Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Собственный опыт. Как изменилась жизнь Украины и украинцев за минувший год?


Андрей Шарый: Украина празднует годовщину своей "оранжевой революции". Как изменилась жизнь Украины и украинцев за минувший год? Гость рубрики "Собственный опыт" сегодня один из самых известных украинских писателей Андрей Курков. Его написанные на русском языке в жанре политического детектива и социальной фантастики романы "Пикник на льду", "Вопрос жизни и смерти", "Последняя любовь президента" и другие издаются многотысячными тиражами и переведены на десятки иностранных языков.

Андрей Курков: Думаю, что при нынешней власти живется лучше, потому что власти не чувствуется. Но в этом есть и свой минус. Потому что, на самом деле, как бы система власти не особенно поменялась, но возникло новое ощущение свободы. Пресса, действительно, освободилась полностью от диктата, кроме диктата владельцев, естественно. Есть ощущение экономического спада, именно какой-то экономической неуверенности в будущем.

Андрей Шарый: Это обманчивое ощущение свободы или она, действительно, существует? Как бы вы его описали?

Андрей Курков: Думаю, что ощущение свободы существует, но его ощущают только те, кто в чем-то раньше ощущал элементы несвободы. Скажем, я ощущал на себе какое-то регулярное или давление, или критику с элементами мелких угроз. Сейчас ничего этого нет, хотя я не занимаюсь выступлениями в защиту Ющенко. Скорее мои комментарии настолько критичны по отношению к новой власти, как были и к старой.

Андрей Шарый: В чем содержание главной вашей критики? В чем вы видите главное достоинство этой новой, нынешней украинской власти?

Андрей Курков: О достоинствах говорить не приходится, потому что власть сама по себе слишком неуловимая и неощутимая. Правительство просто было занято внутренней борьбой, ему было не до страны. Нынешнее правительство еще не успело себя показать, но премьер-министр Ехануров очень разумно сразу объявил, что такой открытости ненужной, какая существовала в правительстве Тимошенко, у него не будет.

Андрей Шарый: Сейчас обращусь к вашему опыту писателя, к той части вашего литературного творчества, которая так или иначе связана с тем, что можно назвать политический детектив или антиутопия. Га опыте ваших романов "Пикник на льду" и "Последняя любовь президента", если бы вы писали сейчас что-то такое про нынешнюю украинскую власть, о чем бы вы писали?

Андрей Курков: Это была бы очень трудная задача. Новая власть напоминает мне пионерский отряд, состоящий из очень хороших ребят и девчонок, которых не хочется обижать. Я почти в замешательстве. О прошлой Украине уже поздно и неинтересно, а современная, сегодняшняя Украина неуловима. Все знают, что изменилось. Изменились лица, но не изменилась система. Вроде бы изменилась система координат, но обещания, которые были даны год назад, выполняются только на 10-20 процентов. Страна, застывшая на старте, она не дает толчка к появлению каких-то новых сюжетов, к попытке предсказания ее ближайшего будущего.

Андрей Шарый: Говорят, что плохая власть это та, которая далека от народа, а хорошая - та, которая чувствуется. Вы чувствуете нынешнюю власть? У вас есть какое-то личное отношение, скажем, к Ющенко? Вы ему сочувствуете, он вам неприятен?

Андрей Курков: Нельзя сказать, что он неприятен. Он скорее никакой, то есть это человек, который хорошо смотрелся в политическом смысле в роли жертвы и в роли народного мстителя. Кучма его прогнал, он сказал, что вернется и вернулся. И на этом вроде бы на этом оказалось, что цель достигнута. Потому что нет ощущения, что он, действительно, занимается делами государства, хотя он ездит по заграницам, получает награды за демократию, за что-то еще. Но он полгода вместо того, чтобы заниматься государством, мирил Тимошенко с Порошенко, детский сад мирил между собой внутри страны. Главная проблема даже не была затронута - проблема государственной консолидации, то есть объединения востока и юга с центром и западом. Страна как была двухлагерной, так она и осталась. До сих пор, по-моему, это самая главная проблема Украины. Даже никаких попыток создания концепции как объединить, как создать все-таки эту политическую нацию вместо этнической, которая зародилась во время "оранжевой революции", никто этим не занимается.

Андрей Шарый: Критика считает одной из лучших ваших книг роман "Последняя любовь президента". Ющенко герой этого романа, если экстраполировать художественную ситуацию на действительную, реальную?

Андрей Курков: Нет, я, когда писал, на самом деле, я не думал о Ющенко. Я думал о переходной модели президента от Кучмы. Это была такая следующая ступень у меня, следующий президент, который более положительнее, чем Кучма, но не положительный, а нормальный человек, вызывающий симпатии. Ющенко не вписывается в характер моего президента, потому что он слишком мягкий. Он какой-то такой типичный украинский романтик, увлекшийся теорией возникновения древних украинцев, трипольской культурой, пасекой, медом, фольклорным искусством, любовью к тем, кто предан ему лично среди представителей эстрады и живописи. При этом полное отсутствие каких-то явных внешних признаков мужского характера.

Андрей Шарый: Вы верите в честность или искренность политика вообще, в частности, искренность тех, кто сейчас руководит Украиной?

Андрей Курков: В принципе я не верю в честность и искренность политиков вообще. В честность Ющенко я могу поверить, потому что я не считаю его политиком. Иногда он искренен, когда он обещает что-то, что он не собирается делать, он тоже искренне обещает, потому что президент должен поручить кому-то исполнять то, что он пообещал. А вот тут-то возникает интересный момент, что это поручение проваливается. Практически с самого начала его решения, указы, советы и все прочее игнорировались на местах, особенно на юге и на востоке страны. Не возникла та строгая система власти, которая существовала при Кучме, благодаря всем нашим родным коррумпированным олигархам и чиновникам.

Андрей Шарый: Год назад было сказано много таких поэтических писательских слов относительного состояния, в котором находилась Украина, украинский народ. Как вы считаете, за минувший год украинцы как нация подтвердили это лестное определение? Если да, то как бы вы охарактеризовали сейчас динамику развития страны: она движется вперед, или это болото, застой, или есть какая-то рецессия?

Андрей Курков: Я положительно настроен, потому что я стараюсь больше ездить по Украине. Недавно ездил по Хмельницкой области. В шести маленьких городках побывал как раз там, где сменилась власть на уровне районных государственных администраций. Там я столкнулся с молодыми чиновниками, которым лет по 30-35, некоторые пришли из бизнеса. Меня порадовало то, что они, действительно, занимаются на местном уровне положительными вещами - где-то оживает торговля, где-то оживает социальная жизнь. Я верю в новое поколение, которое проснулось и почувствовало силу, только благодаря этой "оранжевой революции".

XS
SM
MD
LG