Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как пишутся интересные учебники истории?


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Ваксберг.

Надежда Перцева: Как пишутся интересные учебники истории? Министерство образования Болгарии обсуждает этот вопрос уже десятый год и недавно заявило, что подходящий рецепт все еще не найден.

Татьяна Ваксберг: 355 страниц мелким шрифтом и 5 иллюстраций. Когда Илиана взяла это в руки, она решила, что ошиблась, это просто не могло быть учебником для 8-го класса, сказала она мне. Тем более, учебником литературы. Даже зачитываться не стоило, один вид обложки был достаточно отталкивающим. Рядом лежал такого же вида учебник болгарской истории. Стоявший рядом с нами мужчина взглянул на нас поверх очков и с видом единомышленника заявил: "Знаете, почему мой сын остался без "Трех мушкетеров"? Потому что в школе ему объяснили, что лучшие на свете романы написаны болгарами, а он эти самые романы терпеть не может. Вот он и решил, что книги - это, в принципе, какая-то дрянь". Илиана покачала головой, поспорила о роли домашнего воспитания в создании любви к литературе и подошла к кассе. Какими бы учебники ни были, их надо было купить. Потом объяснила...

Илиана: Эстетика этих учебников такая же, какой была и прежде, когда мы были маленькие. И рассказано все как-то вяло. Я не могу заставить дочь прочитать урок, посвященный Древней Греции, но энциклопедию на эту же тему она читает с удовольствием, там полно картинок, объяснений, там какая-то живая история. И вот в чем парадокс: любовь к истории появляется благодаря энциклопедии, а затем школа с этой любовью как бы воюет. В болгарских учебниках одно нагромождение дат и событий, которые никак не приводят к осмыслению произошедшего. Видите, какой парадокс: энциклопедия прививает интерес к эпохе, им после этого хочется прочитать еще кое-что, а школа по-старому впихивает в детей энциклопедические знания.

Татьяна Ваксберг: Министерство образования Болгарии уже десятый год обсуждает качество преподавания истории в школе, но к решению проблемы пока не приступало. До сих пор ни одно из правительств переходного периода не сумело ответить на основной вопрос: в чем основная миссия учебника? Недавно новый министр образования Болгарии Даниэл Волчев заявил, что постарается сделать учебники поинтереснее. Он, правда, добавил, что не вполне уверен в удачном исполнении этого намерения. По мнению экспертов, вся беда состоит в том, что учебники истории пишутся пожилыми преподавателями, которым непонятны интересы молодого поколения и которые не общаются ни с родителями, ни с учителями до того, как приступить к работе. В итоге получается так, что урок для 11-летних, посвященный древнегреческой мифологии, не сопровожден ни одной иллюстрацией, только в конце поясняет, что такое миф, ни разу на конкретные мифы не ссылается, зато содержит не менее 20 терминов, не понятных даже студентам.

Социологи утверждают, что более 80 процентов болгарских родителей считают учебники истории плохо или сложно написанными. Илиана, однако, придерживается другой точки зрения. Хотя она и считает, что учебники должны выглядеть красиво и рассказывать все увлекательно, она вовсе не против сложных фраз и специфической терминологии.

Илиана: Это спорный вопрос. Ведь история - это все-таки наука, поэтому ее учебники построены так, чтобы школьникам это стало понятно, чтобы они поняли, что им необходимо привыкнуть к научной терминологии. Я знаю, что многие родители со мной не согласны, они говорят так: раз дети не понимают, что в учебнике написано, и в итоге не интересуются историей, это значит, что виноват учебник. А я считаю, что виноват не учебник, а сама концепция образования, в которой напрочь отсутствует идея развития речи и мышления. На Западе, например, школьники развивают свою речь на специальных уроках, где изучается значение понятий, им на дом дают по 10-20 новых слов, и им надо практиковаться в их использовании в разном контексте. А у нас такого подхода вообще нет. И вдруг, когда наступает время заняться историей Древней Греции, например, оказывается, что в одной фразе присутствует по несколько непонятных слов, как, например, сословие, остракизм, обряд, философия, тиран. Так что если говорить о том, доступны ли детям учебники истории, то я думаю, что сами по себе эти учебники совершенно не при чем.

Татьяна Ваксберг: Если сравнить старые коммунистические учебники с нынешними, окажется, что преподавание истории изменилось лишь в одну сторону: исчезла пропаганда. Но принцип образования остался все тем же, дети все так же зубрят даты и события, потому что этого от них требуют учителя. А что касается истории коммунизма, то ее не преподают вообще. Оказалось, что авторы учебников уже 16-ый год не могут достичь консенсуса насчет того, в каком свете описывать коммунистический период.

XS
SM
MD
LG