Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сельскохозяйственные рынки Петербурга


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - исполнительный директор потребительского общества "Петербургские сельскохозяйственные рынки" Вячеслав Кутыркин.

Татьяна Валович: С 1 января 2006 года в Петербурге, согласно новой методике определения арендной платы, неизбежно увеличится стоимость аренды для сельскохозяйственных рынков, а, следовательно, и для предпринимателей малых форм собственности занятых в сфере сельхозпродукции. Эта проблема обсуждалась на «круглом столе», прошедшем в пресс-центре информационного агентства "Росбалт".

Татьяна Вольтская: «Круглый стол» назывался «Сельскохозяйственные рынки Петербурга. Что день грядущий нам готовит?». Острая тревога о грядущем дне возникла в связи с тем, что в конце июля 2005 года в Петербурге был принят закон, отменивший коэффициент социальной значимости, которым пользовались городские сельскохозяйственные рынки, поэтому арендная плата на них увеличилась в 3,3 раза. Кроме того, разработана новая методика определения арендной платы, которая начнет применяться с 1 января будущего года, и тогда арендная плата неизбежно вырастет еще за отдельные площадки, по оценкам экспертов, до 80 процентов. В таких условиях сельскохозяйственные рынки вряд ли выживут в центре города. Говорит директор Кузнечного рынка Николай Нарышкин.

Николай Нарышкин: Поскольку имущество рынков государево, произошло увеличение арендной платы на 330 процентов. Естественно, это потянуло увеличение платы за место, у меня - в два раза, потому что дальше это невыгодно экономически, иначе все уйдут. На сегодняшний день, если у меня пустовало раньше, допустим, в день порядка 30-40 мест, то теперь у меня в день до 100 мест пустует. В основном мы потеряли на плодоовощной продукции, она больше и востребована. Понятно, что надо пополнять бюджет города, но как-то надо делать это все-таки дифференцировано. Мы стоим на страже потребителя. Все, что увеличивается, увеличивает стоимость конечного продукта, всего, что у нас продается.

Татьяна Вольтская: Еще одна важная проблема - это изменение в ближайшей перспективе Налогового законодательства. Согласно проекту Закона «О налоге на вмененный доход», который сейчас обсуждается в Законодательном собрании Петербурга, рынкам тоже придется платить этот налог, что серьезно увеличит общую налогооблагаемую базу. Председатель Общественного совета по малому предпринимательству Петербурга Сергей Федоров вспоминает, что произошло, когда этот налог был снижен.

Сергей Федоров: Число налогоплательщиков выросло на 7 тысяч, бюджет города в первое полугодие 2005 года от ЕНВД получил в два раза больше. И мы еще раз говорим: снижайте налоги на малый бизнес - поступления в бюджет будут больше.

Татьяна Вольтская: Еще одна проблема рынков - миграция, большое количество людей без правового статуса. Но это уже общегородская проблема.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в студии исполнительный директор потребительского общества "Петербургские сельскохозяйственные рынки", генеральный директор Василеостровского рынка Вячеслав Кутыркин.

Вячеслав Юрьевич, что, на ваш взгляд, такое - сегодняшний сельскохозяйственный рынок? Можно ли его рассматривать только лишь как предприятие торговли?

Вячеслав Кутыркин: Это вовсе не предприятие торговли, потому что рынок не совершает сам торговые операции, он только обеспечивает условия для того, чтобы субъекты малого бизнеса, и не только малого, а вообще субъекты, производящие сельхозпродукцию и сопутствующую продукцию, имели возможность получить место, которое специально будет обустроено и достаточно оборудовано для того, чтобы они могли торговать, а, в свою очередь, покупателям было удобно покупать то, что они предлагают. Поскольку теми субъектами, которые торгуют на рынках и ради которых покупатель приходит на рынок, являются зачастую люди, производящие продукт не промышленного производства, то других мест, кроме сельскохозяйственного рынка, для реализации этой продукции, у них просто нет.

Татьяна Валович: А, скажем, такие сети, гипермаркеты, как сейчас появились в Петербурге, насколько они охотно или неохотно берут продукцию сельхозпроизводителей?

Вячеслав Кутыркин: Как у каждого товара есть свой покупатель, так же, мне кажется, у каждого оператора есть свой потребитель, имея в виду потребителя, торгующего потенциально. Скажем, если человек, фермер производит в небольших количествах молоко или мясную продукцию, для того чтобы прийти в сеть, ему необходим определенный объем, определенные стандарты и прочее.

Татьяна Валович: А если у него малая партия, то ему туда путь закрыт.

Вячеслав Кутыркин: Думаю, что да, потому что это просто не тот формат. И как раз рынок является тем местом, куда он может прийти и продавать то, что сделано его руками, что стоит иногда дороже, потому что это действительно лучший продукт.

Татьяна Валович: Зачастую, идя на рынок, мы как раз предполагаем выгадать. Как экономичная хозяйка, я иду на рынок, потому что я знаю, что там я смогу выбрать продукцию, следовательно, у меня будет меньше отходов, а если я пойду туда в конце рабочего дня, мне могут и скинуть, я могу торговаться, на то он и рынок.

Вячеслав Кутыркин: Очень хорошее замечание. Если говорить о специфике, то торг - это одна из ярких позиций, потому что нигде вы так не сможете с продавцом обсуждать ценность товара с точки зрения денег, которые вы за него отдадите, как на рынке. То есть очень демократичное место с точки зрения формирования цены. Мне кажется, что не только это, а и то, что вы можете купить продукты промышленного производства, является также очень важным аргументом для того, чтобы сохранить этот формат торговли.

Татьяна Валович: Все сейчас следят за своим здоровьем, хотят получить экологически чистую продукцию. И кстати, очень многие горожане отдают в первую очередь предпочтение именно местным производителям. Скажем, на вашем Василеостровском рынке какой процент торгующих - местные фермеры или какие-то другие сельхозпроизводители?

Вячеслав Кутыркин: Тут надо говорить, наверное, о проценте продукции, а не торгующих. Потому что проблемой довольно серьезной наших сельхозпроизводителей является то, что они не всегда доезжают, не всегда это очень выгодно пока до Санкт-Петербурга, до тех площадок, которые для них специально созданы. Есть, слава богу, но это работа, которую еще надо делать и делать.

Татьяна Валович: Кроме того, существует и мафия, которая останавливает машины, я об этом знаю, и перекупает на корню буквально за гроши, но это другая тема разговора, это уже правоохранительные органы должны этим заниматься.

Вячеслав Кутыркин: Думаю, что да. Что касается сельскохозяйственных рынков, у всех сегодня производителей сельхозпродукции есть возможность прийти и торговать. Более того, мы сильно нуждаемся в таких людях, потому что есть свободные места, есть желание. Это часть нашего бренда, можно сказать, - наличие таких людей. И не только фермеров, но и садоводов, любых граждан, юрлиц, которые производят ту продукцию, о которой мы с вами говорим.

Татьяна Валович: Ваш коллега сказал, что на Кузнечном рынке сократилось количество торгующих в связи с тем, что в конце июля этого года городское правительство решило, что рынки сельскохозяйственные не имеют никакой социальной значимости, и повысило аренду. А на вашем рынке какая ситуация?

Вячеслав Кутыркин: Абсолютно та же. То есть, конечно, если поднимать стоимость за торговое место, которое мы предоставляем, то количество людей, которые будут откликаться на самые соблазнительные призывы, на самые хорошие условия, будет сокращаться, конечно.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Владимир, Москва. Во-первых, все рынки во всей России монополизированы. Возьмите пример, недавно была распродажа в Останкино, приехали люди из Липецка, у них рыба, карп, стоит 75 рублей, продукты самые свежие. Приходишь на Останкинский рынок - рыба уже 135 рублей. Если люди из Липецка привезли по 75 рублей рыбу и довольны, то здесь - 135. Торгуют одни и те же люди - перекупщики. Перекупщики есть во всех странах, но есть перекупка честная, когда производитель отдает или привозит сам, а у нас на рынок не зайдешь - там кормятся все, начиная от милиции, от бандюг и всех остальных.

Татьяна Валович: Наш слушатель поднял целый комплекс проблем, вопросов, которые обычно задают слушатели, и в первую очередь, конечно, о той мафии, которая сегодня существует на рынке. Что вы можете ему ответить?

Вячеслав Кутыркин: Вы знаете, то же самое, что отвечаю обычно. Дело в том, что, к сожалению, есть проблема, заключающаяся в том, что сама логистика, сопровождающая производство товара и его реализацию потом, она у производителей непосредственных сельхозпродукции не очень развита. Например, в 2004 году мы подписали соглашение, сторонами которого явился Комитет экономического развития и промышленной политики и торговли, рынки, а также все представители сельхозпроизводителей региона, Союз садоводов России, Союз фермеров Санкт-Петербурга и Ленобласти и Ленсельхоз так называемый, который возглавляет Юрий Васильевич Трусов. После подписания этого соглашения мы целый ряд таких вот вопросов, которые являются банальными для рынков, традиционными, сняли. На все вопросы ответить невозможно на самом рынке. Например, если вас остановили по дороге и что-то с вами сделали, это вопрос не к оператору, который обеспечивает вас торговым местом. Но что касается рынка, я вас уверяю, что для человека, который дошел до него, предъявил документы, что это его продукция, и хочет торговать, - для него зеленый свет постоянно горит. Мы нуждаемся, я уже говорил, в таких субъектах. На самом деле в период подписания этого соглашения были очень показательные встречи с фермерами, с представителями совхозов, областных, городских, на которых тоже иногда звучали вопросы: вот, не пускают на рынки. Мы собрали всех, кого могли, и сказали: вот есть конкретные адреса, телефоны, приезжайте, работайте; если какие-то препятствия есть на вашем пути, то звоните по этим телефонам, говорите, и мы будем принимать меры.

Татьяна Валович: А сколько сейчас стоит в среднем аренда места на рынке?

Вячеслав Кутыркин: Это зависит от продукции.

Татьяна Валович: Давайте овощи возьмем, самое ходовое и самое потребляемое.

Вячеслав Кутыркин: В диапазоне 200-250 рублей для всех.

Татьяна Валович: Это в месяц или в день?

Вячеслав Кутыркин: Это в день. Но речь идет не о производителях сельхозпродукции региона, которым, благодаря тому соглашению, у нас есть возможность давать преференции. Преференции заключаются в том, что на самом деле большинство из них пользуются льготами, а те лица, которые относятся к социально не защищенным категориям либо являются людьми, которые приходят с продуктом премиум-класса, условно говоря, очень часто бывает, что за эти места плата не взимается.

Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Слушаем вас.

Слушатель: Нина Ивановна, Москва. Почему на рынках по Москве одни скупщики? Раньше пускали свободных граждан, то есть колхозника, совхоз, а сейчас только люди, которые приезжают. А те, кто хочет подешевле продать, прячутся по дворам.

Татьяна Валович: Опять Московский регион. У нас сегодня в студии представитель петербургских рынков. Поэтому мы не можем говорить о том, что творится в Москве, хотя, я думаю, что тенденции одни и те же существуют по всей России.

Вячеслав Кутыркин: Очень радостно, что звонки все-таки не из Санкт-Петербурга. Это значит, что какая-то работа здесь оставила свой след. Проблема, на самом деле, серьезная, но она не лежит в сфере организации работы рынков, к сожалению. Как я уже сказал, мы очень доступны для любых производителей сельхозпродукции. Мы будем очень рады, если как можно больше фермеров и других субъектов, которые производят эту продукцию, о которой мы говорим, будут участвовать в процессе торговли.

Татьяна Валович: Мы говорим о Ленинградском регионе, что у них есть какие-то льготы, а у фермеров других регионов России? Скажем, если из Смоленска кто-то захочет приехать?

Вячеслав Кутыркин: Было бы очень здорово. Таких людей еще меньше, потому что транспортная перевозка делает продукт дороже. Потом мы все-таки работаем для того, чтобы потребитель мог купить свежие продукты непромышленного производства. Зачем идет человек на рынок? Как правило, за мясными продуктами совершенно понятного качества и происхождения, за молочными продуктами.

Татьяна Валович: Срок реализации которых очень короток.

Вячеслав Кутыркин: Или какие-то сезонные продукты, которые очень часто бывают интересными. Например, в сезон очень большое количество садоводов пользуются теми льготами, о которых мы говорили, очень часто бесплатно приходят и реализуют свои товары совершенно по той цене, которую назначают сами.

Татьяна Валович: Например, ягоды, выращенные на приусадебном хозяйстве, да?

Вячеслав Кутыркин: Абсолютно точно.

Татьяна Валович: Вот бабушка захочет прийти и поторговать клюквой, сколько это будет стоить?

Вячеслав Кутыркин: Для бабушки, которая пришла, нисколько, потому что, скорее всего, бабушка на пенсии, собрала эти ягоды и грибы там, где смогла, а, может быть, на своем участке что-то вырастила.

Татьяна Валович: Вы ей предоставите место?

Вячеслав Кутыркин: Обязательно. Дело в том, что на сельскохозяйственном рынке есть совершенно потрясающая штука, которая называется «Лаборатория санмедэкспертиза». Ни один торгующий субъект не может свою продукцию продавать без проведения этой экспертизы. Поэтому, наверное, можно сказать о том, что на сегодня сельскохозяйственный рынок – это самое безопасное место. Потому что каждый день продукция проходит контроль специальный в государственном учреждении.

Татьяна Валович: Кстати, этой осенью был крупный скандал с икрой, которая была и на вашем рынке. Черная икра, которая поставлялась в крупнейшие магазины города, оказалась не соответствующей стандартам качества. Как с этим бороться?

Вячеслав Кутыркин: Это вопрос опять не совсем ко мне. Удобнее было бы задать его тем, кто смотрит на те документы, которые должны сопровождать тот или иной товар.

Татьяна Валович: Что входит в обязанности генерального директора рынка?

Вячеслав Кутыркин: Обеспечить торговыми местами тех субъектов, которые приходят торговать.

Татьяна Валович: А за качество?

Вячеслав Кутыркин: А за качество отвечает Лаборатория и, естественно, администрация, что ни один продавец не может торговать, не имея документов о прохождении экспертизы в Лаборатории.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Я из Смоленской области. Нашу область возглавляет бывший чекист. Много лет назад, когда он пришел к власти, первое, что он пообещал, это навести порядок на рынках. Для чего поставил тоже бывшего чекиста возглавлять рынок. Что вы думаете? Он не справился. Перспектива товарища мэра южной какой-то республики, я сейчас не готова его назвать, борьбы с бандитами и хапугами рыночными его не устраивает. Выступая по местному ТВ, он пообещал сделать супермаркет с дешевыми ценами вместо рынка. Так что, уважаемый товарищ, кто возглавляет рынок, он очень уж розовыми красками рисует все. Мы тут ходим на рынок и видим, кто и как командует рынками. Они не стыдятся, а чекистам, увы, здоровье дороже.

Татьяна Валович: Рынки сейчас уже напоминают супермаркеты. Может быть, это и хорошо. Потому что приходишь и видишь, что стало гораздо светлее на петербургских рынках. Но вот аура тех колхозных рынков уходит. Вы не боитесь того, что они все исчезнуть, как класс?

Вячеслав Кутыркин: На самом деле, было бы обидно, если бы они исчезли. Я больше как потребитель рассуждаю. Потому что если в центре города не будет места, где вы приобретете продукт того качества, о котором мы говорим, будет очень обидно.

Татьяна Валович: Кроме того, в центре Петербурга существует и другая проблема. Исчезли вообще специализированные магазины мяса, молока, овощей, которые раньше существовали.

Вячеслав Кутыркин: Безусловно, вы справедливо заметили, что недостаточно приезжает на рынок торгующих людей, чтобы продавать свою продукцию. Ничто не стоит на месте, развиваются очень быстро гипермаркеты, какие-то торговые сети. Это хорошо, на самом деле. Поэтому рыночный формат как бы оставляет лучшее, что у него есть. Эта тенденция должна сохраниться. Нет ничего плохого в том, что рынок превращается в какой-то комплекс. Если вы можете на рынке одновременно приобрести товары, необходимые для дачи, то есть будет весь комплекс услуг, который сопутствует и не мешает той продукции, которая там должна продаваться, в этом нет ничего плохого. Это хорошо. Но есть своя специфика. Мы говорим только о ее сохранении. Возможности, сохранения специфики, особенно в центре, где земля и здания очень дороги, самая актуальная тема сейчас.

Татьяна Валович: Ведь существовал документ, который признает, что сельхозрынок должен отдавать, по-моему, 70 процентов своей площади именно под сельскохозяйственные товары. Сейчас это действует или нет?

Вячеслав Кутыркин: Если вы имеете в виду то соглашение, о котором мы говорили, то согласно соглашению не менее 50 процентов реализуемой продукции должны иметь не просто сельскохозяйственные происхождения, но происхождения региональные, то есть это область и город.

Татьяна Валович: Вячеслав Юрьевич, как вы считаете, на «круглом столе», который был посвящен проблемам сельскохозяйственных рынков в Петербурге, говорилось о том, что неизбежно будет увеличиваться аренда. Такая политика городского правительства, не приведет ли опять к тому, что площади рынков будут пустовать, а какая-то несанкционированная торговля с непроверенным качеством будет возникать стихийно где-то?

Вячеслав Кутыркин: Мне кажется, это два разных вопроса. Насчет того, что несанкционированная торговля будет стихийно где-то возникать – это вопрос не к тем, кто отвечает за работу рынков, а в целом проблема городской торговли и больше даже правопорядка. А что касается тех площадей, которые могут пустовать, я полагаю, что здесь есть две позиции. Понятно, что в центре города помещения и земля стоят дорого, с одной стороны. С другой стороны, мы говорим о том, что мы хотим сохранить возможность особенно для субъектов малого предпринимательства, работающего в сфере сельского хозяйства, реализовывать свои товары, в том числе и в центре. Это удобно для потребителей. Эти две вещи, на самом деле, получаются крайними, а нам нужен компромисс. Если аренда будет выше, соответственно, меньшее количество площадей можно задействовать под ту специфическую деятельность, о которой мы говорим. Путем совмещения с какими-то иными арендаторами компенсировать наличие той специфической среды. Но это вещь концептуальная. Надо быть последовательным. Надо, мне кажется, всем государственным органам, субъектам, которые работают на этом рынке, всем заинтересованным лицам прилагать усилия в том направлении, чтобы сохранить то, что мы хотим сохранить.

Татьяна Валович: А как вы считаете, сейчас есть ли взвешенный, грамотный, экономический просчет того же Комитета по экономике и развитию городского правительства? Или это все сейчас делается только для наполнения бюджета?

Вячеслав Кутыркин: К сожалению, то повышение арендной платы происходит в соответствии с этой самой методикой. В методике заложено несколько целей использования помещения, которые сдает Санкт-Петербург в аренду, - это торговля, это офисные помещения и это производство, склад. Рынки не относятся ни к первому, ни ко второму, ни к третьему в чистом виде. Это специфическая деятельность. Может ли эта методика учесть эту специфику, это большой вопрос.

Татьяна Валович: Она начнет действовать, а вы говорите о том, что это невозможно. В нее можно еще внести какие-то изменения?

Вячеслав Кутыркин: Сама методика в том или ином виде довольно неплохой документ, с точки зрения техники, но хочется сказать, что она не панацея. Мы не найдем в ней ответ на все вопросы. Полагаю, что деятельность рынка регулируется и нормативными актами, которые принимает Законодательное Собрание, выполняет исполнительная власть. Кроме того, это еще зависит от того, насколько большую активность проявляют какие-то общественные организации, которые заинтересованы в этом процессе.

Татьяна Валович: Представители малого бизнеса могут выступить с предложениями рассматривать сельхозрынки в какой-то отдельной категории, для которой могут быть коэффициенты другие использоваться или что-то еще?

Вячеслав Кутыркин: Мне кажется, что это уже произошло в прошлую пятницу, то есть возможность такая есть. Участники «круглого стола», который послужил причиной нашей сегодняшней беседы, были достаточно единодушны в своем мнении, что нужно сохранять, что нужно прилагать какие-то усилия для этого. И депутаты Заксобрания, которые были на «круглом столе», и государственные чиновники, и представители Общественного совета по малому предпринимательству при губернаторе Петербурга, я уж не говорю об участниках соглашения со стороны сельхозпроизводителей, все выразили готовность работать в этом направлении. Конечно, один документ не может учесть всех нюансов. Город очень большой. Арендаторов очень много разных. Хочу сказать, что если в том виде, в котором методика существует, применить ее, то для некоторых рынков это очень большая ставка. Конечно, тогда это будет невозможно. Но тот оптимизм, который был заявлен участниками «круглого стола», все-таки позволяет нам надеяться на лучшее.

Татьяна Валович: Вы говорили о контроле за продуктами, которые продаются на рынке. Кто-то следит за здоровьем продавцов, которые торгуют? Это ведь тоже очень важно. В магазинах требуют санитарную книжку. Кто следит за этим?

Вячеслав Кутыркин: Точно также продавец, работающий на рынке, обязан иметь санитарную книжку. Следит за этим не только администрация рынка, но и представители той же Лаборатории.

Татьяна Валович: Без санкнижки тебе не дадут места?

Вячеслав Кутыркин: Конечно. Более того, есть определенные требования и к форме одежды и все те, которые должны быть. Они для рынков традиционны. Если имидж и менялся за десятилетия, то только в сторону его ужесточения.

XS
SM
MD
LG