Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Петербурга отказалась лишить статуса адвоката Юрия Шмидта


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин.

Андрей Шарый: Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Петербурга отказалась лишить статуса адвоката Юрия Шмидта, одного из защитников бывшего главы компании ЮКОС Михаила Ходорковского. Регистрационная служба обвиняла Шмидта в желании затянуть процесс по делу Ходорковского-Лебедева. Раньше от подобных обвинений были очищены трое московских адвокатов.

Дмитрий Казнин: Юрий Шмидт рассказал, с чего все началось.

Юрий Шмидт: Надо же случиться, что 14-го числа Падва заболел. Сначала пытались навязать Ходорковскому трех адвокатов, которые занимались вообще чисто технической работой, просто их вызвали вот так, "методом тыка", из девяти человек - Дреля, Дятлева и Левину - и сказали: "Вы будете выступать в процессе". Ходорковский говорит: "Нет, эти адвокаты не готовы к тому, чтобы выступать в процессе. Они занимались очень важной работой, но я от них отказываюсь". - "Кто тогда может вас защищать?" - "Шмидт, он наиболее подготовлен, хотя ему тоже наверняка потребуется время". А подать сюда Шмидта... Ну, и когда получилось так, что чье-то высочайшее указание рассмотреть дело к этому сроку, а не к какому-то другому встало под угрозу, то на ноги поставили все ветви власти, которые у нас существуют. И вообще, если бы я в тот момент не находился за границей, я так думаю, и даже был бы болен, меня разыскали с собаками и в наручниках спецрейсом отправили бы в Москву. Потому что кто-то распорядился: не позже этого дня рассмотреть.

Им, конечно, было неудобно говорить о том, что письмо-уведомление о согласии баллотироваться в Государственную Думу с одной московской улицы на другую идет аж две недели, и задерживать его еще на неделю или на две. А задача была поставлена такая, чтобы дать приговору законную силу до того, как Ходорковский официально зарегистрирован кандидатом в депутаты. Правосудие наше было скомпрометировано, конечно, так, как оно того и стоит. Потому что правосудия сегодня в этой стране уже нет.

Дмитрий Казнин: По мнению адвоката, внесенное представление было обыкновенной местью ему со стороны чиновников от юстиции.

Юрий Шмидт: Собственно говоря, представления, написанные регистрационной службой, о лишении статуса четырех адвокатов, трех москвичей и меня, они были просто местью за то, что каким-то прокурорам - может, Шохину, а может, и самому Бирюкову - где-то приходилось, вытянувшись по струнке, стоять и оправдываться, почему они не смогли 14-го числа провести это самое судебное рассмотрение. Оправдываться приходилось перед кем-то. Хотел бы я знать - перед кем. То, что это перед кем-то в Кремле, несомненно, но вот перед какой конкретно фигурой?

Дмитрий Казнин: Далее Юрий Шмидт рассказал о том, чего он ожидал в этой ситуации от своих коллег.

Юрий Шмидт: Конечно, не сомневался в том, что квалификационная комиссия примет то решение, которая она приняла. Нам не сообщили результаты голосования, но в Москве было 9 против 2. То есть представители Министерства юстиции, которые участвуют по должности в составе квалификационной комиссии, они проголосовали за лишение статуса московских адвокатов. Как у нас произошло - не знаю. Но то, что это случилось, что были внесены эти представления, по делу ЮКОСа это далеко уже не первый раз. Уже меня год назад разбирала квалификационная комиссия по вздорному совершенно обвинению в попытке якобы вынести запрещенную переписку Ходорковского из следственного изолятора. Представления о лишении статуса вносились на адвокатов Пичугина, Костромину и Житкова. То есть нервозность, которая проявляется в отношении адвокатов по этому делу, очевидна.

Но кроме того, очевидно, что адвокатуру будут пытаться постепенно прибрать к рукам. Власть считает, что адвокаты говорят слишком много, ведут себя слишком свободно, распустились и надо наводить порядок. Лучше всего загнать их в то "стойло", в котором держала нас советская власть. И то, что и московская, и петербургская квалификационная комиссии не прогнулись, хотя попытки нагнуть их предпринимались (в Москве, по крайней мере, мне об этом точно известно), что вынесли решения абсолютно законные и справедливые, это очень хорошо. Но уверяю вас, господа, что попытки такого рода будут еще и продолжаться.

XS
SM
MD
LG