Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжается поиск виновных в трагедии, которая случилась 14 февраля 2004 года в Московском аквапарке


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Андрей Шароградский: Руководитель Московской государственной экспертизы Анатолий Воронин в трагедии, которая случилась 14 февраля 2004 года в столичном аквапарке, не виноват. К такому выводу пришла экспертная комиссия Российской академии архитектуры. Напомню, что в результате обвала части купола "Трансвааль-парка" в Москве погибли 28 и пострадали свыше 190 человек. А в июне этого года столичная прокуратура предъявила руководителю Мосгосэкспертизы обвинения в халатности. С Анатолием Ворониным сегодня беседовал корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.

Анатолий Воронин: Я не против следствия, против следователей я ничего не имею. Я возражаю против результатов судебно-технической экспертизы, на которой построено обвинение. Потому что она недостаточно изучила все обстоятельства, не проанализировала функции и те документы, которыми руководствуется Мосгосэкспертиза в своей деятельности. Мосгосэкспертиза рассматривает только первую часть документации, которая называется "проект". Следующая стадия - рабочая документация, на которой возможно были допущены ошибки. Мосгосэкспертиза не рассматривает эти документы, и за них не отвечает. Потому что по проекту были рассмотрены в полном соответствии с теми требованиями и нормативными документами, которые есть, где экспертиза руководствовалась в своей деятельности.

Именно конкретно касаясь "Трансвааль-парка", рассмотрена была конструктивная схема. При этом было проверено наличие расчетов как таковых. Они присутствовали. Проверено на какие виды нагрузок произведены расчеты - на снег, на ветер, на прогиб. Эти расчеты были проверены на эти функции. Следующее. Программа, по которой производился расчет, сертифицирована. Выходные данные, которые получились в результате расчетов, обеспечивали выполнение требований СНИИПа. Поэтому у нас не было оснований для выдачи другого заключения.

Карэн Агамиров: Анатолий Леонидович, а кому же тогда выгодно было сваливать это дело на Мосгосэкспертизу в вашем лице?

Анатолий Воронин: Кому выгодно? Я даже не могу сказать об этом. Может быть, просто нашли самое слабое звено во всей цепочке участников этого процесса, может быть, менее защищенного. Я просто не вижу причин. Другое дело, что экспертиза многим не удобна. Она является барьером на пути к браку по проектной документации. Она отвечает за вопросы ценообразования. Не всех это устраивает. Не знаю, но идти по этому пути, по-моему, просто подло.

Карэн Агамиров: Анатолий Леонидович, а ваша версия случившегося, мог ли это быть все-таки теракт?

Анатолий Воронин: Я не исключаю этого обстоятельства, потому что сразу было заявлено, что этого быть не может. Хотя в дальнейшем проводилась экспертиза одним из институтов Министерства обороны, где были обнаружены признаки взрыва опасных веществ. Но так как прошло достаточно много времени, то с полной уверенностью экспертиза не утверждает, но факты обнаружены. Это есть в заключение судебно-технической экспертизы из материалов дела.

XS
SM
MD
LG