Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Франция надеется, что холода разгонят бунтовщиков по домам


Дмитрий Савицкий

Хотя волнения во Франции идут на убыль, о полном замирении бунтующих пригородов говорить не приходится. Политики и общественность не слишком доверяют введенным правительством чрезвычайным мерам, полагаясь больше на природу, и костя зловредных иностранных комментаторов

Третью ночь подряд беспорядки идут на убыль. Автомобилей поджигается меньше, а своим правом вводить комендантский час (об этой чрезвычайной мере, не применявшейся в континентальной Франции после мировой войны, много и охотно рассуждали комментаторы) воспользовались власти всего пяти административных районов.

Центром волнений минувшей ночью стала южная Тулуза, спорадические столкновения с силами правопорядка произошли в остальных частях страны. Однако в самом Париже, откуда и пошла гулять по стране поджигательная зараза, было относительно спокойно.

Полиция насчитала "всего" 394 сожженных за ночь автомобилей (в воскресенье было 1400). 120 иностранцев, изобличенных в подстрекательстве к беспорядкам, будут, по словам обнародовавшего эту информацию министра внутренних дел Николя Саркози, немедленно высланы.

Беспорядки во французских городах пошли на вторую неделю, и уже можно делать некоторые предварительные выводы и наблюдений. Некоторые из них весьма удивительны. К примеру, самым невероятным образом французские политики, полицейские, пожарные, врачи "скорой помощи", и те жители пригородов, что активно выступали против беспорядков, - все они надеются на то, что окончательное улучшение ситуации, замирение, придет вместе с проливными дождями и холодом.

Но до настоящих дождей (а тем более морозов, которые в Западной Европе в связи с глобальным потеплением стали редкими гостями) еще далеко. И если в центральной Франции и вправду похолодало, то не настолько, чтобы окончательно обескуражить бунтующую молодежь.

Еще одно важное наблюдение - в этот трудный момент вдруг куда-то подевались все знаменитые ораторы республики. Бернар Анри-Леви, Андре Глюксман, Паскаль Брукнер (если говорить о давно состарившихся "новых философах"), равно как такие обычно активные общественные и политические деятели, как Бернар Кушнер, не спешат в эти смутные дни утешить или как-то наставить публику.

Телеканалы если и уступают этим вдруг затаившимся властителям дум, то совсем ненамного. Новости, само собой, посвящены горящим пригородам, но ни одной дискуссионной передачи, ни одного "круглого стола" до 12-го дня беспорядков так и не было организовано.

И, наконец, любопытно неожиданно пристальное внимание французских СМИ к тому, как остальная мировая пресса освещает события во Франции.

Французы недовольны тем, что CNN, Би-би-си, немецкое, японское, арабское, даже российское телевидение показывают горящие пригороды и комментируют происходящее.

"Они утверждают, они задают вопросы, они иронизируют. Горит ли Париж? Неизбежен ли взрыв? Французская модель интеграции в финальной фазе? Жак Ширак не справляется с ситуацией? Вот что мы можем нынче прочитать, увидеть или услышать на фоне горящих машин, - размышляет политический аналитик новостного телеканала LCI Жан-Франсуа Рапию. - Каков сегодня образ Франции за границей? Нет ли здесь, в анализе наших соседей, сведения счетов? Франция, самая посещаемая туристами страна, не вызывает ли она теперь страх? Не бойкотируют ли ее теперь туристы и не боятся ли наши европейские соседи, что огонь перекинется и на них? Касается ли эта проблема всего Европейского Союза?"

В первые дни беспорядков мелькнуло даже высказывание, что американские каналы CNN и Fox мстят французам за освещение новоорлеанской катастрофы. В последние дни психологическая подоплека стала немного яснее. В то время, как в кварталах Сен-Сан-Дени или в Клиши-су-Буа почти не видно французских журналистов, а телевидение крутит по всем каналам одни и те же кадры, судя по всему, снятые одной-единственной телебригадой, работающей под охраной полиции, немецкое телевидение, англичане и уж, конечно, (чтоб ему пропасть!) CNN просто делают репортажи и интервью с привычным профессионализмом с места событий.

О чем не говорят французские журналисты, так это о том, что именно им не доверяют, что зрителю не нужны ни их анализ ситуации, ни их комментарии. Ведь в течение десятилетий они блистательно отсутствовали в этих "трудных", как их называют, пригородных зонах беззакония.

XS
SM
MD
LG