Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитная деятельность в Томске


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Никита Татарский: В Томске сегодня работает около 13 общественных правозащитных объединений. Основные направления их деятельности - просвещение в сфере прав человека. Один из главных томских правозащитников Борис Крендель говорит, что в последнее время часто приходится работать с жалобами по дискриминации на национальной почве, таких обращений становится все больше, и эта тенденция пугает томских правозащитников.

Мелани Бачина: Просвещение в сфере прав человека, права осужденных и жалобы населения - три основных направления деятельности томских правозащитников. Защищать права осужденных, призывников, цыган и вообще людей, которых преследуют по национальному признаку, в России очень трудно - нет нормативно-правовой базы, нет доброй воли чиновников. Власть вместо того, чтобы опираться на правозащитные организации, по большому счету, их просто игнорирует, говорит Борис Крендель, председатель Томского общества правозащитников.

Борис Крендель: У нас во власти технарей мало, они сопромат не учили. Опереться можно только на то, что способно оказывать сопротивление. Ну, кто лучше может оказываться сопротивление, чем правозащитники? Умная власть должна поддерживать правозащитное движение везде и всегда. Они в итоге на болото хотят опираться? Нормативная база такая, законодательство такое, я же не могу требовать от государственных органов, чтобы они для меня какие-то уступки делали, нарушали сами закон. Вот насчет доброй воли - ее как раз и нет.

Один из последних примеров. Молодая правозащитная организация, юристы из нее обратились ко мне за содействием, чтобы договориться с военкоматами о консультациях юристов для призывников и их родителей во время призыва. Мы сделали соответствующее письмо, но нам ответили: "Нет необходимости, потому что у военкоматов свои юристы есть". Можно понять, что защищают и кого защищают юристы в военкоматах и кого и как могли бы защищать правозащитники.

Мелани Бачина: Главное, что тревожит правозащитников, - увеличение числа жалоб по дискриминации на национальной почве. "Россия для русских" - такая надпись на городских заборах сегодня встречается гораздо чаще, чем нецензурные выражения. Эта тенденция пугает правозащитников. Ни к чему хорошему экстремистские настроения, которые прикрываются борьбой с терроризмом, не приведут.

Борис Крендель: Это и в России, и в Штатах. Я давно спрашиваю, что будут делать наши президенты, если двух террористов поймают - бен Ладена и нашего Басаева? Вот что тогда они будут делать? Дело в том, что изначально поставлена шиворот-навыворот вся работа. Вместо того, чтобы делать добро, делают зло. Давайте будем все военизироваться, на окна решетки поставим, милицию будем пускать в любое время дня и ночи, сделаем такое военное положение, - ну и что из этого получится?

Мелани Бачина: Сегодня у правозащитников в России нет реальной силы. В Томске, говорит Борис Крендель, власть не мешает работе правозащитных организаций, не оказывает на них никакого давления, но и не помогает, хотя могла бы. В этом главная причина малоэффективности работы правозащитников в стране.

XS
SM
MD
LG