Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

40 лет советскому, российскому правозащитному движению


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Бабурин.

Андрей Шарый: Ровно 40 лет назад на Пушкинской площади в Москве состоялся первый в Советском Союзе правозащитный митинг. Его участники с плакатами в руках требовали гласности судопроизводства в Советском Союзе. Правозащитники считают, что именно в декабре 1965 года в Советском Союзе зародилось правозащитное движение.

40 лет советскому, российскому правозащитному движению. У микрофона мой коллега Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин: Академик Андрей Сахаров, как-то отвечая на вопрос западного корреспондента, надеется ли он увидеть плоды своей борьбы, сказал, нет, но добавил: "Крот истории роет медленно". За 40 лет, что прошли с первой демонстрации на Пушкинской площади, он рыл с разной скоростью, порой даже меняя направление. Очень долго осмеливались выйти на площадь лишь единицы, их моментально скручивала милиция, кэгэбэшники, нередко под одобрение случайных свидетелей. Сочувствующие сопереживали по преимуществу молча, в первую очередь потому, что не хотели сами оказаться в милицейском "воронке". Но сочувствующих становилось все больше. Тех, кто слушал по ночам иностранное радио, читал запрещенные книги и слушал и пел запрещенные песни.

В одной из них Александр Галич задавал вопрос, "смеешь выйти на площадь", - смели единицы. Потом время пошло очень быстро, плотину прорвало, и на перестроечные митинги выходили уже не десятки и даже не десятки тысяч, а сотни тысяч людей. Это было, кажется, еще совсем недавно, но почему-то кажется сегодня, что в какой-то совершенно другой жизни и другой стране. А, может быть, так оно и есть, потому что для большинства из тех сотен тысяч свобода не стала продуктов первой необходимости, когда им стало ясно, что колбаса в качестве бесплатного приложения к ней не предусмотрена.

В Москве едва ли не каждую неделю проходят антивоенные митинги и собирают несколько десятков, по преимуществу одних и тех же людей. Власти их не замечают, прохожие отворачиваются, стараясь не вспоминать, какими были они сами всего неполных два десятка лет назад.

XS
SM
MD
LG