Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

60 лет международному движению за нераспространение ядерного оружия


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Аллан Давыдов.

Михаил Фролов: Сегодня исполняется 60 лет международному движению за нераспространение ядерного оружия. 15 ноября 1945 года президент США Трумэн, премьер-министр Великобритании Эттли и канадский премьер Кинг выступили с совместным заявлением о том, что ни одна страна мира не сможет удерживать монополию на атомную бомбу. Лидеры трех государств призвали создать при ООН международную комиссию по атомной энергии, которая способствовала бы превращению новой технологии из разрушающей силы в созидательную. 60-я годовщина этого события стала поводом для проведения в Вашингтоне международной конференции по нераспространению, Рассказывает наш корреспондент в американской столице Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Международная конференция по проблемам нераспространения ядерного оружия была организована Фондом Карнеги «За международный мир». В ней приняли участие свыше восьмисот политиков, экспертов, ученых, военных и журналистов со всего мира. На пленарных и секционных заседаниях они получили уникальную возможность обмена идеями по проблемам нераспространения.

В конференции принял участие генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мохаммед Эль-Барадей. Он заявил, что США и Россия согласны выступить с инициативой создания международного банка ядерного топлива, который бы гарантированно снабжал им нуждающиеся страны и строго контролировал потоки расщепляющихся материалов. Эль-Барадей отметил, что только такой международный контроль способен не допустить разработки ядерных вооружений под предлогом развития ядерной энергетики.

Мохамед Эль-Барадей: Каждая страна, желающая получить ядерное топливо, получит его, но не обязательно путем развития собственного обогатительного производства. Мы разработаем такой механизм поставок, который был бы надежным и не имел бы отношения к политике, а основывался только на критериях ядерного нераспространения.

Аллан Давыдов: По словам главы МАГАТЭ, такой механизм будет разработан в течение будущего года. МАГАТЭ также намерено ввести на определенный срок мораторий на ввод новых объектов по обогащению урана и отделению плутония. Вместе с тем Эль-Барадей посетовал, что накопленные членами ядерного клуба вооружения разжигают азарт тех стран, которые в этот клуб не входят, но очень к тому стремятся. И это дискредитирует саму идею нераспространения.

Мохаммед Эль-Барадей: Для меня совершенно очевидно, что чем медленнее мы будем избавляться от ядерного оружия, тем быстрее будет нарастать цинизм среди неядерных держав, претендующих на статус ядерных. Это сравнимо со стремлением команд первой лиги попасть в высшую лигу по принципу - «а чем мы хуже». Уже 15 лет как окончилась «холодная война», а в мире остается 27 тысяч ядерных боеголовок, и Америка с Россией по-прежнему способны объявить 30-минутную ядерную боеготовность. В этих условиях неядерные страны считают себя вправе развивать свою ядерную программу. Мы не должны этого допустить. Иначе - конец всему живому на Земле. Надо развивать новую систему коллективной безопасности, альтернативную системе ядерного сдерживания.

Аллан Давыдов: Бывший командующий стратегическими ядерными силами США генерал Юджин Хейбигер также озабочен медленными темпами ликвидации ядерных арсеналов, накопленных в годы противостояния коммунистического Востока и капиталистического Запада. Однако, по мнению генерала, необходимость быстрого сокращения ядерных боезапасов не означает, что их надо уничтожить полностью.

Юджин Хейбигер: Московский договор, сокращающий стратегические наступательные потенциалы США и России, должен уменьшить число ядерных боезарядов каждой стороны до 1700-2200. Однако это произойдет лишь к концу 2012 года, то есть, через 21 год после того, как с окончанием «холодной войны» мы престали держать друг друга под прицелом. В то же время я считаю, что Соединенные Штаты не должны разоружаться полностью. Надо оставить себе примерно 600 зарядов.

Аллан Давыдов: Другой участник юбилейной конференции - руководитель Центра международной безопасности Российской академии наук Алексей Арбатов. Он говорит, что, несмотря на явную эволюцию в подходах к сокращению ядерных арсеналов США и России, состояние нынешней договорно-правовой базы в этой сфере его озадачивает.

Алексей Арбатов: Те, кто не знаком с диалектикой Гегеля, могут понять ее на примере взаимного российско-американского контроля за вооружениями. Первым плодом такого контроля стал очень простой договор ОСВ-1. Он умещался в две страницы плюс три страницы протокола, в котором указывались состав и численность американских и советских ядерных сил. На смену этому документу пришел договор СНВ-1 от 1991 года, в рамках которого предусмотрены 13 различных видов взаимных инспекций и проверок, описанных уже в меморандуме о трехстах страницах. Далее, в результате многолетних переговоров наши страны заключили Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Он, согласно той же диалектике, состоит всего из одной страницы, на которой фигурирует пара цифр. Ни тебе проверки достоверности данных, ни правил подсчета потенциалов, ни расписания снятия с боевого дежурства. Говорят, что в этом нет необходимости, что наши страны больше не враги. Для меня это очень странно.

Аллан Давыдов: По мнению Алексея Арбатова, такой двусмысленный статус текущего договора отражает недостаток доверия между Россией и Соединенными Штатами. Ученый считает, что необходимо придерживаться системы проверок и контроля по старому договору СНВ-1, который истекает в 2009 году, и мог бы быть продлен. А руководителям обеих стран за это время следует проявить политическую волю и договориться о новом типе ограничения вооружений, который бы покончил с ядерным сдерживанием, считает Алексей Арбатов.

Международный Договор о нераспространении ядерного оружия действует с 1970 года. В него входят 188 стран. Великобритания, Китай, Россия, США и Франция в соответствии с этим документом считаются ядерными державами и взяли на себя обязательство сократить арсеналы. Все другие страны-члены договора обязались отказаться от ядерного оружия. Об отказе уже заявили Швеция, Аргентина, Бразилия и Ливия. Южноафриканская республика демонтировала свои атомные бомбы. Однако обладающие ядерным оружие Индия, Пакистан и, по мнению большинства экспертов, Израиль до сих пор не подписали договор. Озабоченность мирового сообщества вызывают также Иран и Северная Корея, которые стремятся обладать ядерным оружием.

XS
SM
MD
LG