Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Суханов: «Служба крови в России находится на уровне прошлого века»


Ольга Беклемищева, Москва

На протяжении первой половины сегодняшнего дня пресс-служба Федерального агентства по надзору в сфере защиты прав потребителей и санитарно-эпидемиологического благополучия отказывалась давать комментарии к сообщениям прессы о ВИЧ-инфекции в Воронеже, где выявлен случай заражения ВИЧ через донорскую кровь, призывая дождаться конца расследования. Однако ряд врачей считает этот случай показательным, и заслуживающим общественного анализа, об этом в интервью радио «Свобода» рассказал трансфузиолог, представитель общественного фонда "Службы крови людям" профессор Юрий Суханов.

- Конечно, каждый такой случай волнителен для любого врача, а тем более работника службы крови, каким я являюсь. Но беда в том, что ежегодно в России не один случай ВИЧ-инфицирования происходит. Если опереться на данные академика Онищенко, главного санитарного врача, скажем, 2001 года, таких случаев произошло около 11. Если интерпретировать воронежские последние события, то можно сделать вывод, что Служба крови в России, к сожалению, находится в XX, а не в XXI веке.

Для того чтобы гарантировать практически 100-процентную безопасность, нужно четыре условия. Первое - это строгое лабораторное обследование, которое бы включало не только иммуноферментный анализ, но ДНК-тестирование крови, которое позволяет на очень ранних стадиях ставить диагностику попадания ВИЧ-вируса в кровь донора. Следующий момент - карантинизация плазмы. Здесь за последнее время предприняты усилия, но в целом, карантинизируется не более 80 процентов всей заготавливаемой плазмы. Наконец, вирус-инактивация. Это идеальный метод. Он на Западе, в Европе достаточно широко применяется. Следующий метод - это метод лейкофильтрации. Он позволяет во многом создать безопасную среду как по плазме, так и по клеточным компонентам.

- Вы сказали о карантинизации крови. Но, как сообщает "Интерфакс", тот донор, который заразил предположительно кровь ВИЧ-инфекции, она была постоянным донором. Ее до этого семь раз обследовали на вирус ВИЧ. У нее не было никаких признаков этого ВИЧа. И только на восьмой раз у них появились подозрения. Естественно, та кровь, на которую пало подозрение, была сразу уничтожена. Судя по всему, заражение произошло от той крови, которая еще никаких подозрений не вызывала. Как бы вы могли объяснить этот факт?

- Я беру под сомнение тот факт, что донор семь раз сдавал кровь, все было хорошо, а на восьмом разе произошло это событие. За глаза я не могу судить, но надо, конечно, как было организовано лабораторное тестирование крови, какие методы применялись.

Часто бывает, что используются приборы, которые не рекомендованы Минздравом. Их чувствительность недостаточна для выявления малых концентраций вируса.

Безусловно, настало время, когда надо внедрять надтехнологии тестирования. Надо уловить присутствие в крови донора ДНК вируса ВИЧ-инфекции. Я специально провел экономическую оценку использования в России современных технологий для получения качественных компонентов крови и их безопасного применения. Я пришел к выводу, что для того, чтобы внедрить четыре метода, надо затратить 84,6 миллиона долларов. А мы на ежегодные 1400 случаев заражения гепатитом В, 3500 случав гепатитом С, и 10-12 случаев ВИЧ-инфекцией на сегодняшний день имеем почти 134 миллиона долларов.

XS
SM
MD
LG