Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гарантируют ли безопасность частные охранные предприятия?


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Александр Пономарев, директор частного охранного предприятия «Правоохранительный центр», город Омск.

Олег Вахрушев: В Екатеринбурге после происшествия на одном из телеканалов, когда были захвачены в заложники несколько сотрудников, вновь поднялась дискуссия об обеспечении безопасности как предприятий, так и рядовых граждан. Способны ли многочисленные частные охранные предприятия обеспечить ее должным образом? Об этом и пойдет разговор с нашим сегодняшним экспертом – это директор охранного предприятия «Правоохранительный центр» Александр Пономарев, который находится на телефонной связи из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7».

И нам интересно мнение наших слушателей: способны ли негосударственные структуры обеспечить безопасность граждан?

Перед тем, как начать разговор с Александром Пономаревым, я хочу предложить вам вернуться в прошлую пятницу. В Екатеринбурге, на Хохрякова, 104 находятся офисы различных фирм, а также региональные отделения НТВ и Ren-TV, радио «Шансон», «Русское радио» и газета «Аргументы и Факты». Но в 10 часов вечера 1 декабря в центре внимания милиции и СМИ города оказался девятый этаж здания – здесь находится офис телекомпании «4 канал». Подробности у екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.

Ирина Мурашова: Молодой человек поссорился с женой - сотрудницей телекомпании «4 канал» - и пришел к ней на работу выяснять отношения. Пришел не с букетом цветов, а с самозарядным скорострельным карабином. Взял в заложники двух охранников, некстати зашедшего в здание оператора и пешком поднялся с ними на девятый этаж. Журналисты следили за происходящим с помощью видеомониторов. Времени на то, чтобы скрыться, уже не было. Стульями перекрыли вход, выключили свет и спрятались в кабинетах. Импровизированная баррикада не помогла – дверь была стеклянной, и после трех выстрелов пала. Молодой человек нашел в помещении телекомпании еще двух заложников – ведущую прогноза погоды и редактора сайта. После этого он начал требовать, чтобы жена, которая оказалась на другом этаже, пришла к нему поговорить. Журналисты тихо сидели в своих кабинетах, стараясь не привлекать внимания. Вспоминает директор службы информации телекомпании Алена Вугельман.

Алена Вугельман: Два часа, которые мы здесь просидели запертые, под постоянные выстрелы, угрозы и так далее, они очень долго тянулись. На самом деле страха не было. Единственное, я очень волновалась за сотрудников телекомпании, которые, я точно знала, сейчас находятся у него на мушке. Вот это было самое сильное впечатление, что ты знаешь этих людей, ты очень боишься, как бы они не совершили чего-нибудь лишнего, чтобы не было потом необратимых последствий. Настроение на телекомпании на самом деле абсолютно рабочее. Я бы даже сказала, что нас это даже больше еще подстегнуло.

Ирина Мурашова: Жену захватчика к нему не пустили - не надо было давать ему еще одного заложника, да и девушка была уверена, что он ее убьет. Уговорить его успокоиться по телефону она не смогла. Не помогли и вызванные милицией родители молодого человека. Переговорщик постоянно был с ним на связи, и примерно через полтора часа террорист, как его сразу назвали средства массовой информации, отпустил всех заложников. Сам сдался еще через час. Увидеться с супругой ему так и не удалось.

Милиционеры после случившегося советуют усилить охрану редакций средств массовой информации. Директор одной из екатеринбургских радиостанций считает, что делать это не обязательно. Тем более что стоит это недешево. Директор екатеринбургской радиостанции: Мы достаточно защищены и так, а с не совсем адекватными слушателям, скажем так, мы пока сами справляемся. Нападение на бытовом уровне, подобное тому, какое произошло, оно может случиться в какой угодно организации, не обязательно это должна быть теле- или радиокомпания. Здесь ни один ЧОП не остановит его.

Ирина Мурашова: 29-летнего захватчика пяти человек, бывшего сотрудника ГАИ, возможно, не будут судить по уголовной статье «Захват заложников». По информации агентства «УралПолит.Ru», она не вступает в действие, если человек, захвативший заложников, отпускает их добровольно или по требованию властей. Но следствие может предъявить обвинения по другим статьям. Информации от ГУВД пока немного. Основная версия – бытовой конфликт, подогретый алкоголем. Есть и другое объяснение произошедшего. Захват телекомпании мог быть учениями спецслужб – заявило одно из екатеринбургских информационных агентств. Но все это предположения, а сам захватчик пока находится в СИЗО. 12 декабря ему предъявят обвинение. На стенах, потолке и входной группе студии «4 канала», между тем, до сих пор видны следы от пуль. Усиления охраны сотрудники телекомпании пока не заметили.

Олег Вахрушев: Александр Пономарев, директор охранного предприятия «Правоохранительный центр», на связи из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7». Здравствуйте, Александр Юрьевич. Александр Пономарев: Доброе утро.

Олег Вахрушев: Александр Юрьевич, только что мы прослушали достаточно полный отчет о том, что произошло в ночь с четверга на пятницу в телекомпании «4 канал». На ваш взгляд, кем были произведены основные ошибки в ту ночь – охранным предприятием либо это, в принципе, система безопасности у нас такая, что любой человек может прийти с карабином и захватить заложников? Александр Пономарев: К счастью, мы живем в стране, которая не находится в состоянии войны. И поэтому нормальное состояние любого нормального человека – это, скажем так, самоуспокоенность и так далее. Поэтому здесь очень сложно сказать, не видя реальной ситуации, что на самом деле произошло. Но, по большому счету, я считаю, что подобные средства радио- и телекоммуникаций, они должны быть защищены немножечко по-другому. Но это все зависит, как и прозвучало сейчас в вашей информации, в речи руководителя одного из средств массовой информации, что «мы и так считаем, что справимся», и так далее. Нет, я считаю, что в данном случае необходимо прислушиваться к мнению нормальных руководителей охранных структур, которые не просто выставляют сторожей, а которые советуют, как обеспечить максимально возможную безопасность. Вот это, наверное, главное. И, к сожалению, у нас не очень много руководителей охранных структур, которые в инициативном порядке предлагают защитить клиента на должном уровне.

Олег Вахрушев: Скажите, а что нужно сделать для того, чтобы все частные охранные предприятия все-таки обеспечивали охрану именно так, чтобы никаких эксцессов не происходило? Александр Пономарев: Во-первых, необходимо создать систему охранной деятельности в России. У нас существует, к сожалению, парадокс, на мой взгляд. Более 23 тысяч уже охранных структур в России, но нет организованной, структурированной частной охранной деятельности. Есть просто масса предприятий, каждое из которых само по себе, и которое, скажем так, понимает безопасность так, как их когда-то учили. То есть это либо бывшие сотрудники силовых структур, либо гражданские лица, либо еще кто-то, руководители какие-то гражданские, которые пришли и захотели сделать бизнес охранный. На самом деле это очень серьезный, очень сложный вид бизнеса. Даже я бы сказал так, что это не бизнес, а это вид служения – служения народу, служения своему государству. Поэтому здесь необходимо понимать, что мы не только зарабатываем деньги, но мы этим выполняем закон, именно служим закону, служим человеку. Вот это главное. И, к сожалению, очень многие этого не понимают, а видят только деньги. Пока у нас не будет организованной, цивилизованной охранной деятельности в России, к сожалению, мы будем очень часто сталкиваться с фактами непрофессионализма в действиях и руководителей, и персонала негосударственных охранных структур. Кроме того, ощущается очень сильный кадровый голод охранных профессионалов.

Олег Вахрушев: Понятно. Александр Юрьевич, тем не менее, существует же определенное лицензирование частных охранных предприятий. И без этого никак, без этого предприятие не сможет начать работу. Это первый вопрос. А во-вторых, кому же тогда нужно принять решение для того, чтобы частные охранные предприятия обеспечивали именно должным образом безопасность? Александр Пономарев: Самое главное, у нас сейчас очень либеральные условия лицензирования частных охранных структур. То есть любой человек, если он психически нормален, не наркоман, скажем так, не состоит на учете по поводу этих заболеваний и имеет высшее образование, он может стать директором частного охранного предприятия, независимо от того, где он учился, что он делал раньше, с каким настроением он ушел и так далее. Даже независимо от того, в каких отношениях он с женой или есть ли у него карабин, с которым он может прийти и захватить что-то, он может стать руководителем охранной структуры. Ну, это нонсенс. То есть должна быть какая-то проверка системная людей. Ну, можно много говорить, теоретизировать, скажем так. Система законодательства у нас есть, но она не совершенна. От кого это зависит? Ну, наверное, скорее всего, зависит от законодателей прежде всего. Второе – от очень четкой и жесткой, я бы сказал, позиции лицензирующего органа. Министерство внутренних дел лицензирует охранные структуры и осуществляет контроль над их деятельностью. И, наверное, необходимо просто внедрять охранные предприятия в структуру обеспечения безопасности государства. Тогда будет повышен и контроль, тогда будет и больше ответственности, и тогда все охранные предприятия будут работать в единой системе с правоохранительными органами, соответственно, будет немножечко другое отношение и система будет другая. Поверьте, это будет полезно и для охранных предприятий, и для граждан. В конце концов, мы работаем на человека.

Олег Вахрушев: Александр Юрьевич, может быть, охрану жизни человека тогда не стоит отдавать в частные руки? Может быть, стоит тогда задуматься о государственной структуре охраны? Александр Пономарев: Интересный вопрос. Скажите, пожалуйста, а вы знаете, сколько стоит у нас государственный правоохранитель? Это очень большая сумма, и ни одно государство, а не только наше, но и самое богатое государство, оно не сможет, в любом случае, экономически обеспечить каждого человека охранником. Да и это совершенно не нужно. Есть определенный уровень безопасности государства и определенный уровень безопасности личности – и вот это обеспечивает, по большому счету, милиция общественной безопасности, когда охраняет нас на улицах, когда осуществляет профилактику дорожного движения, когда осуществляет контроль над недоброкачественной продукцией и так далее. Вот это тоже безопасность, это тоже ограждение нас от опасностей. Мы почему-то считаем, что опасность – это мужик с ружьем, или с пистолетом, или с ножом, который на нас нападает. Вот у нас ученые насчитали более 600 видов рисков, видов опасности. То есть мы защищаемся от очень маленького количества опасностей. Поэтому здесь, я считаю, это не дело государства обеспечивать защиту вот именно индивидуально каждого человека, приставив к нему какого-то вооруженного, скажем, сотрудника правоохранительных органов. По большому счету, основной массе народа это и не нужно. А тому, кому это нужно, они должны дополнительную безопасность обеспечивать за дополнительные деньги и, наверное, с помощью профессионалов. Ну, может быть, это могут быть и государственные структуры. Ну, кому-то положена обязательная государственная защита. То есть вот есть определенные структуры, которые защищают главу государства, лиц, которым положена эта защита. Но, по большому счету, это не функция государства - защищать каждого гражданина с оружием в руках, ходя рядом с ним, нося портфель и так далее.

Олег Вахрушев: Понятно. А сейчас я предлагаю послушать сообщение моего омского коллеги Вячеслава Сурикова о том, как обстоят дела в охранном бизнесе в Омске. Вячеслав Суриков: Охрана квалифицированными специалистами, как и любая другая профессиональная работа, стоит недешево. Расценки охранного объединения «Правоохранительный центр» начинаются на уровне 36 тысяч рублей в месяц. Своим клиентам Центр предлагает разные уровни безопасности. Минимальный – это организация контрольно-пропускного пункта, в котором охранники следят за тем, чтобы на территорию предприятия попадали только те, у кого есть необходимые документы. Более высокий уровень предусматривает комплексную ответственность охранного предприятия. Перед тем, как заключить договор, директор Газетного дома «Вечерний Омск» Андрей Котелевский обсудил с будущим партнером максимум возможных внештатных ситуаций – от захвата здания террористами до стихийного бедствия. Вместо этого, в первые же месяцы работы сотрудники «Правоохранительного центра» помогали Газетному дому справляться с коммунальными проблемами. Андрей Котелевский: Этажом выше варили трубы. И когда дали давление, воду, там прорвало трубы. Поэтому затопило несколько кабинетов. В кабинетах была техника, компьютеры. То есть произошло короткое замыкание. В принципе, мог быть и пожар, и все остальное. Поэтому если бы, наверное, не профессионализм охранников, последствия могли бы быть гораздо серьезнее. Тем не менее, ребята предприняли меры сами, подняли всех наших сотрудников. И практически, когда я приехал туда, наверное, уже все последствия были ликвидированы. Вячеслав Суриков: Охранникам, работающим в магазинах, необходимо особое внимание обращать еще и на свой внешний вид. Говорит начальник охраны магазина ювелирных изделий «Золотой магазин» Юрий Куташев. Юрий Куташев: Ну, ребята все, во-первых, работают молодые, физически крепкие. Всегда опрятные, всегда в хорошем физическом и моральном состоянии. Всегда вовремя, всегда от и до, всегда на боевом посту. Вячеслав Суриков: Представитель «Билайна» Алексей Герасимов считает, что охрана офиса его компании отличается от всех остальных только большим потоком клиентов. Основное – это технические коммуникации. Алексей Герасимов: Это связь - это вопрос стратегический, естественно. Определенные требования есть и по техническим средствам охраны, которые мы выполняем сами, в общем-то, без участия «Правоохранительного центра». Ну и «Правоохранительный центр» мы используем чисто как силовую поддержку, именно реагирование оперативной группы. Вячеслав Суриков: На рынке охранных услуг «Правоохранительный центр» работает 15 лет и пользуется хорошей деловой репутацией. Но и ему приходится сталкиваться с кадровой проблемой. Далеко не все работающие в сфере охраны соответствуют профессиональному уровню требований. Тогда как руководители охранных предприятий хотят видеть в качестве своих сотрудников не сторожей, а менеджеров по безопасности.

Олег Вахрушев: Итак, Александр Юрьевич, не сторож, но менеджер по безопасности – один из девизов вашего предприятия. Поясните, пожалуйста. Александр Пономарев: Дело в том, что охранное предприятие принимает на работу людей, которые прошли первоначальное обучение либо имеют стаж работы в силовых структурах не менее трех лет. Но вот охране, по большому счету, никто не учит. И если предприятие удовлетворяется только тем, что человек получает свидетельство об обучении в охранно-сыскном колледже каком-то, негосударственном охранном образовательном учреждении, и оно берет его на работу, но больше не развивает его способности как бы и не профессионализирует его, оно теряет очень многое. То есть человек профессионально не подготовленный. И, по большому счету, даже опасно его держать в качестве охранника. Потому что наша работа связана с преодолением каких-то рисков, с преодолением негативных последствий противоправных посягательств. И человек, который не знает, как правильно применять оружие, какие условия должны при этом быть соблюдены, требования и так далее, специальные средства... Мы же ограничиваем свободу людей. Иногда мы, скажем так, наносим повреждения людям – это наша работа. И человек не профессиональный, он просто опасен. Поэтому на любом предприятии, на уважающем себя предприятии должна быть система постоянной, целенаправленной подготовки кадров. И причем не в общем, а профессионализируя, скажем, вот эту узкую направленность, которую человек в данном случае ведет. То есть охрана офиса - это одно, охрана каких-то производственных помещений – это совершенно другое, охрана школ – это вообще должен быть профессионал высшего уровня, охрана каких-то зданий, сооружений, пультовая охрана, группа быстрого реагирования – везде должны быть профессионалы в своем направлении. Охрана сопровождения грузов. Ведь мы очень многим занимаемся. Законодатель нам определил достаточно большое поле деятельности. Поэтому я считаю, что только тот руководитель, который постоянно заставляет людей повышать свой профессиональный уровень, может считаться руководителем охранной структуры. Вот это главное. То есть человек, который охраняет, который обеспечивает безопасность других лиц, должен понимать, что он делает, во-первых. Во-вторых, он должен четко следовать нормативно-правовым актам, которые приняты у нас, то есть закону, - только тогда он может качественно, ну, хотя бы относительно качественно заниматься охранной деятельностью. Вот это наш принцип.

Олег Вахрушев: Вот то, что вы, Александр Юрьевич, сейчас перечислили, я понимаю, что это в высшей степени правильно. С другой стороны, вот если все это делать – подготовка, поддержание в тонусе всех сотрудников – это действительно стоит очень дорого. И клиенты зачастую, как правило, готовы платить такие деньги. Но опять-таки речь заходит о конкуренции. Я не думаю, что все ваши коллеги станут столько времени уделять именно подготовке и тренировке своих сотрудников. И поэтому дешевле будут стоить их услуги. Александр Пономарев: Во-первых, будет страдать качество – это уже позиция очень серьезная. Во-вторых, подготовка охранников, она ведь не только школьная, то есть сидя за партами и так далее. У нас очень эффективный, я считаю, метод подготовки охранников – взаимодействие с органами внутренних дел. То есть мы занимаемся вместе с ними совместно охраной общественного порядка, обеспечением безопасности – это тоже учеба, это практика, которую ни в одном учебном классе не получишь. Это практика правоприменения. Дело в том, что охранник действительно должен учиться. А те, кто не понимает этого, ну, мне жаль их просто-напросто. Потому что, в конце концов, когда-нибудь гром грянет. У нас работа такая – может один раз в жизни случиться то, о чем будешь жалеть всю оставшуюся жизнь, если она еще останется. Вот этого люди, к сожалению, не понимают. И есть ряд руководителей, которые просто ушли на пенсию с какой-то работы, и хотят заработать кусочек масла на свой кусок хлеба, то есть к пенсии заработать приработок. И вот, кстати, еще очень остро стоит вопрос такой: кто руководители, как они руководят. И я считаю, здесь необходимо и обществу, и законодателю, и лицензионному органу обязательно обратить на это внимание – кто руководит, как руководят, - и создать все-таки необходимую систему охранной деятельности. И я не за то, чтобы жили все охранные предприятия хорошо. То есть должны хорошо жить те, которые четко выполняют закон, нанимают профессиональных работников либо обучают их и оказывают достаточно качественные услуги, добросовестно, порядочно. Вот это главное. Не бывает такого, что все безоблачно и так далее. Главное - быть порядочным. Вот это девиз, наверное, нашего бизнеса.

Олег Вахрушев: Александр Юрьевич, мы еще помним те времена, когда частные охранные предприятия создавались некими криминальными структурами. Если кто-то хотел спокойно работать – вот тебе охранник из такого-то охранного предприятия, он будет следить за тем, чтобы у тебя было все в порядке, и будет ото всех защищать, то есть «крышевать». Сейчас это уходит в прошлое в основном, мне так кажется. Но, тем не менее, остались ли какие-то отголоски? Александр Пономарев: Хороший вопрос. Во-первых, те люди, которые создают для каких-то криминальных своих целей вооруженные структуры, я ни в коем случае не могу их считать даже номинально частными охранными предприятиями. Это разновидность организованных преступных группировок. И поступать с ними необходимо соответственно. Это во-первых. Во-вторых, конечно, сейчас очень, скажем, серьезно работают в этом плане правоохранительные органы – и МВД, и ФСБ, и налоговые органы очень серьезно следят за охранными структурами. Поэтому практически выдавлен из этой сферы деятельности криминальный бизнес. Где-то еще остался, конечно. Я не могу сказать, что все у нас чисто, все мы белые и пушистые, как говорится. Но, по большому счету, сейчас время криминальных охранных структур заканчивается. Сейчас другая проблема – это рейдерство. Это другой вопрос. Когда участвуют законные охранные предприятия и так далее в каких-то незаконных действиях. Это происходит либо по недомыслию руководителей – это опять же вопрос профессионализма руководителя охранного предприятия, либо, скажем, за большие деньги. То есть сейчас мы, к сожалению, больше смотрим на деньги, чем на закон. Я об этом уже говорил и повторяю. Поэтому и не признает нас сообщество, скажем, потому что мы не всегда адекватно работаем на человека. Мы работаем на хозяина – вот это плохо. Но я считаю, что все-таки охранный бизнес становится прозрачнее, что он становится цивилизованнее и, по большому счету, он становится профессиональнее. Хотя работы еще очень много. Но мы способны работать и мы способны защищать людей.

Олег Вахрушев: Это понятно. Александр Юрьевич, скажите, пожалуйста, для того, чтобы... действительно, бизнес должен существовать в каких-то рамках. Хотелось бы, чтобы эти рамки были цивилизованными. Но вот мы с вами говорили о том, что нужна структура, какая-то определенность в вашем бизнесе. Директоры охранных предприятий, ваши коллеги, вы как-то объединяетесь для того, чтобы свои интересы, наконец, куда-то представить для того, чтобы вы были услышаны? Александр Пономарев: Да, конечно, есть ряд достаточно больших объединений охранно-сыскных структур – это Координационный центр руководителей охранно-сыскных структур (КЦРОС), это Лига предпринимателей и руководителей предприятий безопасности – тоже серьезная структура. Причем я думаю, что это две самые как бы серьезные, значимые на российском рынке структуры, которые определяют, может быть, скажем так, крепкие правила игры. То есть если КЦРОС ближе к МВД, то есть они работают и помогают МВД в подзаконных актах, в правилах работы на охранном рынке, то Лига предпринимателей и руководителей предприятий безопасности, она больше двигается в сторону обеспечения нормативно-правовой базы, законодательного процесса. По большому счету, вот моя большая мечта – чтобы они как бы вместе слились - и создалось некое сообщество охраны. Но государству здесь необходимо предпринять, может быть, свои шаги, если оно дальновидно, если депутаты у нас все-таки дальновидные люди, и они понимают, что хотят обеспечить безопасность людей, чтобы не было у них сарказма при слове «частная охранная структура», а думать, как их кооптировать в правовое поле, как сделать так, чтобы они были частью системы обеспечения безопасности. Не самостоятельное какое-то... у нас нет двух систем обеспечения безопасности в государстве, и быть не может – у нас одна Конституция. А вот чтобы именно вместе мы работали – вот это крайне важно, я считаю. И, естественно, необходимо, чтобы в правительстве была какая-то структура, может быть, или отделение, или направление какое-то, которое бы занималось объединением и кооптацией нас в правовое поле. Вот это было бы очень важным, конечно. Вы абсолютно правильно говорите – нужна система.

Олег Вахрушев: Благодарю вас, Александр Юрьевич.

XS
SM
MD
LG