Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Свердловской области в результате аварии на ГРЭС в водохранилище попало техническое масло


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимают участие Олег Мулин, управляющий Лиги Уральских Рыболовов и Артем Харченко, создатель интернет-сайта «Уральская Рыбалка»

Светлана Кулешова: К 9 декабря химикаты из китайской реки Сунгари могут достичь российского Амура. Хабаровск завозит бутилированную питьевую воду и строит дамбы. В Свердловской области свои беды с водой - в результате аварии на ГРЭС в водохранилище попало техническое масло. Масштабы происшествия с амурскими не сравнимы, но для местных рыбаков это настоящая трагедия. Делом занимается природоохранная прокуратура. Подробности у екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.

Ирина Мурашова: Рефтинская ГРЭС принесла Свердловской области сомнительную славу. Расположенная под городом Асбестом электростанция входит в пятерку крупнейших загрязнителей воздуха России наряду с «Норильским никелем». В год ГРЭС выбрасывает в атмосферу 255 тысяч тонн вредных веществ. Но это еще не всё - периодически турбинное масло со станции попадает в водохранилище. От последнего выброса пострадало расположенное здесь рыбное хозяйство. Около 400 литров нефтепродуктов образовали масляное пятно площадью в два квадратных километра. По предварительной экспертизе, содержание технического масла в водохранилище превысило допустимый предел в 10 раз. Последствия одной поломки работники электростанции ликвидируют уже две недели. За этим наблюдает инспектор-эколог администрации поселка Рефтинский Екатерина Горшкова.

Екатерина Горшкова: Берут вот этот сорбент. Он как мука крупного помола. Рассыпают по поверхности. Он впитывает в себя эту пленку. И потом они это всё собирают с воды. Конечно, это тяжело, особенно если ветреная погода, это сложно, холодно. А что делать?

Ирина Мурашова: Свою вину электростанция признала, но у ГРЭС и рыбхозяйства расходятся взгляды на сам водоем. Энергетики называют его техническим водохранилищем, в которое могут периодически попадать нефтепродукты. Рыбаки возражают - как такое может быть, если из него вытекает река, которая впадает в Тобол, а следом идут Обь и Северный Ледовитый океан. Рыбное хозяйство живет по соседству с энергетиками уже 8 лет. Выращивает мальков, откармливает рыб на продажу, разводит породы, которые едят планктон и водоросли и чистят водохранилище. Электростанция, наоборот, загрязняла воду маслом целую неделю. Главный инженер рыбного хозяйства Анатолий Шестаков возмущен таким отношением.

Анатолий Шестаков: Я позвонил на ГРЭС, и они только тогда шевелиться начали. Старое оборудование, значит, обходы надо чаще делать. Если бы они это делали регулярно, они бы хоть как-то это видели. Потому что целая неделя прошла, неужели они не видели это пятно?

Ирина Мурашова: Теперь ГРЭС обещает отремонтировать оборудование и четыре раза в день посылать обходчиков следить за поверхностью воды. По Уголовному кодексу, за нарушение правил обращения с экологически опасными веществами, в случае массовой гибели рыбы, виновникам ЧП грозит наказание до двух лет лишения свободы. Хотя сейчас рыба не гибнет, результаты ноябрьской аварии могут проявиться и через полгода.

Анатолий Шестаков: Организм-то живой. Может, где-то хватанул, мало ли что. Если большая концентрация масел, нефтяных продуктов, она откладывается в костях и в мясе до 20 процентов.

Ирина Мурашова: Сейчас рыбное хозяйство ждет заключения экспертов, можно ли есть рыбу и ее икру. До тех пор рыбу не продают. Но рыбаки-одиночки ловят карпов, белых амуров и толстолобиков - на стол себе или на продажу.

Светлана Кулешова: Олег Мулин, управляющий Уральской лигой рыболовов и Артем Харченко, один из авторов сайта «Уральская рыбалка» сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода.

Итак, Лига уральских рыболовов, как давно она была создана, и для решения каких вопросов, самое главное? Экологические вопросы, затронутые в сюжете нашего корреспондента Ирины Мурашовой, решаются Лигой уральских рыболовов или нет?

Олег Мулин: На начальном этапе – да, под этим зеленым знаменем и шла Лига уральских рыболовов, которая создана была зимой 2002 года. Под это знамя пришли многие рыбаки, потому что мы часто бываем на водоемах, мы видим, что там творится, рыбы становится меньше, водоемы становятся грязнее. И это проходило красной линией через всю идею создания Лиги уральских рыболовов. Это именно поддержание здоровой экологической обстановки и борьба с браконьерами.

Светлана Кулешова: Я предлагаю нашим радиослушателям также ответить на вопрос: какие проблемы, какие вопросы должна решать, на ваш взгляд, Лига рыболовов?

Итак, мы начали с зеленого флага, под которым Лига зарождалась. А подробнее как? Сидели рыбаки на берегу реки и решили: давайте создадим Лигу. Или как-то было по-другому?

Артем Харченко: Вообще, Лига – это интернет-сообщество, то есть в основном все корни Лиги идут из общения рыболовов в Интернете. Еще летом 2002 года просто была задумка сделать рыболовный форум, рыболовный сайт в Интернете. Зашел, посмотрел, понравилась идея, начали общаться с человеком, у которого была задумка. И в конце концов, буквально в течение месяца с нулевого количества фуромчан каждый месяц по 30 человек. Ближе к зиме вот эти фоумчане, 300 человек, решили сделать более такую организацию солидную, и возникла идея зарождения Лиги.

Светлана Кулешова: И сейчас это интернет-сообщество, или вы уже вышли в реальный мир?

Артем Харченко: Это, во-первых, более тысячи форумчан, и уже на базе этой массы есть уже не виртуальная, а реальная организация – это Лига.

Светлана Кулешова: В Лиге сколько человек?

Олег Мулин: Порядка сотни активных членов, так бы я назвал это. И мое личное мнение как управляющего, это слабо тянет на общественную организацию, учитывая то, что в Лиге состоят люди из таких городов, как Челябинск, Нижний Тагил, Екатеринбург. Если мы посмотрим, 100 человек – общественная организация, на мой взгляд, это недоработка Лиги, это очень мало.

Светлана Кулешова: Ну, представляете, если соберутся все хотя бы посетители форума только, уже же зал надо большой искать.

Олег Мулин: Как раз с залом-то не проблема. Посетители сайта каждую неделю встречаются в реале в кафе «Шамхор», где нам отведен большой зал, и получается самое доброе общение, не в Интернете, а общение в реале. Это более полезно.

Светлана Кулешова: Какие вопросы обсуждаются?

Олег Мулин: Как правило, обсуждаются два типа вопросов. Первое, рыбалка – непосредственно как таковая. И второе, это самый больной вопрос – злободневные проблемы Лиги, именно той части самых активных членов, которые хотят каким-то образом высказать свою позицию и встать уже со знаменем не зеленым, экологическим, а со своим знаменем во главе этой организации.

Светлана Кулешова: А от решения экологических проблем Лига отошла, или вы занимаетесь по-прежнему этими вопросами?

Олег Мулин: Понимаете, все дело в том, что любой из лиговцев, да и любой реально разумный человек, приезжая на водоем, он каким-то образом решает эти проблемы. И не надо для этого попадать в Лигу. Если человек приезжает на водоем, разумный рыбак, он в любом случае достанет сеть, он в любом случае оставит после себя порядок. На начальном этапе были программы интересные у Лиги по спасению Тейменя, Лига участвовала в этом очень конкретно, на севере нашей области. Сейчас эти проблемы решаются мало, к сожалению.

Светлана Кулешова: Я знаю, что Лига проводит еще соревнования. Вот в прошлые выходные прошло уральское открытое первенство «Балансир-2005». Что это было такое?

Артем Харченко: Ну, это в стадии зарождения, один из основателей Лиги был Геннадий Федоров. И у него возникла идея сделать первое в России соревнование по ловле именно на «балансир», на искусственную приманку «балансир». И вот уже это третьи соревнования по «балансиру».

Светлана Кулешова: Сколько людей приезжало?

Артем Харченко: В этот раз, насколько я знаю, порядка 50 участников было.

Светлана Кулешова: Из каких городов?

Олег Мулин: Городов было представлено достаточно много.

Артем Харченко: Екатеринбург, Челябинск, Шадринск.

Светлана Кулешова: А кто победил? Побеждают одни и те же или меняются лидеры?

Артем Харченко: Меняются. Лидеры сменились. В этот раз у нас два екатеринбуржца на первом месте и третий челябинец. Хотя в прошлом году тоже первое место занял екатеринбуржец.

Светлана Кулешова: А вообще, рыбалка – это спорт или нет? Что это такое?

Олег Мулин: В Лиге это больше общение в реале, это не спорт. Это совместное проведение времени с призовым фондом. Это очень сильно отличается от спорта, потому что спортивные жесткие правила не приемлются пока в Лиге по своей строгости. Многие пришли в Лигу не для того, чтобы загонять себя в какие-то определенные суровые спортивные рамки.

Светлана Кулешова: Были ли какие-то организации, подобные Лиге уральских рыболовов, в советское время, допустим, или до 2002 года?

Олег Мулин: До 2002 года вряд ли. Тогда же у нас был Росохотрыболовсоюз, который выполнял определенные функции. Он проводил соревнования. И, как это ни странно, он все еще проводит соревнования по видам ловли. Даже у нас в городе.

Светлана Кулешова: А чем отличается этот союз от вашего союза?

Олег Мулин: Это коммерческая организация и некоммерческая организация.

Артем Харченко: Полугосударственная структура.

Светлана Кулешова: Так, вы – коммерческая или некоммерческая?

Олег Мулин: Некоммерческая.

Светлана Кулешова: И негосударственная.

Олег Мулин: И негосударственная.

Светлана Кулешова: Есть ли Российская лига рыболовов, есть ли международная организация общественная и некоммерческая?

Олег Мулин: Дело в том, что я смотрел этот вопрос. И, как правило, любая общественная организация с добрыми начинаниями превращается в коммерческую рано или поздно. Пример становления правильно сказал Артем – Интернет, общение выходит, и потом все это организуется. Match fishing - это очень мощная структура московская, также создана на основе сайта, хорошо общалась, и потом пошла четкая коммерциализация сайта. Я думаю, что это неплохо.

Светлана Кулешова: Вы идете этим же путем?

Олег Мулин: Похоже, да.

Светлана Кулешова: Но вы в начале пути коммерциализации.

Артем Харченко: Так скажем, мы немножко ему сопротивляемся, поскольку не хотим делать коммерческую структуру. Все-таки у нас общение более свободное, думаю, будет.

Светлана Кулешова: Мне кажется, сайт в лице Артема сопротивляется, а Лига в лице управляющего относится к этому вполне нормально.

Артем Харченко: Мы не должны мешать друг другу, все равно сайт является основной Лиги, на базе форумчан. И у кого есть желание участвовать в более суровом мероприятии, суровой организации, уже приходит к Лиге.

Светлана Кулешова: Вообще, можно ли говорить о том, что в рамках Лиги каждый решает свои какие-то вопросы?

Олег Мулин: Безусловно.

Светлана Кулешова: Мы остановились на том, что каждый в рамках Лиги рыболовов решает какие-то свои вопросы, какие-то свои проблемы. Какие именно?

Олег Мулин: Чтобы напрямую ответить на этот вопрос, надо просто посмотреть, как человек приходит в Лигу. Два пути – активный пользователь, продвинутый пользователь, набирает в любой системе поисковой «рыбалка на Урале» и попадает на Урал.Фишинг.Ру, спасибо Артему Харченко, он начинает общаться, он выходит на общение в реале, он приходит и зараженный харизмой определенных людей вступает в Лигу уральских рыболовов и становится членом активным либо просто членом.

Светлана Кулешова: Решается проблема общения.

Олег Мулин: Таким образом он сразу поднимает свой статус над простым форумчанином, он становится лиговцем. Второй способ, это когда уже друг лиговчанин приводит человека, который более стеснительный или менее общительный, он приводит его напрямую, минуя форум, в кафе. Он начинает общаться, и он снова вступает в Лигу.

Светлана Кулешова: Ну, это тоже проблема общения. А еще прозвучал такой момент, как статусность. Действительно ли есть какой-то определенный статус, действительно членство в Лиге каким-то образом повышает уровень человека?

Олег Мулин: Членство в Лиге, я скажу собственное мнение, повышает статус в первую очередь в своих глазах. Я пришел в Лигу не так давно, год назад. Вступив в Лигу уральских рыболовов, я повысил свой статус в собственных глазах по сравнению с простыми рыбаками. Это мой взгляд на эту проблему. Дальше уже проблемы решаются совсем по-другому, потому что статусность была не без помощи Артема образована на сайте. Как только я вступил в Лигу, я попал в закрытый форум, который называется «Лига уральских рыболовов». Я решил одну проблему. Дальше я узнаю, что есть еще один закрытый форум «Совет Лиги уральских рыболовов».

Светлана Кулешова: Секта какая-то уже.

Олег Мулин: Да, каждый из нас в малой или большой степени честолюбив. Я хочу попасть в другой закрытый форум.

Светлана Кулешова: А дальше еще что-то, Артем?

Артем Харченко: Только администраторы форума.

Светлана Кулешова: Олег, у вас еще магазин есть. Вы коммерческие вопросы через Лигу решаете? Насколько я знаю, вообще достаточно много рыболовных коммерсантов в Лиге.

Олег Мулин: Неправда. В Лиге активных лиговчан-коммерсантов от рыбалки мало. Я знаю только себя. Может быть, еще человека три найду лиговчан.

Артем Харченко: На форуме побольше, среди лиговцев меньше.

Олег Мулин: На форуме – безусловно, работников наших рыболовных магазинов в разы больше.

Артем Харченко: Рыболовных, туристических.

Олег Мулин: И ни в коем случае я не пытаюсь решать проблемы своего магазина на форуме какой-то некорректной рекламой. Я болел этим где-то полгода-год назад, потом понял, что это не совсем корректно. И тем более, я рассматриваю наш молодой рынок города Екатеринбурга в плане рыболовных товаров в какой-то степени как рынок моих работодателей, где я буду делать свой бизнес. И с этой точки зрения, я не обижу ни один магазин, который присутствует в нашем городе, каким-то некорректным отношением к магазину, продвигая свой.

Светлана Кулешова: Выходит, всего две проблемы решаются при помощи вступления в Лигу. Это проблема общения, одиночества и статусность. Все?

Олег Мулин: По большому счету, да. Статусность я бы поставил все равно на первое место, потому что мы смотрим на общие проблемы. Но вы знаете, при каждом магазине есть мини-Лига, каждый магазин, который ведет себя хорошо на рынке, имеет круг постоянных покупателей, которые общаются, вместе ездят на рыбалку и так далее, и тому подобное. Вот объединить их всех в одну здоровую Лигу с хорошими идеями – вот это было бы правильно.

Светлана Кулешова: От разговора об общественной жизни рыбаков перейдем к более частным вопросам. Как лиговчане, форумчане относятся к браконьерам?

Олег Мулин: Как раз этот вопрос, эта проблема нас объединяет. Мы очень плохо относимся к браконьерам.

Светлана Кулешова: Против кого вы дружите, так называется, да?

Олег Мулин: Да, это проблема реальная. У нас могут быть разные взгляды на ту проблему, кого считать браконьером, кого считать нет, но это нас объединяет, мы их просто ненавидим.

Светлана Кулешова: Как боретесь?

Олег Мулин: На данном этапе это все пассивная борьба. Каждый лиговчанин…

Артем Харченко: Каждый форумчанин…

Олег Мулин: Каждый форумчанин просто уничтожает все сети, которые находит. Мы считаем, что ловить сетями – это не есть хорошо, не есть правильно.

Светлана Кулешова: Как относитесь к промышленным предприятиям, которые загрязняют водоемы? Как с ними боретесь? Что уничтожаете?

Олег Мулин: Дело в том, что это напоминает определенного рода донкихотство. Лига на данном этапе просто не может бороться с крупными предприятиями, она не имеет своего веса определенного. Эти темы постоянно поднимаются на форуме, но кроме бряцания доспехами, дальше дело не идет.

Светлана Кулешова: То есть на ветряные мельницы пока не бросаетесь? Когда, в конце концов, уже сравняется количество рыбаков и рыбачек? Вообще, с чем связано вот такая некоторая дискриминация женщин? Почему среди рыбаков мужчин гораздо больше?

Артем Харченко: Это своего рода, по-моему, традиция. Рыбалка – это тоже охота, и у нас охотились обычно мужчины.

Олег Мулин: Но как ни странно, количество девушек-рыбачек:

Артем Харченко: :и очень хороших рыбачек:

Олег Мулин: :оно растет. И самое главное, растет число посетительниц форума зарегистрированных именно женского пола, которым интересно находиться на форуме.

Светлана Кулешова: Отслеживать, чем их мужья занимаются, мне кажется.

Олег Мулин: В том числе.

Светлана Кулешова: А вообще, как меняется психология рыбаков в последние годы? Что вы можете сказать, какие у вас наблюдения?

Олег Мулин: Психология рыбаков, мне кажется, меняется с изменением рынка рыболовных товаров. Дело в том, что сейчас настолько рынок предлагает интересные вещи, рыбак растет чисто психологически, рыбу становится поймать все труднее, все больше стоит хорошо порыбачить, это поездка в рыболовные места и прочее. И получается не очень хорошо, что хорошая рыбалка становится все менее доступна широким слоям населения.

Светлана Кулешова: Получается, рыбалка в последние годы становится увлечением для состоятельных людей. Или происходит разделение: состоятельные рыбаки, несостоятельные рыбаки?

Олег Мулин: Безусловно. Трофейная рыбалка становится доступна определенному классу, который может потратить на эту трофейную рыбалку определенную сумму денег. И есть простые рыбаки, которые очень любят рыбалку, но могут выехать на рыбалку только на общественном транспорте, будь то электричка, будь то общественный транспорт типа автобуса. И они ловят на доступных водоемах, где прессинг настолько велик, что о трофейной рыбалке не может быть и речи.

Светлана Кулешова: А что вообще побеждает, если говорить не о каких-то удаленных, недоступных водоемах, а говорить о таких водоемах, куда любой может приехать? Что победит, опыт, чутье рыбацкое, талант какой-то или хорошая, дорогая экипировка?

Артем Харченко: Чутье на первом месте.

Олег Мулин: Опыт. Чтобы ловить на конкретном водоеме, надо его очень хорошо знать.

Артем Харченко: Если опыт с хорошими снастями соединить, то это:

Светлана Кулешова: :непобедимый человек получится.

Олег Мулин: Это доказали последние соревнования по «балансиру», которые мы упоминали. Там победил человек действительно с большим опытом, со знанием этого водоема и с отличными снастями.

Светлана Кулешова: Какой средний возраст у членов Лиги?

Артем Харченко: 35.

Олег Мулин: 35-40 лет.

Светлана Кулешова: То есть нельзя говорить о том, что рыбалка – увлечение для людей, которые начали рыбачить в советские времена?

Артем Харченко: На форуме столько разных людей, это и молодые, и пожилые, и состоятельные, очень состоятельные люди, и люди, которые действительно ездят на общественном транспорте. То есть рыбалка настолько разных людей притягивает, что о таком разграничении невозможно говорить.

Светлана Кулешова: Мы остановились на социальном, социально-психологическом портрете современного рыболова. Итак, пол, возраст, образование?

Олег Мулин: Давайте попробую эту картину обрисовать я. Тут ситуация следующая. Пол – тут все проще, это, безусловно, мужчина.

Артем Харченко: 90%, как минимум.

Олег Мулин: Это мужчина. Если мы подойдем к тому, что попробуем градировать с точки зрения финансового достатка, тут намного сложнее, потому что увлеченный рыбак может ездить на работу на трамвае, зарабатывать немного, но копить на дорогую снасть и, выйдя на водоем, достать спиннинг, который стоит порядка трех его месячных зарплат. Тут сложнее. Это мужчина, который работает.

Светлана Кулешова: Образование?

Олег Мулин: Образование, минимум начальное высшее. Мне кажется, что у нас больше хороших рыбаков с образованием выше среднего.

Светлана Кулешова: То есть рыбалка – занятие для интеллектуалов.

Олег Мулин: Это отдушина для интеллектуалов.

Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Я бы хотел вернуться к разговору об этом экологическом событии, ЧП, с выбросом отработавшего масла в водоем. Понятно, что, с одной стороны, очень нетяжело определить статус водоема, поскольку есть какие-то чертежи строительства, где определен статус. Второе, если все-таки водоем резервный, в который предположительно возможны стоки, и вместе с тем там ведется какая-то дополнительная хозяйственная деятельность, выращивается рыба, то, очевидно, рыбный бизнес как-то застрахован. Значит, рассчитаны риски страховые этого бизнеса, значит, как-то страховые риски бизнеса рыбного отрегулированы со страховыми рисками компании-загрязнителя, компании, которая может сбрасывать сточные воды. И это отрегулировано страховой компанией ставками страхования. Очевидно, что Лига рыболовов вполне в состоянии позвать к себе специалистов по расчетам этих страховых ставок, позвать к себе экспертов и договориться об удовлетворяющих всех страховых ставках относительно бизнеса и относительно страхования жизни людей, которые живут вокруг этого водоема или кормятся этой рыбой.

Светлана Кулешова: Ваш вопрос понятен. Кто будет отвечать про страховые риски и о действиях Лиги в этом случае? Случай далеко не единичный и для нашей области, и для страны в целом.

Олег Мулин: Безусловно, случай не единичный. Вы затронули настолько глобальную проблему, что, скажу честно, в Лиге такие вопросы даже не поднимались, потому что каждый занимается в первую очередь своим статусом, как бы это ни было обидно. И сейчас задача Лиги – именно создать ту организацию, которая бы имела определенный вес, поскольку у нас, мы знаем, и высокие чины – рыбаки. Мы сейчас решаем не ту проблему, не могу я однозначно и точно ответить на ваш вопрос.

Светлана Кулешова: А Лига как-нибудь зарегистрирована? Вы можете выступать истцом в суде?

Олег Мулин: На данном этапе идет реорганизация Лиги, новая революция, смена власти. Как это ни обидно, среди ста человек, я думаю, это наша большая проблема. Да, Лига была зарегистрирована именно как юридическое лицо.

Светлана Кулешова: Олег начал каяться, мое ощущение.

Олег Мулин: Я начинаю заводиться, потому что это негатив, о котором мы все знаем.

Светлана Кулешова: Я думаю, именно эти вопросы будут подняты на ближайшем реальном собрании Лиги.

Олег Мулин: Которое пройдет сегодня вечером.

Светлана Кулешова: Давайте закончим следующими вопросами. Когда вы будете регистрироваться? Когда у вас появятся свои депутаты? Когда будет вообще четкий план действий разработан? И будет ли это все, или так и останется, что Лига уральских рыболовов – это организация для поднятия статуса и для решения проблемы одиночества, общения, тусовочное такое мероприятие?

Олег Мулин: Лига будет регистрироваться в начале следующего года. На данном этапе разрабатывается устав общественной организации. Единственное, что мне нравится, что разработкой устава занимается один из лучших юристов нашего города, кандидат юридических наук. Я надеюсь, что он сделает это так, как должно быть. И я боюсь, что мы споткнемся как раз не на этом. Мы споткнемся опять на выборах президента, выборах совета и прочих. И тут все начнут решать те же самые личностные проблемы статуса.

Светлана Кулешова: Какие проблемы ставит перед собой сайт «Уральская рыбалка»?

Артем Харченко: Какие проблемы?

Светлана Кулешова: У Лиги есть проблемы, у сайта нет проблем.

Артем Харченко: У сайта, по-моему, нет абсолютно проблем. Тут единственное, что сайт находится на общественных началах, то есть нет постоянного поддерживающего звена. А Лига базируется на форуме. Проблемы Лиги и форума – это разные планы.

Светлана Кулешова: А какие следующие мероприятия у вас? Прошли соревнования, что будет следующее?

Олег Мулин: Следующие соревнования – это открытое первенство нашего города, Лиги уральских рыболовов по ловле на мармышку, которые пройдут 24 декабря, куда мы с удовольствием всех пригласим. Я думаю, что это будут самые массовые соревнования этого сезона.

Светлана Кулешова: А сколько вообще соревнований вы в год проводите?

Олег Мулин: Планируем на каждый сезон, это закрытая вода и открытая вода, запланировали порядка пяти соревнований на эту зиму.

Светлана Кулешова: А уральские рыболовы принимают участие в российских соревнованиях или международных?

Олег Мулин: Уральские спортсмены-рыболовы принимают участие в российских соревнованиях. Лига уральских рыболовов не имеет ни статуса, ни возможности проводит чисто спортивные соревнования. Соревнования носят клубный характер.

XS
SM
MD
LG