Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Капитан Куроптев" везет в Санкт-Петербург смертельный груз


Марина Катыс

1 декабря в 2 часа ночи 20 активистов "Гринпис" остановили погрузку 450 тонн обедненного урана на судно "Капитан Куроптев" во французском порту Гавр. Об акции в интервью радио «Свобода» рассказал директор энергетического департамента "Гринпис России" и участник акции в Гавре Владимир Чупров.

- Как стало известно о том, что судно "Капитан Куроптев" собирается вывезти из Франции ядерные отходы в Россию?

- Вот уже два года, как мы занимаемся этой темой. То, что произошло, это вершина айсберга, потому что два года назад мы как раз смогли найти первые документы того, что в Россию фактически ввозятся радиоактивные отходы из Западной Европы. Мы подключили наших коллег во Франции ("Гринпис Интернэшнл"), Германии, Голландии, Швейцарии, которые искали документы, находились в портах, на станциях, близ заводов по переработке радиоактивных продуктов. Была проделана очень большая работа в Интернете, в результате чего нам удалось найти пути транспортировки ОЯТ. Корабли, которые все это транспортируют, и даты, когда это должно было бы произойти. А потом уже дело техники.

- Техника там была достаточно серьезная, потому что забраться на погрузочный кран высотой несколько десятков метров для неподготовленного человека вещь невозможная.

- Любой офис "Гринпис" в мире подходит серьезно к подобным вещам. К подобным акциям допускаются люди, которые имеют большой опыт в альпинизме, в первую очередь в промышленном альпинизме. Были отобраны порядка 10 человек, которые должны были подняться на 50-метровйы кран, причем в сложных условии: ветер был, по нашим оценкам, где-то до 6-10 метров в секунду. Тем не менее, люди с задачей справились.

- На какое-то время судно "Капитан Куроптев" было остановлено, но, тем не менее, после того, как активисты "Гринпис" покинули погрузочный кран и вообще причал, и судно отправилось в Россию.

- Действительно, в итоге 22 активиста "Гринпис" были арестованы, баннер был снят с крана, корабль разблокирован, и через девять часов погрузка была завершена, и он покинул порт для того, чтобы придти в Санкт-Петербург.

- В Санкт-Петербурге судно "Капитан Куроптев" будет встречать уже российское отделение "Гринпис"?

- Пока мы ничего сказать не можем: мы не можем рисковать людьми, тем более, сейчас в Петербурге холодно, начинается штормовой период. Мы еще не приняли решение, каким образом все это сделать.

- По вашим оценкам, европейские страны ввозят в Россию отходы топливно-энергетического цикла. А, по мнению Минатома, это уран, который требует обогащения для того, чтобы превратиться в ядерное топливо.

- Действительно, такой вопрос существует. В Россию, по нашим оценкам, должны завезти в ближайшее время в общей сложности 100 тысяч тонн вот этого объединенного урана. Во Францию, в Германию, в Великобританию будет вывезено только 10 процентов этого количества. Более 90 тысяч тонн этого, как наши оппоненты, "ценнейшего сырья" останется навечно на территории Российской Федерации. Соответствующий документ у нас есть так же, как и документ, в котором говорится, что оставшиеся 90 тысяч тонн или 90 процентов будут обращены в собственность Российской Федерации. Возникает логический вопрос: если это не отходы, если это ценнейшее сырье, то почему Франция не хочет забрать это ценнейшего энергическое сырье? У них 85 процентов электричества получается на атомных станциях, и тут неожиданный «подарок» - 90 тысяч тонн стратегического сырья оказывается в руках конкурента - Росатома.

Есть и другой аспект, правовой. В соответствии с законодательством Российской Федерации, ввоз в Российскую Федерацию ядерных материалов и радиоактивных отходов на хранение и захоронение запрещен. Это закон об охране окружающей среды, статья 48. Закон упоминает не только радиоактивные отходы, закон упоминает любые ядерные материалы. Так вот этот уран является ядерным материалом и подпадает под эту статью. Получается, что Франция в нарушение 48-й статьи национального законодательства Российской Федерации ввозит на вечное хранение свой обедненный уран, к тому же еще являющийся стратегическим сырьем. И таких этих нестыковок много.

Есть и экологический аспект этой проблемы. Обедненный уран ввозят в виде газа. Это большие контейнеры, 10-метровые, в каждом из которых 12 тонн обедненного урана в виде диксофторида. Это токсическое вещество, и в случае разгерметизации этот газ превращается в плавиковую кислоту. По оценкам экспертов, в случае, если эта разгерметизация произойдет на территории Санкт-Петербурга, через который ввозятся вот эти контейнеры, или полумиллионного Томска, где железная дорога также проходит по территории города, радиус поражения может достигать нескольких сот метров.

Мы располагаем письмом Минздрава, у нас есть отчет Госатомнадзора, из которого четко следует, что контейнеры, которые сейчас располагаются под открытым небом в Российской Федерации, находятся в ненадлежащем хранилище. Это означает, что тысячи стальных контейнеров вот уже несколько десятилетий лежат под дождем, под открытым небом. Можно предположить, что это приведет к коррозии. То есть, с точки зрения экологической, в России нет условий надлежащего хранения того, что везется из Франции.

Есть и морально-социальный аспект. Еще в 2001 году нами был заказан социологический опрос о том, как россияне относятся к проектам ввоза радиоактивных материалов из-за рубежа для хранения и захоронения. Более 92 процентов населения против подобных проектов.

- Владимир, какова цена вопроса? Почему Минатом так настаивает на ввозе этих материалов?

- Росатом получает очень большие, но «короткие» деньги. То есть в короткий промежуток времени, за то, что он ввозит обедненный уран из Франции, здесь с ним что-то делает и за счет того, что низкая зарплата, дешевая электроэнергия, более продвинутые производства по обогащению вот этого сырья, получается какая-то прибыль. Но есть один очень важный момент. А кто-нибудь посчитал, сколько будет стоить утилизация вот этих 90 и тысяч тонн обедненного урана, который останется на территории Российской Федерации?

По нашим предварительным оценкам, стоимость его утилизации может покрыть всю ту прибыль, которую потенциально может получить или получает Росатом от переработки.

XS
SM
MD
LG