Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Уральском федеральном округе началась реформа в подразделениях милиции общественной безопасности


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимает участие Сергей Мочалин, заместитель начальника милиции общественной безопасности ГУВД Свердловской области.

Татьяна Канахина: В Уральском федеральном округе стартовала реформа в подразделениях милиции общественной безопасности. Опробуют ее в Свердловской области, которая занимает второе место по количеству преступлений на тысячу жителей после московского региона. Ключевым звеном обновленной системы должны стать участковые уполномоченные. Их будет больше, заработная плата выше, а требования к ним - строже. Тему продолжает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова.

Дарья Здравомыслова: Рабочий день у старшего участкового Игоря Щепакина начался сегодня в 6 утра – он отлавливал призывников-уклонистов. В это время все еще спят дома – проще вручить повестку прямо в руки. Работает Игорь по 18 часов в сутки - сказывается нехватка кадров. Вместо необходимых 450 участковых в Екатеринбурге работают только 300.

Игорь Щепакин: Населения много на каждого участкового. В подчинении у меня еще четыре человека. Приходится отвечать и за них, и за себя. Я же милиционер – не пройду мимо, если кто-то спиртные напитки распивает, кто-то хулиганит, дорогу перешел в неустановленном месте. Помимо этого, рукописной работы много очень, которая много времени занимает. По ночам остаешься и занимаешься вот этой работой. Не хватает участковых. Если бы обслуживать так, как положено, я бы буквального каждого гражданина обходил и узнавал бы про него, где и чем человек живет. Участковый – он ведь и папа, и мама в каждой квартире. «Нет мужа? Пожалуйста, вот вам муж».

Дарья Здравомыслова: Чтобы повысить престиж работы в органах внутренних дел, в Уральском федеральном округе решили провести реформу. Как говорит начальник пресс-службы Главного управления МВД России по Уральскому округу Игорь Гладиков, проведенные ими опросы показали, что многие жители не знают в лицо своего участкового.

Игорь Гладиков: На одного участкового милиции вот на этой территории приходилось до 17 тысяч человек. Сейчас по-новому рассматриваются границы административных участков и приводится численность жителей, с которыми работает участковый уполномоченный, до 3-3,5 тысяч. В том числе увеличивается количество участковых на 347 человек.

Дарья Здравомыслова: Также создан фонд служебного жилья. Правда, в Екатеринбурге эта программа работает уже несколько лет. За это время участковым выдано около 60 квартир. На очереди еще 150 желающих. Начальник службы участковых УВД Екатеринбурга Михаил Темышев говорит, что требований к кандидату на заселение немного, но они есть.

Михаил Темышев: Во-первых, участковый должен быть бесквартирным, вообще никогда не иметь своего жилья и ничего такого у него быть не должно. Он должен стоять в очереди. В основном стараемся дать квартиры тем, кто работает на той территории, где эта квартира выдается. Это специально сделано для того, чтобы люди шли на работу.

Дарья Здравомыслова: При увольнении бывший участковый из квартиры должен выехать.

Также рассматривается вопрос о надбавке в 10 тысяч рублей к зарплате участковых.

Взамен всех этих поощрений оценивать их работу начнут строже. В первую очередь будет проведена переаттестация сотрудников.

Татьяна Канахина: Сегодня гость Екатеринбургской студии Радио Свобода – заместитель начальника милиции общественной безопасности ГУВД Свердловской области Сергей Мочалин.

Доброе утро, Сергей Михайлович.

Сергей Мочалин: Доброе утро.

Татьяна Канахина: Сергей Михайлович, что сегодня представляет собой служба участковых уполномоченных?

Сергей Мочалин: Служба участковых уполномоченных Свердловской области – это почти 1,5 тысяч сотрудников. В основном это лица, находящиеся в должностях до пяти лет. Ну, достаточно большой коллектив, который работает в должностях и более 10 лет. То есть ядро в службе. Вместе с тем, мы на сегодняшний день констатируем факт, что у нас служба в течение ряда лет остается неукомплектованной.

Татьяна Канахина: На сколько процентов?

Сергей Мочалин: Сегодня у нас не хватает почти 300 сотрудников милиции для работы в должностях участковых уполномоченных. К сожалению, большая текучесть кадров. В некоторых коллективах мы не можем стабилизировать личный состав. Притом, мы не говорим, что за последние годы мы мало сделали для этой службы, но вместе с тем, оказывается, что этого недостаточно. И направленность работы сегодня всей структуры органов внутренних дел осуществляется на поднятие престижа этой службы, на ее укрепление, на создание приоритетов профилактической работы. Поэтому на сегодняшний день продумана и предлагается и органам власти, и собственно подразделениям милицейским система мер, которая должна обеспечить более эффективную работу этого института.

Татьяна Канахина: О реформе мы еще поговорим.

И я приглашаю слушателей присоединиться к нашей беседе. Считаете ли вы, что служба участковых сегодня необходима или же можно в России обойтись без нее?

Сергей Михайлович, вы сказали о том, что наблюдается большая текучка кадров. Только ли зарплата тому виной?

Сергей Мочалин: Конечно, прежде всего, это достаточно высокая нагрузка на личный состав.

Татьяна Канахина: Это 18 часов, как было сказано в материале моей коллеги?

Сергей Мочалин: Я согласен, что бывают случаи, когда и 18 часов, когда и больше работают. И выходных практически не бывает. Действительно, еще раз повторю, это связано, прежде всего, с тем, что мы не укомплектовали эту службу в течение многих лет, поэтому и такая работа.

Татьяна Канахина: А сколько сегодня максимально получает участковый уполномоченный милиции?

Сергей Мочалин: Я скажу, что в среднем мы просчитали эту зарплату – это где-то 10-12 тысяч рублей. То есть это средняя зарплата, со всеми надбавками, выплатами, премиями. Примерно вот такая сумма.

Татьяна Канахина: Зарплата, нагрузка... Что еще?

Сергей Мочалин: Я считаю, что еще непрофессионализм.

Татьяна Канахина: Чей прежде всего?

Сергей Мочалин: Прежде всего участковых уполномоченных. К нам приходят сотрудники - и, к сожалению, нагрузка сразу очень большая. Даже образования, которое они получают в наших институтах милицейских, недостаточно для того, чтобы они успешно справлялись со своей задачей.

Татьяна Канахина: А люди, которые приходят работать в эту службу, они, в принципе, представляют, что они будут делать, с чем им придется столкнуться?

Сергей Мочалин: Я как раз об этом и хотел сказать. К сожалению, получается так, что приняв на должность участкового уполномоченного сотрудника либо после окончания учебного заведения, либо со стороны, мы сталкиваемся с такой проблемой, что он не в состоянии полноценно выполнять свои обязанности. Поэтому задача, которую мы сейчас поставили, - это все-таки создать институт помощников участковых уполномоченных, на этих должностях прокатать сотрудников для того, чтобы они получили и определенную практику, и представление об этой службе. И только после прохождения службы в должности помощника участкового уполномоченного впоследствии назначать его на должность участкового уполномоченного.

Татьяна Канахина: А что касается тех, кто будет обкатываться вот на этих должностях, откуда люди будут набираться?

Сергей Мочалин: Мы здесь работаем, прежде всего, с тем личным составом, который у нас состоит на должностях рядовых и сержантских, тех, кто имеет желание учиться, повышать свое образование, учится где-нибудь. Либо мы их сами направляем в эти учебные заведения, тех, кто имеет намерение выстроить некую карьеру в органах внутренних дел, кто хочет повысить звание, должности.

Татьяна Канахина: Техническая оснащенность службы на сегодня, как вы оцениваете ее уровень?

Сергей Мочалин: Я считаю, что определенные шаги в этом направлении сделаны, но они крайне недостаточны.

Татьяна Канахина: Чего не хватает больше?

Сергей Мочалин: Я считаю, что здесь, прежде всего, и организационная техника...

Татьяна Канахина: Факсы, телефоны?

Сергей Мочалин: В том числе и это. Я еще раз говорю, что на сегодняшний день очень жесткие требования к организации работы, к регистрации преступлений, к их разрешению – это все требует оформления документов, и это занимает много времени. И теперь только ручкой, только бумагой, или, как говорят, амбарной книгой не обойтись.

Татьяна Канахина: А интернет есть в каждом кабинете участкового?

Сергей Мочалин: Нет, интернета, к сожалению, нет. И поэтому оценки, которые мы получаем от населения, как правило, это происходит при непосредственных встречах участкового уполномоченного с населением, при обходе жилищ и квартир.

Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Михаил из Москвы. Участковые в нашей стране нужны. Я живу в Москве, Тимирязевский округ. Каждый год они у нас меняются. У нас были и кавказской национальности участковые. Я не понимаю, что за дела-то творятся в стране?

Татьяна Канахина: Сергей Михайлович, прокомментируйте, пожалуйста.

Сергей Мочалин: Да, конечно. Мы получаем зачастую очень нелестные оценки от населения о работе участковых уполномоченных. Я думаю, что здесь очень много и справедливых нареканий на нашу службу. Вместе с тем, на сегодняшний день есть целая система мер, которая, я думаю, позволит нам создать здоровый коллектив участковых уполномоченных. Речь идет вот о каких мерах. Прежде всего мы намерены, и проводим общественную аттестацию участковых уполномоченных.

Татьяна Канахина: А что это такое?

Сергей Мочалин: Мы анкетируем население, получаем оценки, в том числе и анонимные, анализируем заявления, жалобы.

Татьяна Канахина: Но если население не знакомо с участковым лично, то как население может дать оценку работе участкового?

Сергей Мочалин: Есть система назначения участкового на должность. Она предполагает ознакомление с участком, ознакомление с общественностью. Зачастую мы не можем действительно обойти эти несколько тысяч человек за короткое время. Поэтому предполагается, прежде всего, ознакомление с общественными объединениями, которые работают на этом участке, с теми же руководителями товариществ собственников жилья, с ЖКО.

Кроме того, на сегодняшний день мы предлагаем, видимо, в 2006 году перейти на контрактную основу несения службы участковыми уполномоченными. То есть участковый уполномоченный при назначении на должность будет знать, что он приходит сюда не на год, а на 5-8 лет. А за вот эту службу, которую он должен нести, ему должны быть, во-первых, созданы условия для несения службы на участке, в том числе и для работы с населением. А во-вторых, должны решить социально-бытовые вопросы. В том числе и заработную плату мы должны оговорить очень конкретно.

И требование у нас на сегодняшний день такое – участковый уполномоченный должен жить на своем участке. О нем люди должны знать – знать, где он работает, как работает. И, естественно, его задача – прежде всего защищать население того участка, за которым он закреплен.

Татьяна Канахина: А каким образом можно ускорить процесс знакомства участковых с теми, с кем он работает, с населением?

Сергей Мочалин: Прежде всего, мы будем распространять тот опыт, который наработали, - это опубликование в местных газетах информации об участковых уполномоченных. Мы на сегодняшний день серьезно развернули работы по участковым пунктам милиции, которые будут созданы на каждом административном участке.

Татьяна Канахина: Это те самые опорные пункты?

Сергей Мочалин: Да, те самые опорные пункты, в которых участковый должен работать с населением, принимать граждан. Население должно знать, что там присутствует участковый, и он готов оказать помощь при обращении.

Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Я из Санкт-Петербурга. И я хочу ответить на ваш вопрос. Я считаю, что, в общем-то, это необходимо, потому что это как бы первая инстанция, которая дает документальные данные, допустим, протоколирование и прочее, например, между соседями или что-то во дворе произошло, чтобы дальше, если есть необходимость, идти в следующую инстанцию уже с документом на руках, а не со словами, которым, может быть, суд поверит, а может быть, и не поверит.

Татьяна Канахина: А знакомы ли вы со своим участковым уполномоченным милиции?

Слушатель: Я вам сейчас и хотела рассказать, что недопустимо вот то, что было у меня год назад. Год назад в квартире раздался звонок. Стоит приятный, молодой человек в милицейской форме, с удостоверением. Он представился. Я его пригласила в комнату. Он вошел. Вы знаете, до этого был нормальный человек. А как только вошел – развалился в кресле. И начинает спрашивать: «А что представляет собой это семейство, что представляет то семейство?». Я говорю: «Молодой человек, давайте так договоримся. Я не сексот. Вы меня в свои органы не завербовали. И начнем с того, что вы не сотрудник КГБ». Понимаете, вот это недопустимо.

А второй сотрудник, который был... Ну, он как-то быстро с нашего участка, видимо, ушел. А со вторым участковым мне пришлось после него столкнуться. Вы знаете, я просто помогала соседке своей. Очень хорошее впечатление он произвел. И он помог ей. Спасибо ему.

Татьяна Канахина: Сергей Михайлович, учат ли участковых уполномоченных милиции работать с населением? И если учат, то кто и как?

Сергей Мочалин: Очевидно, конечно, что эта работа нуждается в улучшении. И я думаю, что очень правильный акцент сделала наша слушательница. Я думаю, что от участкового ждут, прежде всего, помощи. И ведь работа участкового должна быть не только с плохими людьми, но она должна быть схема работы и с хорошими людьми, скажем так. И, действительно, я думаю, что это человек, который может дать и юридическую консультацию, и как поступить в конкретной ситуации. Потому что он должен быть обучен...

Татьяна Канахина: «Мама и папа», как было сказано в материале моей коллеги.

Сергей Мочалин: Да, правильно вы говорите. Вот я думаю, что наступило время, когда мы вроде бы очень много говорим о каких-то организованных преступлениях, о каких-то тяжких преступлениях. А людей-то волнуют очень простые вопросы – это бродячие собаки, брошенные машины, разбитые стекла. Ну, не говорится об этом. Хотя мы и смотрим нашу статистику. Ведь основная часть преступлений и рост преступлений идет именно не по тяжким преступлениям. Поэтому мы должны, прежде всего, и направленность работы своей изменить.

Татьяна Канахина: Сергей Михайлович, и все-таки кто обучает работе с населением, и обучает ли?

Сергей Мочалин: Мы сейчас создаем и психологическую службу. И я думаю, что в этой сфере нам больше нужно сделать, чем мы сделали. И я думаю, что это очень правильный и своевременный вопрос. Я и говорю, что имеются у нас зачастую проблемы даже в понимании между участковым и населением.

Татьяна Канахина: Сергей Михайлович, мы уже начали говорить о некоторых пунктах предстоящей и уже начатой реформы – с 2006 года перевод на контрактную основу, увеличение количества опорных пунктов, повышение зарплаты сотрудникам правоохранительных органов. Что еще предусматривает реформа?

Сергей Мочалин: Реформа, прежде всего, коснется и исполнительной власти – и на муниципальном уровне, и на уровне субъектов Федерации.

Татьяна Канахина: Но это общие слова. А что конкретно?

Сергей Мочалин: Во-первых, предложена программа профилактики правонарушений. Она должна носить комплексный характер и касаться всех субъектов профилактики. Предложено в муниципальных образованиях, в субъекте Федерации назначить заместителей глав, ответственных за профилактику правонарушений.

Татьяна Канахина: А сейчас таких нет?

Сергей Мочалин: Сейчас эта работа ведется. И это заложено в документах на 2006 год. Во-вторых, во всех образованиях муниципальных и в субъекте Федерации будет создана межведомственная комиссия по профилактике правонарушений, которую на местах возглавят главы муниципальных образований...

Татьяна Канахина: Но вы верите в то, что она будет приносить эффективные плоды, эта комиссия?

Сергей Мочалин: А как же она может не приносить плоды, если каждому субъекту профилактики, каждому ведомству, каждой структуре будут поставлены определенные задачи...

Татьяна Канахина: То есть спроса будет больше?

Сергей Мочалин: Во-первых, спроса будет больше. А во-вторых, мы предлагаем широкий спектр мер по привлечению общественности, общественных объединений, граждан к участию в профилактических мероприятиях. Конечно, это во многом творчество. Но есть и очень много примеров, когда они сработали, и они сработали на конкретные результаты. Поэтому мы будем, еще раз повторяю, свою работу направлять, во-первых, на взаимодействие с общественными объединениями, с гражданами и на улучшение межведомственного взаимодействия.

Татьяна Канахина: Кстати, об общественных организациях. Планируется ли развивать институт дружин? Что вы думаете по этому поводу? Считаете ли вы, что он морально устарел или он нужен в России?

Сергей Мочалин: Наверное, в том виде, в котором он существовал в советское время, нам на сегодняшний день его не создать.

Татьяна Канахина: Эти люди в повязках...

Сергей Мочалин: Да, это люди в повязках, это партийная направляющая, это работа через предприятия, через организации. Это сложнее. Но вместе с тем, востребованность в общественности, которая участвует в охране порядке, она есть. Она есть и у органов внутренних дел, она есть и в коллективах.

Я хочу привести пример. Прежде всего студенческие отряды. Они созданы, они работают, они развиваются, находят новые формы работы. Мы очень серьезно говорим о воссоздании общественных объединений по месту жительства. Ведь на сегодняшний день заинтересованность жителей конкретного двора в том, чтобы у них был порядок, это же очевидно. И я думаю, что есть много лиц, заинтересованных в том, чтобы некая правоохранительная общественность существовала в каждом дворе, в каждом районе.

Конечно, на сегодняшний день отсутствуют нормативы, нормы и федеральные, и региональные по созданию таких объединений. Но вместе с тем, это движение существует, оно развивается. И я думаю, что оно и будет существовать.

Татьяна Канахина: То есть вы считаете, что население, в принципе, возможно мобилизовать на охрану самих себя, да?

Сергей Мочалин: А это необходимо. Потому что общественная безопасность, спокойствие, они не валятся с неба, они создаются за счет каких-то организационных усилий, за счет неравнодушного отношения населения, прежде всего, к себе.

Татьяна Канахина: Просто сейчас люди так замкнуты на своей собственной квартире и общественной деятельностью настолько мало интересуются, что...

Сергей Мочалин: Я думаю, что здесь, конечно, нужно повысить, прежде всего, бдительность граждан. Они должны знать, кто рядом с ними живет. Ведь внимание – это совершенно элементарное поведение, когда человек обращает внимание на, скажем, опасное или подозрительное поведение другого человека, сообщает об этом. Ведь самое главное, что мы хотели бы получить от населения, - это упреждающую информацию, с тем, чтобы мы могли ее проверить, проверить людей, которые действуют неадекватно...

Татьяна Канахина: Предотвратить.

Сергей Мочалин: Да-да, вот на этом уровне. И чтобы человек знал, что ему нужно сообщить, позвонить тому же участковому, в дежурную часть. А дежурная часть и участковые должны уметь работать с теми людьми, которые, может быть, обоснованно, а может быть, и не обоснованно подозреваются или что-то замышляют, или готовятся к совершению какого-то преступления.

Татьяна Канахина: А есть ли у участковых уполномоченных мобильные телефоны и визитные карточки?

Сергей Мочалин: Ну, программа обеспечения участковых уполномоченных связью работает. И я хочу сказать, что на сегодняшний день особенно в крупных городах за счет средств муниципальных образований мы обеспечили своих сотрудников сотовыми телефонами, даже бесплатно. Но эта программа будет продолжаться. А что касается визитных карточек, то мы обязали участковых уполномоченных проводить ежегодный обход квартир с тем, чтобы было, еще раз говорю, и ознакомление, и у каждого жителя оставалась информация о том, как участкового найти, по каким телефонам. Эта программа будет работать и в следующем году.

Татьяна Канахина: И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Меня зовут Ибрагим. Я из Москвы. Мне кажется, что вот это звено участковых уполномоченных – это одно из самых необходимых звеньев в системе МВД. Но я хотел бы сказать по поводу подбора кадров. Им неоткуда взяться, потому что у нас общество такое... и требовать от участковых, чтобы они были идеальными, это нелепо.

А меня интересует статистика по Свердловской области, допустим. Сколько людей, преступивших закон? Ни для кого не секрет, что большая часть этих людей, оставшихся с советских времен, которые занимаются самодеятельностью, например, с призывом в армию, занимаются и поборами всякими. Есть ли какая-то статистика по этому поводу? Столько-то людей, допустим, наказаны или сняты с работы.

Татьяна Канахина: То есть камень в ваш огород, что называется. Много ли поступает жалоб от населения на работу участковых? И многих ли наказывают по результатам каких-то проверок?

Сергей Мочалин: Мы ведем, конечно, эту статистику. И я хочу сказать, что достаточно большое число нарушений, которые допускаются участковыми уполномоченными. Только в этом году, к сожалению, у нас возбуждено 16 уголовных дел по фактам нарушения законности в Свердловской области. Мы уволили 24 участковых уполномоченных за недобросовестное отношение к службе, за неспособность выполнять свои задачи.

Татьяна Канахина: Сергей Михайлович, вы являетесь заместителем начальника милиции общественной безопасности, а обеспечивать таковую очень сложно. Что сейчас происходит, в принципе, на улицах российских городов, какие преступления волнуют вас больше?

Сергей Мочалин: Конечно, для нас очень важно правильно оценить те негативные тенденции, которые происходя. К сожалению, вот этот рост преступлений, который наблюдается в Свердловской области, он продолжает иметь место.

Татьяна Канахина: Мы реально вторые по количеству преступлений после Московского региона.

Сергей Мочалин: Да, это реально. И, к сожалению, мы идем с нарастающей динамикой роста преступлений. Вместе с тем, я хотел бы подчеркнуть, что на 28 процентов у нас за 10 месяцев увеличилось число преступлений. Но здесь можно сказать, что мы снизили, конечно, темпы прироста тяжких преступлений. Практически идут у нас на уровне прошлого года особо тяжкие преступления. А основной рост преступлений у нас идет за счет, скажем, нетяжких преступлений...

Татьяна Канахина: Это кражи, грабежи...

Сергей Мочалин: Это кражи, хулиганство. И у нас особенно поднялся такой вид преступления, как мошенничество. Это мелкие мошенничества, это попытки завладения имуществом путем обмана. И здесь для нас очень важно выстроить работу с населением, чтобы показать им, как пользуются их доверием, как преступник легко и просто завладевает их имуществом. Вот с этими целями мы провели анализ потерпевших, которые стали жертвами преступников. И получили очень интересные данные. Жертвами преступлений становятся все больше лица незащищенные.

Татьяна Канахина: То есть это пенсионеры...

Сергей Мочалин: Пенсионеры, женщины, студенты, учащиеся, безработные. И элемент такой, что, в большинстве своем, это лица, которые имеют постоянное место работы.

Татьяна Канахина: А что касается преступлений в школах, много ли их совершается?

Сергей Мочалин: Вообще школы на сегодняшний день мы должны сделать «островами безопасности» - такую задачу нам поставило и министерство, и это требование времени. И последние события, которые происходили в стране, и говорят о том, что должна быть активизирована работа и милицейская, и собственно администрации. Поэтому вот этот проект по школьным инспекторам – в прошлом году мы такой эксперимент провели, и намерены его продолжать – я думаю, что он нам даст, с одной стороны, оценку более объективную того, что в школах происходит, и поможет выстроить работу органов внутренних дел.

Татьяна Канахина: А много ли школ, которые сейчас имеют своего участкового уполномоченного?

Сергей Мочалин: В этом году мы назначали 50 участковых инспекторов милиции в школах, и намерены в следующем году увеличить это число вдвое.

Татьяна Канахина: На что они в первую очередь обращают внимание?

Сергей Мочалин: Мы задачи им поставили такие, что, прежде всего, это функции создания атмосферы соблюдения закона в школе. Это работа, еще раз говорю, не только с нарушителями, но и с теми лицами, которые положительно воспринимают органы внутренних дел, хотят содействовать обстановке соблюдения законности... даже не законности, а недопущения нарушений в школах. Мы отдельно выделили работу с различного рода зависимостями.

Татьяна Канахина: Наркотики?

Сергей Мочалин: Это и наркотики, это и курение, и алкоголь, это и азартные игры, и пристрастие к компьютерам. Здесь достаточно большой комплекс работ. Мы бы здесь хотели выстроить работу с администрациями школ, мы бы хотели выстроить работу с учителями, с родителями. И выстроить работу, скажем так, прежде всего, не привлекая к ответственности тех, кто на грани совершения или совершает преступление, а прежде всего разобравшись, почему они совершают эти преступления – либо не знают законодательство, либо нужна психологическая корректировка, либо нужно показать примеры, к чему это приводит. То есть это, по большому счету, работа психологическая, работа, направленная на вовлечение в какой-то организованный досуг. Самое главное – это чтобы не бездельничали дети, чтобы были вовлечены.

Татьяна Канахина: Сергей Михайлович, сколько денег будет выделено на реформу, которая началась?

Сергей Мочалин: Этот вопрос пока на сегодняшний день остается открытым. На ту программу профилактики, о которой я говорил, мы посчитали, что нам на пять лет – до 2010 года – для того, чтобы осуществить те программы или те мероприятия, которые мы предлагаем, нам нужно более 16 миллиардов рублей.

Татьяна Канахина: Большая цифра!

Сергей Мочалин: Очень большая.

Татьяна Канахина: Спасибо вам за участие в программе.

XS
SM
MD
LG