Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Число инвалидов в Петербурге постоянно увеличивается


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии – президент Петербургской Федерации физкультуры и спорта инвалидов Сергей Гутников.

Татьяна Валович: 3 декабря – Международный день инвалидов. В Петербурге, по данным Комитета по труду и социальной защите населения, 706 тысяч инвалидов, из них 130 тысяч трудоспособного возраста и около 19 тысяч детей. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Число инвалидов в Петербурге все увеличивается – не в последнюю очередь из-за экологической обстановки, негативно влияющей на здоровье. Положение инвалидов в советское время было незавидным, многие помнят, как безногие ветераны войны ездили на колесиках и побирались по базарам. Но и сейчас инвалиды - самая незащищенная категория граждан, на их пособие выжить невозможно. Закон о монетизации льгот еще ухудшил положение инвалидов, лишившихся многих насущных льгот, в том числе бесплатного проезда на транспорте и льготного обеспечения личными автомобилями.

В развитых странах инвалиды посещают магазины, музеи, театры; общественные места приспособлены для их пребывания. В России об этом можно только мечтать, хотя люди с доброй волей пытаются что-то сделать сами. Говорит сотрудница музея Ахматовой в Фонтанном Доме Светлана Прасолова.

Светлана Прасолова: Несколько месяцев мы музеем проводим программу, специально пишем письма о том, чтобы нам установили подъемники, чтобы увеличить доступность музея для тех, кто не может к нам прийти по нашей, на самом деле, крутой лестнице. Пока этот вопрос не решен, мы при поддержке Совета министров северных стран создали проект музея в чемодане. Мы сотрудничаем со школами, которые работают с детьми, у которых проблемы с опорно-двигательными аппарата.

Татьяна Вольтская: Дети-инвалиды могут посещать только специализированные школы – обычные школы для их нужд не приспособлены. Но есть и положительные сдвиги – например, развитие спорта для инвалидов. В школе «Озерки» для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата создан ансамбль танцев на колесах. Говорит Саша.

Саша: Меня воспитатель привел с 5-го класса. Я танцую. Очень нравиться. Хотелось бы, когда вырасту, заниматься дальше.

Татьяна Вольтская: Школа давно участвует в международных соревнованиях. Говорит директор школы Ольга Безбородова.

Ольга Безбородова: Когда к нам приехала международная судья в школу показывать мастер-класс, она взяла коляску и говорит «А где танцевальная?» «Какая танцевальная? Она безумных денег стоит». Она, пораженная тем, что на этих простых инвалидных колясках наши выделывают еще какие-то па, а вынула деньги и дала на первые две коляски. У нас сейчас шесть колясок.

Татьяна Вольтская: В рамках всемирной декады инвалидов в Петербурге с 28 ноября по 3 декабря проходит III Всероссийская универсиада студентов адаптивной физической культуры.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях президент Петербургской Федерации физкультуры и спорта инвалидов Сергей Гутников.

Сергей Владимирович, прежде всего, прокомментируйте, пожалуйста. Желание Саши заниматься дальше в инвалидной коляске спортивными танцами, насколько это в Петербурге на сегодняшний день доступно?

Сергей Гутников: Хочу сказать, что вот этого вида спортивной деятельности – бальные танцы на колясках – это очень сложный технический вид спорта, а, с другой стороны, очень дорогой. Но, тем не менее, хочу сказать, что только в Санкт-Петербурге в большей степени развивается этот вид спорта. Мало того, что здесь является и Российская Федерация в бальных танцах на колесах, которую возглавляет Елена Ласкова, наша чемпионка мира. Конечно, мы бы хотели, чтобы этот вид спорта развивался, потому что он доступен многих людям с нарушением опорно-двигательного аппарата.

Да, коляски стоят дорого, тем более, коляски, специализированные для бальных танцев. Последние четыре коляски мы закупали в Англии. Валентина Ивановна выделила из резервного фонда. Они стоят 5,5 тысяч долларов.

Татьяна Валович: А почему в Англии?

Сергей Гутников: Только такие коляски делают в Англии. Проблема состоит в том, что наша промышленность вообще не заинтересована и не хочет связываться со спортивным инвентарем для любого вида спортивной деятельности. Это касается не только спортивных колясок, это и спортивные коляски по баскетболу. Хотя у нас есть такая компания «Лекор», которая делает российские коляски, но они очень сильно уступают по качеству зарубежным аналогам. А там налажено нормальное производство вот этих спортивных колясок.

У нас 600 тысяч инвалидов, огромное количество людей с нарушением опорно-двигательного аппарата, которым необходима коляска для быта, для жизни. Так вот, у нас их делают мизерное количество. В 2005 году был госзаказ на 56 колясок. Это то, что мы уговорили, упросили Комитета по труду и социальной защите включить в программу развития. Мы сделали четыре коляски для большого тенниса, четыре коляски для настольного тенниса, 12 колясок для бальных танцев на колесах, для всех тех групп и секций, которые тренируются, и, конечно, для баскетбола на колясках. Вот 56 колясок – это мы выполнили, можно сказать, годовую программу. На следующий год мы просим уже 130 колясок. Как это получится? В бюджет эта программа включена.

Конечно, сам спортсмен не может купить эту коляску. Наша отечественная коляска стоит 2 тысячи долларов – 50 тысяч рублей. Это индивидуальная коляска. А на Западе каждый инвалид, получая свое пособие, он может купить и за 5 тысяч коляску. На Западе это массовое производство, хотя и специализированное, а у нес – нет. Точно такая же ситуация у нас и с протезным состоянием дел. У нас развивается вертикальный хоккей. Точно также мы сейчас обсуждали проблему хоккея на салазках. Салазки стоят 500 долларов. Хоккей на салазках – это тот вид спортивной деятельности, который является параолимпийской программой. Наши бывшие республики Советского Союза имеют возможность закупать для спортсменов, да и спортсмены сами закупают индивидуально для себя эта салазки. Они стоят от 500 долларов самая простая до 1,5 тысяч долларов. У нас это человек сам не может купить. Это должно пройти через госзаказ. Но на сегодняшний день госзаказ и включение в программу – это архисложная проблема.

Татьяна Валович: Почему? Потому что надо преодолеть все эти межведомственные связи?

Сергей Гутников: То, что касается финансирования. Система финансирования в городе совершенно проста. Есть Комитет по физкультуре и спорту. 4 миллиона 800 тысяч у нас было на весь спектр спортивной деятельности – это и проведение спортивных соревнований, это и участие сборных команд наших в Санкт-Петербурге по 28 видам спорта в российских и международных соревнованиях. 4 миллиона 800 тысяч – это где-то только десятая часть от потребностей. Я не беру сюда приобретение спортинвентаря, экипировки спортивной и так далее.

На последней встрече с Валентиной Ивановной мы упросили ее, и она согласилась увеличить бюджет на 7 миллионов на 2006 год. Но это все равно только на отдельные статьи расходов. А проводить соревнования нужно на чем-то, в каких-то спортивных сооружениях. А это аренда. Вы посмотрите сейчас. Возьмите любое спортивное сооружение. А тренироваться где? А тренировочный процесс – это самый дорогостоящий процесс. Если мы проводим соревнования 3-4 дня, а тренироваться нужно целый год. Поэтому тот же самый спортивный зал для бальных танцев на колесах в час стоит 300 рублей. Если даже в неделю спортсмен тренируется 3 раза, что практически недостаточно – нужно 5, значит, нужно отдать большие деньги. В бюджете это ни в одной статье не заложено. Субсидия иногда организациям выделяется. У нас 56 общественных организаций, которые Комитет по труду и социальной защите населения через программу субсидий выделяет какие-то деньги – кому-то 60 тысяч на год, кому-то 100 тысяч, но не больше. Но у них своих проблем, кроме спортивных, полно.

Поэтому здесь все очень четко разграничено. Это один из самых сложных вопросов. Мы сейчас подготовили программу развития.

Татьяна Валович: Программу развития инвалидного спорта?

Сергей Гутников: Да, и хотели посмотреть потребность нашего спортивного направления. Я сейчас говорю только о спорте, не о физкультурной деятельности, где обязательно в каждом районе должны быть десятка два-три специализированных клуба с пандусами, с нормальным тренажерным залом, со специальными тренажерами для поднятия функционирования тех утраченных органов. Я говорю о самых элементарных вещах.

Поэтому мы говорим о развитии физкультурно-спортивной деятельности – это как минимум 250-300 миллионов, не создавая спортивные сооружения, не создавая специализированные школы или отделения.

Мы 15 лет боремся с Сергеем Петровичем Евсеевым через Государственную Думу, через Совет Федерации. Я несколько раз был в Совете Федерации, просил, выступал, говорил, чтобы была нормативная база для создания спортивных школ с ПФК. Это даст возможность огромного количества притока сразу же в секционные занятия на государственном уровне.

Татьяна Валович: Выходит, что на государственном уровне не понимают?

Сергей Гутников: Проблема состоит в том, с одной стороны, вроде бы говорят, что большой спорт есть, есть физкультура для инвалидов и это нужно человеку. У нас каждый день десятки тысяч инвалидов появляются после аварий. Это нормальные люди. Если чиновник становится инвалидом, он начинает заявлять об этом, но другие этого не понимают. Поэтому большой спорт отторгает спорт инвалидов сознательно.

Татьяна Валович: А как же параолимпийское движение во всем мире?

Сергей Гутников: Во всем мире – да.

Татьяна Валович: А Россия – это как всегда особенная страна?

Сергей Гутников: Потому что сразу же мгновенно огромное количество денег необходимо выделять для развития спорта инвалидов. Если спортивная школа по настольному теннису финансируется исключительно за счет бюджетных средств, то тогда третья часть бюджета этой школы должна пойти на развитие инвалидов. Директор не заинтересован, потому что нужны тут же деньги на пандусы, на то, чтобы сделать проемы дверные, для туалетов. Понимаете, сколько нужно дополнительных трат. Это дополнительные средства. Их специально не выделяют. Это должно быть в душе, в сознании и понимании руководителя, что нужно в этом микрорайоне дать возможность тренироваться нормальному человеку, потому что некуда деться инвалиду на сегодняшний день. В этом проблема.

Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель.

Слушатель: Я хотела бы вам напомнить, как все это безобразие начиналось. Я коренная москвичка, зовут меня Наталья Эдуардовна. Я как раз попала в ту самую серию принудительной инвалидности в роддоме имени Крупской. Меня моя семья ухитрилась не только отстоять, но и вырастить здоровой. После тяжелой операции в 1967 году… Тогда еще тайно психологи пытались лазить по больницам. Врачи сами их боялись, как боятся и теперь.

Татьяна Валович: Наталья Эдуардовна, а вы спортом занимаетесь?

Слушатель: Уже 20 лет. Так вот, хочу напомнить, что они не делали обезболивающих уколов.

Татьяна Валович: Можно только сказать спасибо родителям Натальи Эдуардовны, что они выходили эту женщину.

Сергей Владимирович, несмотря на такие препоны, когда спорт инвалидов России развивается не благодаря, а вопреки, уже декабрь, как вы оцениваете прошедший год? Год был сложным, начал действовать 122-й Закон. Насколько это осложнило еще участие инвалидов в спортивной жизни?

Сергей Гутников: Такой прямой зависимости 122-го Закона к участию наших спортсменов в российских и международных соревнований нет. Проблема касается, например, транспорта.

Татьяна Валович: Например, слепым и поводырю перестали выплачивать деньги.

Сергей Гутников: И не только слепым. Этими же льготами пользовались и люди специальных учреждений. Они не являются инвалидами, они являются людьми с ограниченными возможностями – это спецшколы, спецучреждения. Они пользовались этими льготами. У них нет удостоверения об инвалидности, а их очень много на сегодняшний день. Что касается спортивной части, на все секционные занятия (а это 22 вида спорта) нужно 700 рублей, карточка городская на транспорт. 700 рублей умножить на 20 человек это нужно где-то найти эти деньги. Мы сейчас специально всем членам сборных команд находим деньги и ежемесячно выплачиваем кому-то 300, кому-то 700, кому-то 500 рублей. Это дополнительные финансовые затраты.

Татьяна Валович: А какие-то новые площадки детские и не только за прошедший год открылись?

Сергей Гутников: Это благодаря Валентине Ивановне, которая выделила деньги впервые, думаю, что и в России это впервые. Мы построили в этом году специализированную спортивную площадку для баскетболистов на колесах.

Татьяна Валович: А как добираться?

Сергей Гутников: Вот в этом вся и проблема. Это был физкультурный оздоровительный комплекс без спортивных площадок для людей с ограничениями опорно-двигательного аппарата, построили там площадку для тех, кто приезжает и непосредственно оздоравливается. Но в плане секционном, в плане постоянной спортивной деятельности это трудно и сложно. В городе специализированных даже ни одного спортивного сооружения не приспособили. Мы бедствуем в этом плане.

Мы проводили сейчас вертикальный хоккей на салазках. Даже сложность в том, чтобы подняться и спуститься на лед. Но мы движемся в этом направлении. Мы ставим эти проблемы. Мы хотим, чтобы они решались. Я надеюсь, что все-таки с 2007 года, если, как обещал губернатор и Законодательное собрание, будет хотя бы в программе общей физкультурной деятельности городской программа развития инвалидов профинансированы те пункты затрат, которые мы поставили и внесли, то, я думаю, что это поменяет структуру.

Татьяна Валович: Это опять зависит от чиновников?

Сергей Гутников: Конечно, потому что нет Закона «О развитии спорта в городе Санкт-Петербург». Мы только работаем по программам. Финансируется она из бюджета города на год и не более того. Если в этом году мы хотя бы пробьем два-три спортивных сооружения, чтобы приспособить, значит, хорошо, если не пробьем, будем ждать следующего года.

Татьяна Валович: Вы вчера проводили олимпийский бал специального Олимпийского комитета, подводя своеобразные итоги. Как это движение развивается? В 2006 году пройдет зимняя Олимпиада в Италии. Параолимпийские игры идут следом за зимними или то, что было проведено в Нагана в прошлом году, это уже упреждало?

Сергей Гутников: Есть три вида спортивной деятельности – это параолимпийский комитет для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата, с нарушением зрения и нарушением центрального паралича, есть сурдоолимпийское направление для людей с нарушением слуха и специальное олимпийское движение для людей с ограниченными умственными возможностями. Поэтому специальный Олимпийский комитет занимается со спортсменами с проблемами интеллекта. Мы подводили специальный олимпийский бал вчера. У нас было много народу. Но проблем очень много. Не все так складывается хорошо, как хотелось бы.

Поэтому, мы, подводя итоги, конечно, в первую очередь подводили итоги спортивных результатов, творческих результатов, вручали специальные награды и призы нашим спортсменам, нашим тренерам. У нас есть специальный олимпийский орден. Вчера мы вручили восемь орденов, включая и Валентину Ивановну Матвиенко. Она вчера не смогла быть у нас на олимпийскому балу, но, я надеюсь, что мы в ближайшее время ей вручим.

Татьяна Валович: Вот эти орденоносцы, как вы считаете, воспримут ли такую награду, как стимул движения дальше?

Сергей Гутников: Хочу сказать, что наш специальный олимпийский орден, действительно, стимулирует людей к дальнейшей деятельности. Это интересные люди. Мы выбираем их в течение года, только достойных по восьми номинациям.

Татьяна Валович: Я сегодня специально посмотрела новости. К сожалению, о вашем бале почему-то ничего не было сказано.

Сергей Гутников: Думаю, что покажут еще.

Татьяна Валович: Как вы вообще оцениваете? Посмотрите, любое уважающее себя средство массовой информации имеет спортивные программы и спортивные новости. Очень мало спортивных новостей, связанных с инвалидным спортом в Петербурге, в России и невозможно создать отдельную программу, или хотя бы включать в общие новости, или это просто какое-то нежелание?

Сергей Гутников: Я думаю, что все-таки спортивных программ очень мало. Спортивные новостные программы идут всего 3-4 минуты, а в нашем городе проходит очень много международных соревнований, очень много спорта для нормальных людей. Конечно, мне кажется, что телеканалы в большей степени заинтересованы…

Татьяна Валович: А в России есть хоть одна программа специализированная?

Сергей Гутников: Конечно, нет. Это сложно. Мы свой журнал выпускаем «Адаптивная физическая культура» за счет собственных средств. Этот журнал еще пользуется спросом, но он в очень ограниченном количестве. Прессы, конечно, мало.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Слушаем вас.

Слушатель: Я в который раз слушаю подобные передачи, и постоянно вы говорите об элитных инвалидах. Ведь сейчас не спорт их интересует. У нас тысячи инвалидов.

Татьяна Валович: Что вы считаете элитным инвалидом?

Слушатель: Вы говорите коляски по несколько тысяч долларов, участие в соревнованиях. У нас 3 тысячи беспризорных детей, зараженных СПИДом, кто ими займется? Неужели они к вам пойдут в клуб? И Матвиенко, которую вы хвалите, на рубль она сделает, а на 100 рублей вы разносите ее дела.

Татьяна Валович: Очень интересное замечание. Если не хвалить вышестоящих руководителей, что будет? Надо ли их хвалить?

Сергей Гутников: В принципе, замечание существенное, конечно. Я прекрасно понимаю слушателя. Дело в том, что для того, чтобы заниматься спортом, чтобы человек, как вы говорите, стал элитным, конечно, мы стараемся привлечь в спортивные залы, в клубы как можно больше и детей, которые хотят заниматься, и взрослых. Конечно, основная проблема в том, что у нас нет приспособленных спортивных залов, чтобы даже принять половину желающих. Мы стараемся делать. В каждом районе сейчас специальные соревнования есть для того, чтобы приспособить залы для инвалидов. Это задача глав администраций. Но проблема состоит в том, чтобы не хвалить власть, а критиковать ее. Я думаю, что с этой точки зрения дело не сдвинется с места. Власть эту проблему затаивает, она не хочет ее выпячивать наружу и на общее обсуждение.

Татьяна Валович: А конструктивная критика воспринимается как личная обида, да?

Сергей Гутников: Воспринимается, как бы так сказать, как покушение на властные структуры города, которые считают, что они все равно делают очень много для людей с ограниченными возможностями. 600 тысяч инвалидов. На всех совещаниях, советах при губернаторе, я думаю, что все равно докладывают об этом. У нас не только спорт, у нас огромная социальная проблема в городе. Нет медикаментов, которые нужны. У нас 3600 общественных организаций. Поверьте, что все занимаются этой проблемой каждый в своем направлении. Мы занимаемся развитием физической культуры и спорта инвалидов. Я хочу, чтобы люди, которые имеют меньше не только физических возможностей, но и функциональных, чтобы они могли прийти в нормальный зал и быть в нормальном, функциональном состоянии ежедневно. Пока это трудно, но мы этого хотим.

Татьяна Валович: А как быть с главами администраций? Понятно, что они иногда для галочки, отчеты-то надо составлять…

Сергей Гутников: Вчера на балу подошел председатель спорткомитета района и говорит, что район дал по отчету, что у них 18 тысяч инвалидов занимаются спортом. У нас 18 тысяч инвалидов всего в городе, которые занимаются спортом.

Татьяна Валович: Как может такое быть?

Сергей Гутников: Дали вот такое. Меня спрашивают – а такое возможно? А что делать, скажите?

Татьяна Валович: Опять показуха.

Сергей Гутников: Конечно, на сегодняшний день я спрашиваю, а район хоть один клуб открыл, хоть маленькую секцию создал? Когда вызывают на комиссию по арендной плате общественные организации, и их просто лишают этой арендной платы и ставят коэффициент 1, а после этого дают в статотчет, что они занимаются физкультурой и спортом! Как общественная организация или тот клуб, где один квадратный метр стоит 10 у.е в месяц, которым нужно 50 квадратных метров, будут жить?! Мало того, что надо находить деньги для этих людей, самая основная проблема – это арендовать залы.

Татьяна Валович: А что же будет тогда с января 2006 года?

Сергей Гутников: Не знаю.

Татьяна Валович: Когда будет новая методика расчета?

Сергей Гутников: Новая методика расчета будет – раз, когда заработает новый Закон «О перерегистрации общественных организаций» - два, да и 122-й Закон – три. Я не знаю, что будет. Это означает, что половина общественных организаций просто-напросто уйдет из нашей деятельности. Сразу же коллапс возникнет. Страшный коллапс, потому что основную, грязную работу и проблемную работу все-таки несут на себе общественные организации. Весь мир идет по пути деятельности общественных организаций. Нет в Америке, чтобы была строчка в бюджете на развитие общественных организаций. Только за счет спонсорских средств, а там закон, который позволяет нашим партнерам, спонсорам и так далее выделять деньги, и они зачитываются в бюджет.

Татьяна Валович: А в России этого нет.

Сергей Гутников: А в России нет. У нас нет Закона «О благотворительной деятельности», нет закона, который бы стимулировал спонсорскую и благотворительную деятельность. У нас сейчас 122-й Закон, с одной стороны, и два закона, которые будут, думаю, что эта проблема будет серьезная.

Татьяна Валович: На Новый год, какое самое значимое событие, которое вы планируете в своей деятельности?

Сергей Гутников: У нас очень много значимых событий. Сейчас мы заканчиваем третью универсиаду. Сегодня я приглашаю всех радиослушателей в 2 часа увидеть хоккей. С 16:00 до 18:00 будут проходить очень интересные мероприятия. Приглашаю всех.

А следующий год, конечно, тяжелый. Что касается наших соревнований и мероприятий, это специальные олимпийские европейские игры в Риме.

XS
SM
MD
LG