Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Природоохранная служба не способна оценить масштаб экологической катастрофы на Амуре


Марина Катыс, Москва

Промышленная авария на химическом заводе в китайской провинции Цзилинь произошла 13 ноября. Китайская сторона оперативно выделила на ликвидацию последствий этой аварии 10 миллионов долларов. Это свидетельствует о том, что случай был достаточно серьезный. О возможных последствиях аварии на химическом заводе в Китае в интервью радио «Свобода» рассказал доктор химических наук, президент Союза "За химическую безопасность" Лев Федоров.

- Как вы оцениваете последствия такой аварии, если китайские газеты сообщают о том, что уровень загрязнения превышен в 108 раз, в отличие от официальных данных в 30 раз?

- Завод, который находится в провинции Цзилинь, действительно очень крупный, построен в 50-х годах, это нефтехимическое предприятие, там 1300 человек работает. Я подчеркиваю, что там произошел именно взрыв, потому что на два километра там стекла разлетелись в зданиях, горела территория вокруг завода, и пожар удалось потушить только на вторые сутки. Таким образом, последствия можно было прогнозировать изначально. Тем не менее, наш ТАСС был уполномочен заявить, что ветер дует оттуда не к нам, а в другую сторону, поэтому Россию происшествие на заводе не касается. А потом было объявление в прессе, что и почвы тоже не заражены.

О чем идет речь на самом деле? Взрывается неизвестное нам хранилище с токсичным веществом (называют бензол, но это ниоткуда не следует пока), и все это все пролилось в реку. Река Сунгари - не просто один из пяти притоков Амура. На самом деле река Сунгари дает 78% загрязнения нашего Амура. Почему? Потому что там, в ее водосборной части, живет 67 миллионов китайцев, там работает 200 китайских предприятий, не имеющих очистных сооружений, 11 тысяч скважин нефтяных и газовых и все это сбрасывается в Сунгари.

Мня очень удивляет беспечность наших служб, которые должны контролировать экологическую ситуацию в стране. Пятно это дойдет, конечно, и до Хабаровска, потом оно спустится и в Комсомольск-на-Амуре. Конечно, Митволь вчера не забыл сообщить, что оно разбавится, это и без него все знают, что оно разбавится. Но нельзя забывать о том, что у нас Амур уже пересыщен, у него фенолы всегда выше пределов допустимой концентрации. У нас в Амуре санэпидслужбы в Хабаровском крае уже много лет запрещают гражданам купаться. Поэтому говорить о том, что от этого конкретного случая не будет превышения нормы, я бы не стал, потому что это будет добавок к имеющимся неприятностям.

- Что именно попало в реку? Бензол или хлористые соединения бензола?

- Это не хлористые соединения бензола. Скорее всего, это бензол, сырье для производства фениламина, анилина. Однако и это не доказано.

-Но если это бензол, чем это грозит экологической системе Амура? Потому что про Сунгари говорить уже бессмысленно.

- На Амуре много чего есть, там азот и аммонийный, и нитритный, и нитратный, и фосфор там есть, и даже диоксины есть, о фенолах я говорил, но бензола не было, вот до кучи будет еще и бензола. Это плохо, потому что наши медики на самом деле умеют обсуждать и прогнозировать загрязненность вод природных по частям, но не способны оценить суммарное влияние на человека всех этих факторов. Поэтому когда добавляется очередной новый компонент, в данном случае бензол, то опасность может оказаться больше, чем могут себе представить санитарные врачи. Вот этого надо бояться.

- А то, что касается мертвой рыбы? По свидетельствам китайских газет, берега Сунгари усыпаны мертвой рыбой.

- Это означает, что рыба не любит ту химию, которая к нам сейчас плывет.

- Ну, а что касается рыбы в Амуре?

- Нам уже Митволь сказал, что разбавится, может оказаться, что рыба в Амуре не сдохнет, а отравится. Но нашу рыбу амурскую уже много лет в некоторых населенных пунктах не рекомендуют в пищу употреблять, так что просто эта беда усилится и добавится.

XS
SM
MD
LG