Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бензоловое пятно приближается по реке Сунгари к России. Сколь велика опасность загрязнения Амура?


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Алексей Минин и директор Института водных проблем РАН, академик, профессор Виктор Данилов-Данильян.

Андрей Шарый: На этой неделе стало известно о том, что 13 ноября в Северном Китае в результате взрыва на химическом заводе произошел сброс в реку 100 тонн ядовитых веществ, предположительно – бензола. Отравленное пятно миновало город Харбин и со скоростью около 100 километров в сутки движется по направлению к российской границе, где попадет в реку Амур и – как полагают, в первых числах декабря – достигнет Хабаровска. Власти этого города сначала объявили чрезвычайное положение, но потом его отменили. Пробы воды в Амуре берут каждые два часа, для очистных сооружений и водозаборов закупается 20 тонн активированного угля, который якобы очищает питьевую воду от бензола. Сегодня китайские власти принесли официальные извинения России за нанесение экологического ущерба, группа российских специалистов, вероятно, вскоре направится в Харбин для ознакомления с ситуацией на месте.

Из Хабаровска сообщает корреспондент Радио Свобода Алексей Минин.

Алексей Минин: Беспокойство должно было возникнуть еще 13 ноября. Однако более-менее отчетливая информация начала появляться лишь на этой неделе. До этого все было чуть ли не на уровне слухов. И такое, кстати, происходит уже не впервые. Взять хотя бы пылевые бури, которые в основном идут из Китая, реже из Монголии. Дальневосточным экологам и другим специалистам приходится во всем разбираться самим. Вот и на этот раз точные данные об объеме и характере веществ, попавших в Сунгари, поступили только накануне. Конечно, эти данные никого не порадовали – сто тонн бензола. Панические настроения появились у хабаровчан – все кинулись в массовом порядке заливать воду в имеющиеся емкости и скупать воду в магазинах.

Жительница Хабаровска: Запасаемся, по киоскам ищем, везде, где только можно. Сейчас с работы иду - уже ничего нет практически. В магазине уже нет воды, кроме "Боржоми", ничего нет.

Житель Хабаровска: Да неохота травиться, если честно.

Жительница Хабаровска: Уже запасаемся, все емкости заполняем водой. Паники нет, все запасаются водой - и все. Просто, видимо, никто не знает, на какой срок это все, на всю вечность, как говорится, не напасешься.

Житель Хабаровска: Китайцы нас водой травят всякой, химией всякой.

Жительница Хабаровска: Брали, сколько можно, во все емкости, в магазине пока нет, мы набрали, пока еще идет вода чистая относительно.

Житель Хабаровска: Запасаемся, ведра есть, чайники трехлитровые, банки.

Алексей Минин: Вода в кранах текла тонкой струйкой. В некоторых районах города она вообще исчезла. Склады с бутилированной водой опустели за два дня, цены на воду выросли в два-три раза. Выпуск воды в бутылках увеличен в 20 раз. Коммунальщики же заверили, что никаких отключений по городу нет и пока не будет, тем более, что водой еще можно пользоваться. По расчетам, отрава дойдет до Хабаровска не ранее первого декабря. Однако сегодня появились данные о том, что власти Харбина решили как можно быстрее протолкнуть отравленную воду. Для этого они сбрасывают в Сунгари воду со всех ближайших водохранилищ, так что расчеты могут измениться.

Сейчас уровень загрязнения в реке Сунгари снизился вдвое – такие данные сообщило генеральное консульство Китая в Хабаровске. В консульстве отметили, что несколько небольших рек, которые впадают в Сунгари после города Харбина, могут разбавить вредные вещества. Однако нельзя забывать, что сейчас Амур, Сунгари и их притоки активно покрываются льдом, ядовитая вода таким образом замерзнет. А значит, даже если работа водозабора в Хабаровске не прекратится, вода будет непригодна для бытовых нужд.

Андрей Шарый: Мы обсуждаем экологическую ситуацию на Дальнем Востоке, и я с удовольствием представляю Вам гостя программы – это известный российский ученый, директор Института водных проблем РАН, академик, профессор Виктор Данилов-Данильян.

Виктор Иванович, самые разные данные о том, какова может быть угроза загрязнения Амура и реки Сунгари. Как вы считаете, насколько все это опасно?

Виктор Данилов-Данильян: Несомненно, что это все опасно. Насколько – об этом можно будет судить только по получении конкретных данных, когда отравленная вода будет близко к Хабаровску. Максимальное загрязнение которое было зафиксировано ниже по течению Сунгари после взрыва – это примерно 32-кратное превышение предельно допустимой концентрации. Сейчас говорят о том, что концентрация снизилась примерно вдвое. Судите сами: Сунгари впадает в Амур недалеко от города Хабаровска, выше немного города. И если сравнивать воду Сунгари и воду Амура, то Сунгари вносит плюс к тому, что в Амуре есть, еще примерно треть. А именно средний расход Сунгари примерно три тысячи кубометров в секунду, а Амура после впадения Сунгари в самом Хабаровске примерно 11 тысяч. Из того, что течет через Хабаровск, вода Сунгари составляет порядка 28-30%.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Виктор Иванович, а может так случиться, что это бензоловое пятно вообще рассосется и угрозы не будет никакой, или это исключено? Потому что китайские власти сообщают успокоительную информацию, ясно, что это в их интересах. Тем не менее, может быть какая-то доля правда есть в том, что они говорят?

Виктор Данилов-Данильян: Считаем: если концентрация уже снизилась до 15-16 ПДК, предельно допустимых концентраций, то после еще трехкратного разбавления, если никаких преобразований бензола и прочих ядов не произойдет, если они сохраняются в воде без всяких изменений, то все равно концентрация в Хабаровске должна составлять самое большее порядка 4 ПДК.

Андрей Шарый: Это опасно?

Виктор Данилов-Данильян: Это, безусловно, опасно. Все меры, которые принимает администрация Хабаровска, необходимы. Активированный уголь действительно очищает воду от бензола и большинства других возможных примесей ядовитых, которые могли попасть в эту воду. Но при всем притом не исключено, что благодаря разбавлению воды в самой Сунгари, произойдет еще более значительное снижение концентрации, чем то, о котором я сказал.

Андрей Шарый: К нам дозвонился Ахмед из Москвы. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Я хочу сказать: не пора ли дать политическую оценку китайцам? Что они творят с нашим народом? Надо подумать, в конце концов, политическую оценку дать.

Андрей Шарый: Спасибо вам, Ахмед, за эмоциональное выступление. Виктор Иванович, я немножко по-другому разверну вопрос нашего слушателя. Есть ли какие-то международные соглашения, определяющие какие-то нормы компенсации, меру ответственности в том случае, когда государство одно загрязняет территорию другого государства? Известно, что китайские власти принесли извинения России, однако этими извинениями сыт не будешь.

Виктор Данилов-Данильян: В принципе, если имеется достаточно достоверная оценка нанесенного ущерба, то вопрос о компенсации можно возбуждать в международном суде. Это так. Но это чрезвычайно длительная процедура, и что-то вполне достоверно доказать обычно бывает довольно трудно.

Андрей Шарый: В этом конкретном случае, в том случае, если российская сторона предъявит какие-то претензии на основе оценок, которые сделает группа российских специалистов, которые выехали в Китай или когда это пятно достигнет российской границы, по вашему мнению, возможно возбуждение какого-то дела, получение компенсации или нет?

Виктор Данилов-Данильян: Вопрос будет решен скорее политически, до суда дело не дойдет. Наш слушатель в принципе вопрос поставил правильно: нам нужно думать о том, что подобного рода события могут быть и в дальнейшем. Я бы вот так перефразировал этот вопрос. Не надо думать, что это какая-то провокация Китая против нас, сам Китай больше чем мы страдает от подобных событий. Дело в том, что сверхускоренная индустриализация, которая произошла в Китае за последние 20 лет, конечно, чревата такого рода событиями в дальнейшем. Там многое сделано то, что называется, на живую нитку, там многое ненадежно, и аварии и даже катастрофы техногенные, несомненно, будут случаться и дальше.

Андрей Шарый: Георгий из Санкт-Петербурга в эфире Радио Свобода.

Слушатель: Здравствуйте. Я когда-то путешествовал по рекам и обратил внимание, что в некоторых реках образуются, особенно у поворотов рек, отстойники как бы со стоящей водой, и там даже жуки водятся, которые обычно в прудах только. Так вот если нагонит в эти отстойники ветер воду, то эта ядовитая вода долго может там держаться.

Андрей Шарый: Профессор Данилов-Данильян, есть ли у вас какая-то оценка того, что сказал слушатель?

Виктор Данилов-Данильян: Это явление хорошо известно. Заводи и прочие участки русла реки, где течение не быстрое, а в принципе вода везде течет, на любом участке речного русла, если это русло, участки, где течение медленное, они действительно бывают. Дело в том, что в подобного рода событиях это скорее позитивный фактор, чем негативный. Да, во времени загрязнение растянется, но зато по уровню концентрации оно будет меньше.

Андрей Шарый: Виктор Иванович, довольно много я читал экспертные оценки экологов, они все утверждают, что Амур очень – очень грязная река, есть там российские сбросы, есть и китайские сбросы. Насколько, на ваш взгляд, серьезная ситуация - вот эта трагедия, драма с выбросом бензола китайского, насколько она ухудшит общую ситуацию в регионе?

Виктор Данилов-Данильян: Дело в том, что если удастся избежать неприятностей с населением Хабаровска и ниже расположенных населенных пунктов, то, конечно, экологический ущерб будет причинен. Но экологической катастрофы как таковой на Амуре не случится – это совершенно точно. Амур достаточно грязная река, причем это очень своеобразная река. Амур несет огромное количество наносов, из-за этого у него сильно изменчивое русло. В общем это река, которая требует повышенного внимания экологов и гидрологов. И всякие события такого рода, как произошло сейчас, конечно, крайне нежелательны не только с точки зрения безопасности людей, но и с экологической точки зрения.

Андрей Шарый: Валерий Петрович из Московской области, пожалуйста. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Я хочу сказать, что хабаровчанам не стоит так паниковать, потому что там рядом есть река Уссури, рядом с Хабаровском и из нее можно брать чистую воду.

Андрей Шарый: Вот такой совет хабаровчанам нашего слушателя. Виктор Иванович, насколько вы представляете себе географическую карту и особенности Амура, Уссури может помочь в этой ситуации?

Виктор Данилов-Данильян: Нет, конечно. Потому что надо иметь водозабор, который мог бы поставлять из Уссури воду в Хабаровск. А такого водозабора нет. Так что от того, что немного ниже Уссури впадает в Амур, хабаровчанам радости мало. Такой водозабор можно было бы построить, но пока это будет сделано, никаких зримых следов от этого загрязнения не останется. Так что, к сожалению, этим советом воспользоваться не удастся. Но во всяком крупном городе и даже незначительном населенном пункте нужно иметь резервы водоснабжения на случай таких событий. И эти резервы – это, как правило, использование подземных вод. И к сожалению, многие крупные города у нас питаются по преимуществу из поверхностных источников и такого резерва у них нет. Это в первую очередь относится к Москве и Санкт-Петербургу.

Андрей Шарый: Но вы знаете, кажется, если я не ошибаюсь ситуация на Дальнем Востоке, по крайней мере, в районе Амура не так плоха, поскольку я видел какой-то репортаж о том, что есть артезианские колодцы и жители, по крайней мере, Еврейской автономной области, где тоже протекает Амур, они могут пользоваться этими источниками воды. Давайте послушаем Александра из Санкт-Петербурга. Александр, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Вопрос у меня вот какой: не кажется ли уважаемому гостю, что рыночные механизмы абсолютно не работают, которые способны были урегулировать. И «Миша два процента», Касьянов заложил эти нерыночные механизмы. Все можно решить проблемой штрафов, то есть цена вопроса. Загрязнил – будь любезен миллион баксов отстегни. Вот тогда рыночный механизм эту проблему на сто процентов может решить. Как вашему гостю кажется?

Андрей Шарый: Спасибо, Александр.

Виктор Данилов-Данильян: Слушатель несомненно прав в том смысле, что ставки платежей за негативное воздействие на окружающую среду, в том числе, конечно, за отравление водоемов, у нас невероятно низки, беспрецедентно низки. Достаточно сказать, что в странах Балтии они раз в сорок выше, чем у нас, а уж про Европу я не говорю. Они выше даже в Белоруссии, даже на Украине, даже в Казахстане. Так что вне всякого сомнения, как говорили в советское время, бить рублем за подобные происшествия необходимо. Но в данном конкретном случае ситуация осложняется тем, что даже если мы изменим свое законодательство в этом направлении, то в Китае оно все равно действовать не будет – это международное событие.

Андрей Шарый: Виктор Иванович, вы недавно написали книгу в соавторстве с Кимом Лосевым и Игорем Рейфом под названием «Главный вызов цивилизации». Там, в частности, поднимается вопрос о том, каким должно и может быть совокупное промышленное загрязнение и в течение какого времени оно может произойти, чтобы резко и непоправимо изменить экологическое равновесие. Как вы считаете, такие аварии, подобные тому, что случилось в северном Китае, насколько это типично сейчас и насколько может приблизить планету к критической массе аварий и опасностей?

Виктор Данилов-Данильян: К великому сожалению – это типично. Дело в том, что мало того, что учащаются и усиливаются стихийные бедствия, природные стихийные бедствия - это совершенно четкая статистика, они удваиваются примерно за 10-15 лет, но и количество техногенных аварий возрастает. Прежде всего в развивающихся странах, таких как Индия, Китай, странах Латинской Америки и, естественно, Африка и так далее. И все такие события, несомненно, имеют не только локальное или региональное, но в конечном счете и глобальное значение и приближают мир к экологической катастрофе. Для того, чтобы с такими вещами как-то справляться, изменить эту тенденцию, необходимы гораздо более серьезные международные усилия, чем те, что предпринимаются сейчас.

Андрей Шарый: Александр из Уфы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. У меня такой прагматический вопрос: я живу в северной зоне Уфы, у нас аналогичная была, только меньше по размеру авария в 90 году, тоже с водозабором. Народ пошел брать воду из родников. Насколько могут быть в этих условиях чистые родники?

Андрей Шарый: Спасибо большое.

Виктор Данилов-Данильян: Ответа на этот вопрос, к сожалению, дать нельзя. Нужно в каждом конкретном случае было бы посмотреть, какая вода в роднике, какая вода в артезианской скважине. Но в принципе артезианская вода во много раз более защищена, чем поверхностная вода. Поэтому все события на поверхности земли, все сбросы в реки, озера и водохранилища, если и отзываются на подземных водах, то, во-первых, через весьма длительное время, а во-вторых, концентрация ядов там повышается гораздо менее значимо, чем в поверхностных водах.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, господин профессор, а в чем опасность конкретно загрязнения бензолом? Я где-то слышал и читал в последние дни, что это довольно редкий химический продукт, который не так часто попадет в реки. Так ли это?

Виктор Данилов-Данильян: Действительно, не так часто попадает в реки. Потому что в штатных сбросах он если и присутствует, то в весьма незначительных количествах. Но это, тем не менее, приводит к общему химическому отравлению организма, к резкому снижению иммунитета и разным нежелательным реакциям, как в желудочно-кишечном тракте, так и для нервной системы. Так что это крайне неприятное событие и всеми силами надо избегать попадания этой воды.

Андрей Шарый: Алла Алексеевна из Москвы, добрый вечер.

Слушательница: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, китайцы дважды принесли извинения России за эту катастрофу. А Россия или Советский Союз принесли извинение хоть какое-нибудь стране или своему народу за чернобыльскую катастрофу?

Андрей Шарый: Спасибо вам. Это несколько выходит за рамки нашей беседы. Виктор Иванович, вы много лет занимаетесь этой проблемой экологического состояния, еще раз давайте вернемся к политическому аспекту. Насколько распространена эта практика и что в России с этическими нормами?

Виктор Данилов-Данильян: Вообще у нас, конечно, с этическими нормами дело обстоит плоховато. Чернобыльскую катастрофу мы извинения принесли. Это было первое крупное событие во времена Горбачева такого рода. Это было экстраординарное по масштабам событие. И Советский Союз, тогда еще не Россия, извинялся перед всеми, перед кем следовало извиниться. Это чистая правда. Но извинения перед собственным народом у нас, конечно, не очень практикуются, и до сих пор так.

Андрей Шарый: Я еще раз процитирую вашу книгу «Перед главным вызовом цивилизации». В частности, вы там пишете о том, что в земледельческих районах Северного Китая уровень грунтовых вод падает на полтора метра в год. Поскольку, в силу загрязнения поверхностных вод, роль подземных источников резко возросла, то подземные водоносные слои в ближайшие 10-15 лет могут истощиться, и это приведет к ощутимой нехватке пресной воды в некоторых регионах мира. Каково в этом свете положение дальневосточных регионов России, и в какой степени они в этом отношении зависят от хозяйственной деятельности на территории Китая?

Виктор Данилов-Данильян: Левобережье Амура в незначительной степени зависит от хозяйственной деятельности Китая в этом конкретном аспекте. Но в самом Китае это, конечно, чрезвычайно серьезная проблема - это один из главных ограничителей экономического роста в Китае. И это обстоятельство в ближайшие годы очень серьезно скажется на китайской экономике, можно в этом не сомневаться. В связи с этим Китай планирует строительство трех каналов для переброски вод реки Янцзы на север в бассейн Хуанхэ. Но с экологической точки зрения, да и с некоторых других позиций этот проект отнюдь не представляется бесспорным. Я думаю, что нужно было бы всерьез рассматривать и альтернативные варианты. Пока незаметно, чтобы китайцы это делали.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Виктор Иванович, вы внимательно следите за тем, как действуют российские власти на Дальнем Востоке, Министерство по чрезвычайным ситуациям. Верно ли они себя ведут? Есть ли что-то такое, что они не сделали для того, чтобы обезопасить жизнь и здоровье людей в районах, которые могут попасть в зону этой неприятной катастрофы?

Виктор Данилов-Данильян: В принципе по той информации, которая до нас добралась, все делается более-менее правильно. Единственное только, я бы побольше завез активированного угля. Мне кажется, что если ситуация будет складываться неблагоприятно и концентрация будет падать медленнее, чем ожидается, концентрация бензола в амурской воде, то может не хватить того, что сейчас сказано.

XS
SM
MD
LG