Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Антивоенный демонстрант как достопримечательность Лондона


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Воронцова.

Кирилл Кобрин: Каждый турист, будучи в центре Лондона, обязательно сфотографирует Биг Бен и Вестминстерское аббатство. Однако на Площади Парламента вот уже четыре года имеется еще одна постоянная достопримечательность. Антивоенный демонстрант Брайан Хоу сидит на улице напротив здания британского парламента с лета 2001 года. В этом году он выиграл в суде свое право продолжать демонстрацию на этом месте.

Елена Воронцова, Лондон: За ночь зеленая трава английских газонов покрывается инеем. На Площади Парламента этот иней оттаивает по мере того, как отползает тень от здания, где заседают британские законодатели.

Брайан Хоу - бывший плотник, отец семерых детей, сейчас ему 56 лет, он убежденный христианин. Уже четыре года он проводит дни и ночи на площади Парламента. Все его хозяйство составляют складной стул, спальный мешок, маленькая плитка и множество плакатов, призывающих к миру. Брайан приехал из Бирмингема в июне 2001 года, чтобы начать демонстрацию против экономических санкций в адрес Ирака, но вскоре стал призывать против военных действий и за мир во всем мире.

Брайан Хоу: Мой сын привез меня сюда. У меня были два плаката «Перестаньте убивать детей» и «Нет войне». И с тех пор я сижу здесь. Отлучаюсь только, когда нужно ходить по судам.

Елена Воронцова: Против Брайана Хоу за четыре года было выдвинуто шесть обвинений: нарушение общественного порядка, оскорбление представителей полиции и даже незаконная реклама. Брайан выигрывал все суды. В 2003 году, когда полицейские разломали его транспаранты, он, кроме извинений, получил даже материальную компенсацию.

Брайан Хоу: Я - опасный преступник, вот что они пытаются сказать. Я - крестный отец организованной преступности! Вы в России знаете, что такое мафия, ведь правда? Я им так надоел, они хотят от меня избавиться. Приняли новый закон, направленный против меня. А все, что я говорю - нет войне.

Елена Воронцова: Принятый в этом году закон в связи с угрозой террора запрещает с 1 августа проведение любых демонстраций в радиусе километра от здания парламента без специального разрешения. Многие газеты комментировали этот закон, как действительно направленный против Брайана, ведь кроме него никто тогда не устраивал акций на площади.

Брайан Хоу: Неподобающее поведение на площади перед парламентом... Мистер Бланкетт заявил, что я порчу внешний вид площади. Как же вы можете об этом судить, мистер Бланкетт? Это самая настоящая ерунда! И по чьему мнению, мирная демонстрация портит эстетику Площади Парламента? А вы видели, что мы сделали в Эль-Фаллудже?

Елена Воронцова: Напомню, что Дэвид Бланкетт - бывший министр внутренних дел Британии - слеп. Адвокат Брайана подчеркнул в суде, что демонстрация его подзащитного началась задолго до принятия нового закона. И так как закон не имеет обратной силы, суд принял решение позволить мистеру Хоу остаться на прежнем месте.

Брайан Хоу: Вон, смотрите, человек с автоматом перед парламентом! Раньше тут такого не было. Автоматы перед воротами парламента! Эти огромные решетки, эта стража. А я был в Москве в 1990-м, прогуливался по Красной площади. Я, видимо, пересек какую-то невидимую линию, солдат с автоматом закричал на меня «Нет, нет!». Пришлось отойти назад. Сколько же там было людей в форме. И оружия... Я тогда ехал в Камбоджу, через Россию и Китай.

Вы, наверняка, слышали, что у нас в Лондоне взорвалось несколько бомб. Я не хочу показаться пренебрежительным, но в Ираке такие бомбы называют хлопушками. Маленькие рюкзаковые хлопушки, фунтов на семь-восемь. Вот мы сбрасываем настоящие бомбы. От одной нашей бомбы взрывается целый квартал, вот как отсюда до Трафальгарской площади. И все убиты и покалечены. Чтобы добраться до одного злодея, взрываем целые кварталы. «Умные бомбы» это называют... Очень умные...

Елена Воронцова: Из некоторых проезжающих машин слышны возгласы «Привет, Брайан». У последнего демонстранта на Площади Парламента есть много единомышленников, но сам он выглядит очень-очень усталым.

Брайан Хоу: Да, я устал. Не я устал так сильно, как мир устал от войны. Я хожу в суды и в больницы. Мне уже трижды сломали нос. Пара американцев в два часа ночи, подошли со стороны газона, стали рвать мои плакаты. Они разломали большой баннер со словом «гуманность». Им нужно было, прежде всего, разорвать гуманность. И мы делаем то же самое. Мы дегуманизируем людей, чтобы было несовестно их убивать. Мы же не можем бросать бомбы на тех, в ком видим своих детей или своих родителей. Ни у кого бы не поднялась рука на такое.

Я слышал, русской президент напустил газ в театр. А эти бедные дети в Беслане?

Никто не мог победить в Афганистане. Британцам там тогда сильно досталось и русским тоже. Господи Боже, что мы делаем друг с другом?! Убиваем, посылаем здоровых молодых ребят под пули - а ради чего? Ради нефти?

Елена Воронцова: Брайан Хоу по-прежнему ходит на заседания суда, на этот раз он пытается отстоять свое право использовать громкоговоритель.

Брайан Хоу: Тут такая тишина, не правда ли? Нужно повышать голос, чтобы вы меня слышали, когда между нами всего полметра. И они говорят, что я не должен пользоваться громкоговорителем. Я нарушаю спокойствие... Мои соседи через площадь бросают бомбы в другой стране, и говорят, что я нарушаю их спокойствие громкоговорителем.

Елена Воронцова: Брайан говорит, что будет сидеть на этом месте так долго, как это будет нужным. У него есть все шансы стать еще одной достопримечательностью британской столицы - вместе с Биг Беном и Тауэром, в конце концов - со зданием парламента, возле которого он устроил свой персональный поход против войны. Впрочем, в стране, являющейся одной из родин современной демократии, такого рода походы - вещь нередкая.

XS
SM
MD
LG