Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Комиссия по выяснению обстоятельств теракта в бесланской школе намерена обнародовать итоговый доклад до конца месяца


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Марк Крутов: Комиссия парламента Северной Осетии по выяснению обстоятельств теракта в бесланской школе намерена обнародовать свой итоговый доклад до конца текущего месяца. Об этом сообщают источники в парламенте республики. Тем временем во Владикавказе продолжается судебный процесс над Нурпаши Кулаевым. На одном из последних заседаний, свидетели в очередной раз подтвердили факты применения во время штурма школы танков и огнемётов. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: По ходатайству пострадавших, суд заслушал новых свидетелей, которые подтвердили прежние утверждения о применении танков и огнемётов во время штурма бесланской школы. Помимо этого свидетели заявили, что примерная численность заложников была известна уже к концу первого дня трагедии. Рассказывает владикавказская журналистка Мадина Сагеева.

Мадина Сагеева: В частности, выступал начальник службы участковых Беслана Чермен Хачиров, который пришел не один, а с несколькими участковыми милиционерами Беслана, которые были участниками событий 1-3 сентября прошлого года. Чермен Хачиров рассказал, что уже к вечеру первого дня он передал в районную милицию список заложников, в котором было более 900 человек. Его составили участковые, разосланные им по участкам.

Олег Кусов: Милиционеры подтвердили, что танк стрелял по школе тогда, когда дети, стоявшие в её окнах, махали военным белыми тряпками.

Мадина Сагеева: Милиционеры, стоявшие в оцеплении, рассказали, что танки стреляли с 15 до 16 часов 3 сентября. Один из участковых Александр Хаев даже сказал, куда стрелял танк, и подтвердил, что он своими глазами видел, как от выстрела танка посыпалась стена школы. Эти же факты подтвердил и другой участковый Алан Караев. Он рассказал о том, что, когда танк стрелял по школе, один из омоновцев, стоявший в оцеплении, был вынужден, увидев детей, которые стояли в окнах школы и махали белыми тряпками, запрыгнуть на танк и начать колотить по люку. И только после этого солдат перестал стрелять по школе. Алан Караев рассказал, что своими глазами видел, как подъехали две "Газели", из которых разгружали огнеметы, что эти огнеметы в это же время, спустя где-то 40 минут после штурма, применялись по школе.

Олег Кусов: Военнослужащие, входящие в те дни в оперативный штаб, признали, что эта структура была дезорганизована. Рассказывает представитель потерпевших на судебном процессе юрист Таймураз Чеджемов.

Таймураз Чеджмов: О работе штаба уже можно давно судить, что штаб вообще ничего не сделал. Если проследить, задаться целью, что конкретно предпринял штаб для спасения заложников? Положительного ответа на это никто не дает. Военнослужащий, член штаба ответил мне: "Я ни с кем не общался, мне указаний никто не давал. Мне сказали - иди на 3-й этаж и сиди там". Я спросил его: "Вы видели там руководителей штаба Андреева, Дзантиева?" "Да, они там бегали". "Куда бегали?" "С первого этажа на второй". Вот это дают сами военнослужащие.

Олег Кусов: Юрист Таймураз Чеджемов не верит в результативность парламентских комиссий.

Таймураз Чеджемов: Я от парламентской комиссии Торшина ничего не ожидаю, хотя бы по нескольким заявлениям Торшина. Первое заявление, которое меня покоробило, когда он сказал, что умышленной лжи о числе заложников не было, что это была ошибка. Торшин постоянно делал упор на то, оправдывая затяжку в работе комиссии, что для него очень важно какие новые наркотики употребляли террористы. Я выяснял этот вопрос у многих потерпевших, они говорят, что был нормальные люди. Бог с ним, что употребляли. Но что для этого месяцы, годы нужны? Сколь важно сегодня было, по сравнению с другими вопросами, то, что употребляли эти террористы? После этого я Торшину не верю. Местная комиссия тоже ничего не решит.

Какую правовую силу имеют заключения этих комиссий? Да никакую. Все вопросы должны решаться правовым путем прокуратурой. А она не хочет решать вопросы обо всех виновных.

Олег Кусов: Эксперт по проблемам Кавказа Алексей Ващенко, напротив, видит глубокий смысл в работе парламентской комиссии Станислава Кесаева.

Алексей Ващенко: После трагических событий в Беслане, когда начала работать комиссия Станислава Кесаева, я обратил внимание на то, что практически мгновенно прекратились все террористические акты, которые проходили на территории Северной Осетии, которых было довольно-таки много за последние 10 лет - взрыв на рынке, взрывы против воинских частей, взрывы гражданских лиц. Сейчас, когда начала комиссия официально разбираться в чем причина Беслана, когда появились нестыковки между официальной версией, Генеральной прокуратурой и специальных служб и тем, что было на самом деле, то после этого террористические акты прекратились.

Мне очень жаль, что после известных событий в Дагестане, например, рейд Радуева, что депутаты республики Дагестан не сделали подобных комиссий. Потому что у них бы тогда, я тоже считаю, что прекратились бы мгновенно террористические акты. После этого можно было бы точно поставить точку над i, что все-таки это была провокация, устроенная Путиным и компанией, или это были действительно трагические события, которые инспирированы были только Басаевым. Вообще, как проходило это вторжение, почему они смогли вторгнуться и смогли спокойно выйти? С другой стороны, по моей инициативе через председателя Совета старейшин Конфедерации народов Кавказа Юрия Шанибова, я предложил создать такую же комиссию по тем событиям, которые недавно произошли в Нальчике. Тем не менее, федеральный центр делает все, чтобы комиссии не было. Самое главное, что против всех задержанных ведутся следственные мероприятия, и адвокатов не допускают. Провести такое расследование без участия депутатов, общественными комиссиями, как это пытались сделать после взрывов в Москве, эти комиссии показали свою полную неэффективность, потому что с ними никто не считается.

Я думаю, что опыт Северной Осетии, который появился, благодаря Станиславу Кесаеву, его надо распространить и дальше.

Олег Кусов: Это было мнение эксперта по проблемам Кавказа Алексея Ващенко.

XS
SM
MD
LG