Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня исполняется ровно 40 лет со дня проведения первого в Советском Союзе правозащитного митинга


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Андрей Шароградский: Сегодня исполняется ровно 40 лет со дня проведения первого в Советском Союзе правозащитного митинга, он состоялся на Пушкинской площади в Москве. Участники акции с плакатами в руках требовали гласности судопроизводства в СССР. Митинг продолжался считанные минуты, после чего милиционеры вырвали плакаты из рук митингующих, при этом многие были задержаны, некоторые люди были оправлены на принудительное лечение в психиатрические больницы, всех студентов - участников митинга - исключили из комсомола и отчислили из университетов. Тем не менее, митинг считается началом правозащитного движения в СССР.

Максим Ярошевский: Главный инициатор и участник митинга гласности математик и поэт Александр Есенин-Вольпин в 1965 году решил провести митинг в поддержку двух писателей - Синявского и Даниэля. Советский режим обвинял их в попытке свержения власти при помощи публикации своих книг за рубежом. Процесс по делу писателей проходил в закрытом режиме. Именно открытости требовали первые советские правозащитники. Говорит организатор митинга гласности Александр Есенин-Вольпин.

Александр Есенин-Вольпин: Начинали вдвоем. Я предложил саму идею, а уже когда, где проводить митинг, каким способом добиваться собрания этих людей, об этом мы говорили первоначально с Валерием Никольским, молодым физиком. Мы сидели у меня дома и обсуждали. Решили - это было предложение как раз Валерия - избрать местом проведения митинга Пушкинскую площадь в Москве, потому что на этой площади расположена и в то время была расположена редакция газеты "Известия", которая должна была бы оповещать о намечаемом процессе. Само это наше обсуждение было еще в октябре.

Максим Ярошевский: 5 декабря 1965 года в шесть вечера на Пушкинской площади толпилось около 200 человек. Правда, как утверждают участники тех событий, далеко не все пришли с целью митинговать за гласность.

Александр Есенин-Вольпин: В прошлом произвол негласных судов обошелся в миллионы жертв, так теперь лучше пожертвовать одним днем покоя, чем годами терпеть последствия вовремя неостановленного произвола.

Мы пошли на площадь Пушкина, до нее еще дойти. Юрий Киселев, инвалид, в инвалидной коляске разъезжал. Мы с ним встретились в вестибюле клиники Склифосовского, и он меня привез в шесть часов или две минуты седьмого, по-моему, на Пушкинскую площадь. Выхожу, гляжу, люди. Человек 80 я оценил бы как, скорее, наших, чем каких-нибудь еще, и еще человек 180 какие-то непонятные люди, точнее, понятные. В сторонке стоят, спиной к Пушкину, слева, справа, группа людей, среди которых были иностранные корреспонденты. Я к ней не приблизился, - хорошо, что они есть. И передо мной несколько человек с лозунгами, снаружи не видными.

Максим Ярошевский: Митинг гласности продлился не более минуты. Как только люди достали свои плакаты, перед ними появились милиционеры, которые порвали транспаранты и задержали большинство участников акции, в том числе и Александра Есенина-Вольпина.

Александр Есенин-Вольпин: Повели меня туда же, куда и других потом вели. Это на площадь, где стоит памятник Юрию Долгорукому, там был их штаб. Они представились, что они от Моссовета. Началась такая толчея воды в ступке: почему я пришел. "С кем беседую?" "А мы представляем Моссовет".

Кому я показывал, почему мы требовали открытости судопроизводства. "У нас все суда открыты". В таком случае, говорю, нет никаких претензий, суды открыты, мы как раз поддерживаем этот порядок. "А что, у нас есть люди, которые не уважают конституцию?" Думаю, например, те, которые нас задерживают, вот меня привели, за то, что в День Конституции требовал уважения к Конституции. Думаю, что те люди не особенно уважают Конституцию.

Максим Ярошевский: Спустя несколько дней стало известно, что участвовавшие в митинге гласности студенты исключены из комсомола, многих отчислили из университетов. Однако слухи и разговоры о необычном митинге распространились по всей Москве. Были и совершенно оригинальные версии. Говорит правозащитница, руководитель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева: Через несколько дней Коля Вильямс, это мой муж, услышал в пивной такой рассказ. У Есенина есть сын, он организовал демонстрацию. Тысячи человек шли за ним по улице Горького, и каждый нес плакат. Потом он вошел в КГБ, бросил на стол список и сказал: "Здесь имена всех участников, но брать не смейте. За все отвечаю я". Никого не взяли. А зовут его Вольтс.

Максим Ярошевский: После митинга в 1965 году участники акции приняли решение проводить подобные встречи на Пушкинской площади ежегодно.

Людмила Алексеева: Эти демонстрации 5 декабря, в день тогдашней Конституции, стали ежегодными, они происходили до конца 70-х годов, только изменилось несколько их проведение. Люди приходили молча, без всяких лозунгов, ровно в 6 часов снимали шапки в знак траура по нашей Конституции, которую никто не уважает и не соблюдает, и в знак сочувствия тем, кто осужден и отбывал сроки по политическим статьям.

XS
SM
MD
LG