Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Показания каждого потерпевшего в суде Беслана - это новая человеческая трагедия


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров.

Андрей Шарый: Во Владикавказе продолжается судебный процесс над единственным - по официальной версии следствия - оставшимся в живых участником захвата заложников в бесланской школы номер 1 Нурпаши Кулаевым. В последние дни к этому процессу проявлено еще больше внимания, поскольку ожидалось выступление высокопоставленных свидетелей, в том числе и бывшего президента Северной Осетии Александра Дзасохова. Однако, как сообщает наш корреспондент, Дзасохов на заседании суда на появился, в связи с чем опрашивали других свидетелей. Однако и это было весьма интересно и достаточно драматично.

Юрий Багров: В последнее время зал судебного заседания в Верховном суде Северной Осетии переполнен потерпевшими. Всплеск интереса к затянувшему судебному процессу по делу единственного выжившего участника нападения на бесланскую школу Нурпаши Кулаева вызван возможным появлением в суде бывшего президента Северной Осетии Александра Дзасохова. С не меньшим интересом ждут показаний экс-руководителя ФСБ республики Валерия Андреева и заместителя директора Федеральной службы безопасности России Владимира Анисимова. В дни бесланской трагедии эти люди руководили оперативным штабом по освобождению заложников. Ранее показания давали высокопоставленные чиновники из североосетинского правительства и военные, среди которых был бывший министр внутренних дел республики Казбек Дзантиев, командующий 58-ой армией Виктор Соболев, экс-руководитель Информационно-аналитического центра правительства Северной Осетии Лев Дзугаев. Они в один голос утверждали, что все свои действия согласовывали с Андреевым и Дзасоховым.

Ситуацию я попросил прокомментировать представителя потерпевших в суде, адвоката Межрегиональной коллегии адвокатов Москвы Юрия Ткаченко.

Юрий Ткаченко: Пока результат допроса членов оперативного штаба только один: резко сузился круг лиц этого штаба, должностных лиц в данном штабе, которые принимали, собственно говоря, все значимые решения. Когда бывший министр МВД Северной Осетии Дзантиев, который, по показаниям Андреева, руководителя штаба, значился его заместителем, показал, что он не только не был заместителем руководителя штаба, но в штаб и не входил, в заседаниях участие не принимал и вообще в помещение штаба не допускался, получается так, что, по крайней мере, осталось три фигуры, которые могли какое-то отношение ко всем значимым решениям иметь, - это Андреев, заместитель руководителя штаба, Тихонов и Дзасохов. Возможно, после допроса Дзасохова круг еще уменьшится. То есть получается так, что штаб действовал в количестве двух-трех, а может быть, и менее человек, или же, что более реально, был штаб, о котором на сегодняшний момент до сих пор ничего не известно вообще. В принципе, вывод такой.

Юрий Багров: Показания каждого потерпевшего в суде - это новая человеческая трагедия. Борис Ильин переехал в Северную Осетию за 17 дней до захвата бесланской школы из Узбекистана. В Беслан он привез двух детей и внуков, вместе они разместились в небольшой квартире матери Бориса. 1 сентября вся семья отправилась в школу. 53-летний Борис Ильин задержался дома. Больше ни детей, ни внуков он не видел. Давая показания, Борис Ильин обратился к Нурпаши Кулаеву.

Борис Ильин: Не в эту клетку его надо. Его надо в железную клетку, вынести туда, на кладбище, чтобы он каждый день сидел там и смотрел. И подобные ему - вывезти их туда надо. И пусть он каждый день утром и вечером там сидит, и без хлеба, чтобы он не жрал ничего! Чтобы он почувствовал, что это такое, как это все достается. Мне его смерть не нужна, пусть живет. Пусть живет и видит этот кошмар, который натворили. Вот утро приходит - у меня глаза не открываются. Лучше бы я в тот момент ушел вместе с ними! Я своих детей поднимал без жены, сыну было 12 лет, дочке - 14-ый год шел, 13 лет я без жены их поднимал. Внуков тоже сам поднял. И все это - бездарное руководство наше сегодняшнее!

Юрий Багров: После этих слов судья Тамерлан Агузаров вынужден был объявить перерыв. Судебные приставы и милиционеры не могли успокоить женщин, воспринявших слова Бориса Ильина близко к сердцу.

Сегодня также давал показания руководитель медико-генетической лаборатории в Ростове-на-Дону Игорь Корниенко. Он рассказал о специфике проведения идентификационных анализов: десятки обгоревших в результате пожара в школе были опознаны благодаря молекулярной экспертизе. Женщины вставали и благодарили врача-генетика за проделанную работу. Позже одна из потерпевших обратилась к суду с ходатайством - обеспечить явку на слушания Александра Дзасохова и Валерия Андреева. Судья Тамерлан Агузаров заверил, что судом делается все возможное для вызова этих свидетелей.

Тамерлан Агузаров: Дело в том, что об этом ходатайствовать не надо, потому что свидетелями обвинения они по делу проходят, и мы делаем все возможное для того, чтобы их обеспечить сюда. Я вам хочу сказать, что мы направляем телеграммы, уже два раза направили. Причем сначала по адресу направляли, а потом для того, чтобы обеспечить Андреева, мы направили телеграмму по адресу и получили уведомление, что эта телеграмма вручена.

XS
SM
MD
LG