Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бездомные Амстердама


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.

Надежда Перцева: Рене - амстердамский клошар. Раз в неделю, под псевдонимом «Бездомный Тео», Рене устраивает экскурсии «на дне» города, в районе Красных фонарей. Своих гостей он встречает в старинном «коричневом» кафе рядом с центральным вокзалом, от которого лентами расходятся два разных Амстердама: глянцево-витринный город ресторанов и магазинов - в одну сторону и подернутый налетом времени город подпольный и закулисный - в другую.

Рене: Тео - так звали первого бездомного, который начал проводить такие экскурсии. Пару лет назад он бесследно исчез. Никто не знает точно, что с ним стало. Некоторые говорят, что он сел в тюрьму, некоторые говорят, что он погиб, а некоторые - что он женился на богатой женщине и уплыл с ней на корабле в Австралию. Истина, как всегда, где-то по середине.

Софья Корниенко: Сколько в Амстердаме бездомных? Официальная цифра - около тысячи шестисот. Рене утверждает, что больше, однако лично знает «только» человек сто пятьдесят.

Рене: Общество это разнородное. Бездомные наркоманы, например, держатся отдельно. У них времени нет, они заняты, им надо думать как побыстрее достать еще наркотики… Еще есть много психически ненормальных, алкоголиков. Есть иностранцы - поляки, русские есть - их всегда можно увидеть в определенных местах. Но в основном, амстердамские бездомные - это немолодые уже мужчины, коренные голландцы. Многие спят прямо на улице, на картонке, в центре города. Квартал Красных фонарей никогда не спит, здесь слишком шумно. Но зато можно денег заработать. А так вообще по городу много есть хороших мест, под мостами, например, хорошо спать. Вон, кстати, идет мой коллега-бездомный, хирург из Бельгии, убил свою жену. Одиннадцать лет отсидел в тюрьме. Теперь вот делает покупки для проституток. Кто хлеба попросит купить, кто презервативы. Так и зарабатывает. Но я с ним не общаюсь. Он глухой и у него ужасный фламандский акцент.

Софья Корниенко: Мимо нас, вдоль канала напротив, прошел хмурый небритый человек в старом сером пальто, похожий на тень. Рене, наоборот, на бездомного не похож.

Рене: Я стараюсь всегда выглядеть аккуратно, носить неплохую одежду. Потому что я часто знакомлюсь с людьми и не хочу, чтобы они меня воспринимали как асоциального типа. Я живу на окраине города, фактически в лесу, в палатке, на природе. Летом у меня там чудесно, поют птицы, никому платить не надо. Я чувствую себя одиноким Робинзоном. Мне нравится осознавать, что я не такой как все, что у меня жизнь необычная. Я получаю пособие, но к концу месяца денег никогда не остается, у меня деньги быстро уходят, я не умею с ними обращаться. Тогда иду в столовые для бездомных. В Амстердаме много всяческих благотворительных заведений, где можно поесть, помыться, посидеть в интернете. Почти все такие заведения организованы христианскими миссионерами самых разных конфессий. И почти все находятся здесь, в районе красных фонарей, потому что считается, что именно здесь нужно спасать людей от дьявола. Вообще это очень закрытый квартал, просто так вы здесь, например, квартиру не купите. Для этого нужно принадлежать либо к секс-индустрии, либо к одной из этих христианских организаций. Вот такой симбиоз. Когда я прихожу, например, в протестантскую столовую, то им все равно, что я не протестант, им надо просто как можно больше душ спасти. Так вот, когда мне не нравится что-нибудь, я им говорю: спасибо, я пойду лучше к католикам… А вообще, если ты долго бездомный, то уже и сам приспосабливаешься. Ведь сколько люди всего выбрасывают! По понедельникам и средам, когда выставляют мусор перед приездом мусороуборочных машин, столько можно найти. В прошлый понедельник, например, я нашел стопку книг в центре и продал на рынке. А когда погода плохая, то мне иногда удается достать бесплатные билеты в музей. В город я езжу на велосипеде или на поезде, без билета, разумеется. Пришлось недавно отсидеть четыре недели в тюрьме. Ужасно не понравилось. Это в первый раз. Но с Россией здешнюю тюрьму не сравнить, здесь - камеры люкс.

Софья Корниенко: О России Рене много слышал от брата, богатого владельца ресторанов и кафе в нескольких странах, в том числе в Петербурге.

Рене: Мой брат очень богат, у него в Бельгии свой особняк. Вместе с ним живет и моя мать. Я навещаю их раз в месяц, брат каждый раз подвозит меня на своей роскошной машине. Но жить я там не хочу. Слишком сильно отличается от Амстердама. Бельгия… деревня. К тому же у меня слишком много долгов, если будет постоянный адрес, то опять посадят в тюрьму. А в Амстердаме всегда что-то происходит, все меняется. Но, знаете, от жизни городского бродяги впадаешь в зависимость. Если год вот так проживешь, то вернуться к обычной жизни очень тяжело. Я стал бездомным в силу обстоятельств, был наркоманом (героин, методон). Ведь у меня был дом, двое детей. Но надо сказать, что жизнь бродяги меня привлекала с детства. Я много читал Жоржа Сименона о клошарах, которые спали под мостом, а на самом деле это были врачи или бароны, читал о Робинзоне Крузо на своем острове, и думал: как хорошо, ведь им не надо работать. Ведь я не из семьи бездомных. Я учился в Королевской Академии Искусств - почти закончил, но диплома не получил. Мне показалось, что это бессмыслица какая-то - зачем художнику диплом. Понимаете, теперь, когда я бездомный, многие вещи в мире обычных людей выглядят бессмысленными, абсурдными. Ведь, возможно, мы здесь только за тем, чтобы дать новую жизнь нашим детям, чтобы они родили своих детей и так до бесконечности. А впрочем, не знаю. Я еще думаю над этим вопросом.

XS
SM
MD
LG