "Эль", они хотели увидеть "Гламур". Они хотели увидеть настоящие иностранные издания, не журнал "Сделай сам". Все-таки "Бурда" - это немецкий эквивалент журнала "Работница". Именно вот это отсутствие модной экстравагантности и определяло в больших чертах журнал "Бурда" по отношению к другим изданиям.

XS
SM
MD
LG