Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный редактор канала РЕН-ТВ Илья Кузьменков: «Вины я не чувствую никакой»


Анна Качкаева, Москва

С канала РЕН-ТВ уходят руководитель информационной службы Елена Федорова, ведущая Ольга Романова и еще двое сотрудников. Они подали заявление об увольнении. О происходящем на телеканале в эфире радио «Свобода» рассказал главный редактор канала РЕН-ТВ Илья Кузьменков.

- Илья, вы назвали решение об отставке Елены Федоровой ожидаемым. Это означает, что вы удовлетворены решением Елены и ее коллег?

- В первый день, когда проводил встречу с коллективом, я сказал, что хотел бы работать со всеми, кто работает на канале. Это интересная и сильная команда, и я не планирую на сегодняшний момент приводить каких-то людей со стороны.

- То есть это означает, что если вы готовы к сотрудничеству, вы готовы предложить ей остаться или вы не будете этого делать?

- Мы обсуждали этой на прошлой неделе. Я думаю, что заявление написано и это, собственно говоря, ответ на все вопросы.

- Илья, вы чувствуете свою вину в этом решении других людей покинуть канал?

- Нет, вины я не чувствую никакой.

- Кто возглавит информационную службу?

- Я думаю, что никакой персональной замены Федоровой на другого человека не будет. Я думаю, что ее функции будут распределены между существующими сотрудниками канала.

- Вы говорили в одном из интервью о том, что канал РЕН-ТВ должен, во всяком случае, иметь ярковыраженную позицию и обладать здравым смыслом. В такое определение, как мне кажется, с трудом укладывается снятие сюжетов вообще и сюжетов о Казахстане.

- Был сюжет о Казахстане, о выборах в Казахстане.

- Почему его сняли?

- Почему? Он в эфире был.

- Тогда Елена нам сказала неправду?

- Вы знаете, я не видел пока слова Елены, я бы не хотел в таком режиме комментировать. Сюжет о Казахстане был.

- Она публично об этом сказала. Может быть, он был снят с европейской части?

- Наверное, какие-то эфирные просто возьмем материалы и посмотрим их, и снимем эти вопросы.

- Вот это любопытно. Я вторую неделю, не с вами пока, и все время как-то вот все мнутся. Кто же принимает решение о снятии сюжетов, вы можете сказать?

- Как вы себе представляете снять сюжет? Есть программа, кто-то приходит, нажимает на кнопку и вылетают сюжеты.

- Я прекрасно знаю, как это происходит и раньше происходило. Приходит главный редактор, говорит, "так, вот этого не пойдет".

- Знаете, главный редактор не приходит, когда сюжеты уже сняты. Главный редактор участвует в осуждении и планировании, собственно говоря, программ и сюжетов. Изначально заявляются десятки различных тем. Главный редактор совместно с редакцией обсуждает и выбирает те темы, которые будут в том или ином выпуске.

- Когда начинал разгораться этот скандал, кто-то же все-таки принял решение о снятии сюжета о сыне министра Иванова, который в автомобильной катастрофе насмерть сбил женщину.

- Я тогда не работал на канале, мне трудно что-то здесь комментировать определенное. Я думаю, что это было так же в рамках редакционного процесса обычного.

- То есть в рамках редакционного процесса выставлять и охранников около студии.

- Я могу говорить о том, чему я был свидетелем. Я не был свидетелем этих историй. Насколько я понимаю, Ольга Романова в формально-юридический аспект перевела эти взаимоотношения. Я думаю, что, собственно говоря, там мы все вопросы и получим.

- Что вы, называя себя ультралибералом, вкладываете в понятие качественного и профессионального информационного вещания?

- Мы в свое время все, в той или иной степени, были такими антисоветчиками. Я был журналистом, репортером во времена наших революционных событий в 1991-1993 годах. Вот совковость и антисовковость. Совковость современная, есть какая-то грань упрощенной что ли, идеологические формулировки традиционные, они и дают вполне ответы на то, за что и прочат их сейчас. Социал-либеральность, ультралиберальность, праволиберальность, в рамках существующей политической инфраструктуры все-таки традиционное определение, но это на самом деле мы видим и по европейской, и по американской политической культуре, традиционные такие определения, они сейчас не вполне емкие и не отражают... Нельзя сказать, ты, например, либерал, и этим закрыть все вопросы по своей политической позиции. Для меня сейчас антитеза проходит совково-современно: ложь - это совково, объективность - это современно, закрытость - это совково...

- Я ловлю вас на слове, Илья. Это означает, что, если вы будете теперь контролировать информационную политику канала, то сюжет о сыне министра Иванова будет в информационной программе.

- Если он будет соответствовать этим критериям.

- Рассказать о том, что сын министра сбил насмерть женщину - это разве не критерий?

- Вы знаете, эта информация была в новостях РЕН-ТВ.

- Вас удовлетворяет в этом смысле программа Марианны Максимовской "Неделя"?

- Абсолютно. Я считаю, что это определенный стандарт, очень высокий стандарт качества.

- Ключ "совковое-качественное" - это про Максимовскую?

- Да, я думаю, да. Вот это как раз достаточно яркий пример вот этой грани.

- Кем вы приглашены на работу в РЕН-ТВ?

- Александром Орджоникидзе, генеральным директором.

- И только им?

- Да. - Вы его давно знали?

- Мы учились в одном вузе, общались, я бы сказал, такие общие взгляды на многие вещи.

- Почему Александр Орджоникидзе так боится публичности?

- Да он не боится публичности.

- Он эту функцию как-то передал вам?

- Наверное, это логично, потому что позиция генерального директора - это общий менеджмент, включая административные вопросы, финансовые, фактически за главным редактором формирование политики информационной, и это именно то, что в наибольшей степени интересует общество. Поэтому через неделю, может быть, через десять дней я постараюсь собрать журналистов. С удовольствием пообщаюсь, постараюсь на эту встречу привести кого-то из ведущих журналистов информационной службы.

- Скажите, акционеры как-то отреагировали на то, что четверо сотрудников вашей компании сегодня с ней прощаются или это их не интересует?

- Вы знаете, я не общаюсь с акционерами. Общая логика, задача управления, взаимодействия - это задача менеджмента.

- Мне кажется, что просто репутационно, когда покидает канал ведущее лицо или руководитель информационной службы, это все-таки имеет значение для компании.

- Безусловно, имеет. Но в данной ситуации это их решение.

Смотри также

XS
SM
MD
LG