Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ведущие российские специалисты в области архитектуры сомневаются в версии прокуратуры в деле об обрушении кровли аквапарка в Ясенево


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Андрей Шарый: Ведущие российские специалисты в области архитектуры сомневаются в версии прокуратуры, которая закончила расследование уголовного дела об обрушении кровли аквапарка в Ясенево. Как утверждает прокурор Москвы Анатолий Зуев, доказана вина проектировщика "Трансвааль-парка" Нодара Канчели и главы Мосгосэкспертизы Анатолия Воронина. Напомню, что 14 февраля прошлого года в результате трагедии в "Трансвааль-парке" погибли 28 человек, более 100 пострадали. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров: "Я советую быстрее ознакомиться Воронину с материалами дела", - заявил на пресс-конференции прокурор столицы. Прокуратура, подчеркнул Анатолий Зуев, не считает доводы Воронина о невиновности обоснованными. "Воронин - специалист с 25-летним стажем, но он невнимательно отнесся к экспертизе", - настаивает Зуев. Напомним, что Канчели было предъявлено обвинение по фактам причинения смерти по неосторожности и тяжкого вреда здоровью граждан, а Воронин обвиняется в халатности, повлекшей по неосторожности смерть или иные тяжкие последствия.

Следствие уже завершено, обвиняемые знакомятся с материалами дела и недоумевают - при чем здесь они? Ведь единственный документ, на который ссылается прокуратура, это заключение судебных экспертов, и они, считает Анатолий Воронин, недостаточно разобрались в этом деле. Руководитель Мосгосэкспертизы Анатолий Воронин подчеркивает: "Я защищаюсь и буду действовать, опираясь на мнение ведущих специалистов страны". А они-то как раз и пришли к выводу: в трагедии в столичном аквапарке 14 февраля 2004 года Воронин не виноват. Такое заключение составила только что экспертная комиссия Российской академии архитектуры и строительных наук. Послушайте рассуждения председателя этой экспертной комиссии, первого вице-президента Союза архитекторов России, академика международной академии архитектуры Алексея Воронцова.

Алексей Воронцов: В России принято двухстадийное проектирование сложных объектов технических - стадия утверждения проекта и стадия рабочей документации. На каждую стадию назначается главный архитектор, главный инженер, генпроектировщик. На стадии проекта перед документацией - проект представляется на экспертизу. На стадии рабочей документации могут быть назначены другие главные архитекторы, главные инженеры, уже те, кто работают геподрядчиком, как в том случае, о котором мы говорим. Тогда авторы стадии проекта просто курируют разработку дальнейших стадий проекта. А реально отвечают за качество документации уже те, кто ее разрабатывает на стадии рабочей документации. Уже они не представляют эту документацию в экспертизу. Ее отправляют на стройку. Возникает уже ответственность разработчика рабочей документации и ответственность генподрядчика.

Карэн Агамиров: Вы пишите в заключении, что "шокировано профессиональное сообщество архитекторов и строителей России таким поворотом событий. Виновным в трагедии, унесшим десятки человеческих жизней, признаются не авторы и проектировщики (о чем вы сейчас говорили) обрушившегося здания, не его строители, не эксплуатирующая комплекс организация, а эксперт".

Алексей Воронцов: Потому что на стадии проекта все, что было представлено генпроектировщиком, было представлено на экспертизу. Экспертиза рассмотрела именно эти материалы. Других она не рассматривала.

Карэн Агамиров: Алексей Ростиславович, почему же тогда следствие, прокуратура считают, что виноват Анатолий Воронин, глава Мосгосэкспертизы?

Алексей Воронцов: Воронин экономист по образованию. Чиновник должен нести ответственность, правильно? Вот и нашли, что таким чиновником является Воронин. Почему мы обеспокоены? Я архитектор, мои товарищи архитекторы и конструкторы. Это приведет к тому, что любой эксперт не возьмет на себя ответственность за качество, за согласование проектов мало-мальски сложного. Вот что произойдет. Они уже сейчас боятся и трясутся, не знают, что делать. Своей тени пугаются с простыми зданиями. Потому что на них навешивается ответственность за то, в чем они никак не виноваты. Даже по всем нашим действующим законам и регламентам, они не обязаны нести ответственность.

Карэн Агамиров: Так или иначе, поднимается вопрос возможного теракта.

Алексей Воронцов: Вчера вечером я встречался со своим товарищем Александром Скоканом, достаточно известным в профессиональной среде человеком, очень славный человек. Мы его все уважаем. Он мне сказал, что да, такая экспертиза проводилась, создана комиссия в Союзе московских архитекторов, которая эту версию рассматривает. Да, вроде были вскрыты какие-то факты, которые могут свидетельствовать о том, что были какие-то там действия взрывного характера на одну из колонн.

Карэн Агамиров: Подвел черту председатель экспертной комиссии, первый вице-президент Союза архитекторов России, академик международной академии архитектуры Алексей Воронцов.

Так кто же виноват в трагедии 14 февраля 2004 года в столичном «Трансвааль-парке»? Мнение ведущих специалистов в области архитектуры и строительства расходится с позицией прокуратуры.

XS
SM
MD
LG