Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Чубайс заявил на прошлой неделе о возможности отключения электроэнергии для некоторых категорий потребителей в Москве


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Михаил Фролов: Руководитель РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс заявил на прошлой неделе о возможности отключения электроэнергии для некоторых категорий потребителей в Москве, в случае если зимой температура воздуха будет ниже 25 градусов более трех дней. Последняя крупная авария в энергоснабжении Москвы случилась весной, в мае нынешнего года. Что может стать наиболее вероятной причиной подобных отключений в будущем, случись они в Москве или других регионах России? Об этом в материале Сергея Сенинского.

Сергей Сенинский: Системы частичного отключения некоторых категорий потребителей, чтобы сохранить энергоснабжение наиболее значимых объектов инфраструктуры, транспорта, больниц, детских учреждений и прочих, существуют практически во всех развитых странах мира. Действительно ли подобной системы до сих пор еще с советских времен не существовало именно в Москве, в отличие от других регионов России? Аналитик инвестиционной группы "Атон" Дмитрий Скрябин.

Дмитрий Скрябин: Существует постановление правительства от 1996 года, которое регламентирует вопросы отключения или ограничения подачи электроэнергии потребителям в случае угрозы системной аварии. В частности, в этом постановлении про Москву ничего не сказано. Я думаю, что все эти нормы, которые написаны в этом постановлении о том, что потребители могут быть ограничены или полностью отключены от энергоснабжения, они, в принципе, применимы также и к Москве. По имеющейся информации, предварительный график отключения, который должен быть согласован с октября текущего года по октябрь следующего года, уже утвержден властями Москвы и РАО "ЕЭС России".

Сергей Сенинский: Спрос на электроэнергию в Москве за последние 10-15 лет вырос, наверное, в несколько раз. А намного ли отстает от роста спроса расширение предложений электроэнергии в регионе? Аналитик инвестиционной компании "Проспект" Алексей Соловьев.

Алексей Соловьев: Да, действительно, Московские энергосистемы из энергосбыточной в последнее время превратились в энергодефицитные. Если говорить о дефиците мощности, то по итогам 2004 года он составил в Московской энергосистеме порядка 1,5 тысяч мегаватт. Московская энергосистема может обеспечить порядка 11 тысяч мегаватт, то есть 1,5 тысячи мегаватт она фактически закупает на стороне. Ежегодный рост потребления составляет около 4-5 процентов в год, однако ввод дополнительных мощностей, которые бы покрывали этот дефицит, конечно же, не соответствует росту энергопотребления, и составляет гораздо меньше.

Сергей Сенинский: Вспомним энергетический кризис в Калифорнии 4-5 лет назад. Его главной причиной считают недореформу сектора. За несколько лет до этого здесь отменили регулирование оптовых цен на электроэнергию, но при этом сохранили жесткие ставки розничных тарифов. Когда пришло особенно жаркое лето, местные энергетические компании просто обанкротились. В России жестко регулируются все тарифы на электроэнергию - и оптовые и розничные, то есть повторения калифорнийского кризиса в чистом виде здесь пока маловероятно. Но значит ли это, на ваш взгляд, что некий энергокризис где-то в России может случиться разве что либо по причине серьезного технического сбоя, как в мае этого года в Москве, либо из-за того, что просто электроэнергии вырабатывается недостаточно?

Дмитрий Скрябин: Недавний кризис в Москве произошел не от дефицита генерирующих мощностей, а, скажем так, по причине проблемы передающих мощностей. Как мне кажется, возможная причина будущих аварий лежит не столько в технической плоскости, сколько в плоскости экономической, в плоскости структуры преобразования в отрасли. В условиях хронического недофинансирования отрасли, когда фактически у электростанций, у сетевых компаний не хватает денег не то, чтобы вводить новые мощности, а даже проводить какие-то текущие ремонты, наивно было бы ожидать, что мы в конечном итоге не начнем сталкиваться с какими-то техногенными авариями. Мы имеем темп рост тарифов ниже уровня инфляции, мы имеем темпы роста цен на топливо гораздо выше, чем на электро- и теплоэнергию. При сохранении существующей ситуации в дальнейшем, мне кажется, то, что мы видели в Москве в мае может не только повториться, а это будет повторяться в гораздо большем масштабе и в большем количестве регионов.

Алексей Соловьев: В любом случае даже при жестком тарифном регулировании потребитель энергосистемы не застрахован от возникновения аварийных ситуаций. Это может быть точечный сбой, либо локальный, может быть и системный сбой. Фактически дефицит электроэнергии, то есть несоответствие потребления и производства электроэнергии, фактически свидетельствует о возникновении системных аварийных ситуаций.

Сергей Сенинский: Еще советская, а потом и российская электроэнергетика всегда гордилась своей единой системой. Если где-то возникнет острый дефицит энергии, его легко будет покрыть за счет других регионов. Что, разве эта система уже не покрывает рисков, случись, скажем, острый дефицит электроэнергии в той же Москве? Восполнить его за счет других регионов уже не смогут?

Дмитрий Скрябин: В настоящее время, конечно, может быть, можно будет восполнить дефицит, скажем, в Москве за счет других регионов в определенных рамках, но проблема сетевого хозяйства, проблема передачи электроэнергии, на самом деле, действительно, стоит очень остро, потому что именно в сетях наибольше наблюдается износ фондов. Именно проблема передачи, а не генерация электроэнергии может являться основной проблемой отрасли. Мне кажется, что в этом отношении в первую очередь стоит задуматься государству, оставив проблемы инвестиции в генерирующей мощности, переложив эти проблемы на частного инвестора, создав необходимые условия для этого.

Сергей Сенинский: В этот понедельник 5 декабря на заседании межведомственной комиссии по реформе электроэнергетике обсуждалась новая модель оптового рынка электроэнергии в России. Разговор будет продолжен в четверг на очередном заседании правительства. В чем суть новой модели оптового рынка электроэнергии, которая почти полностью регулируется сегодня государством?

Дмитрий Скрябин: Суть модели состоит в том, чтобы изменить существующую не совсем прозрачную систему расчетов между потребителями и поставщиками энергии на оптовом рынке в его регулируемой части на двусторонние контракты. При этом сохранится государственное регулирование тарифов, и предусмотрено создание сектора свободной торговли. В принципе, аналог этого сектора мы сейчас имеем, но разница будет заключаться в том, что в новых правилах рынка этот сектор свободной торговли будет либеральнее, то есть цена именно этого сектора в новых правилах рынка будет отражать реальную цену свободного рынка электроэнергии.

Сергей Сенинский: Новые правила, в случае их одобрения, вступят в силу уже с начала будущего года?

Дмитрий Скрябин: Предполагается, что эта модель заработает где-то с апреля 2006 года, хотя можно ожидать некоторые задержки. Наверное, более реальный срок - это лето 2006 года.

XS
SM
MD
LG