Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стала ли Россия правовым государством


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - председатель президиума петербургской коллегии адвокатов «Юристы за конституционные права граждан» Владислав Лапинский.

Татьяна Валович: Завтра Всемирный День защиты прав человека. Накануне в Петербурге в Институте региональной прессы выступили представители общественной организации «Африканское единство» и Петербургского этнографического музея, которые поделились своим видением того, как соблюдаются права человека в России вообще и права иностранных студентов в Петербурге в частности. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Главное на чем настаивает «Африканское единство» - это на том, что иностранные студенты, а также все люди с так называемой неславянской внешностью имеют право на жизнь. Ко Всемирному Дню защиты прав человека «Африканское единство» напоминает о тех иностранцах, которые пали жертвой расовой ненависти в Петербурге. Последним в списке значится 29-летний конголезец Ролан Эпосака, убитый нынешней осенью. Самое печальное, что практически всегда правоохранительные органы Петербурга стараются опровергнуть версию о совершении преступления на почве расовой ненависти. Говорит сотрудник Петербургского этнографического музея Дмитрий Дубровский.

Дмитрий Дубровский: Одной из статей Всемирной декларации прав человека является признание права любого человека на его защиту, вне зависимости от гражданства, вне зависимости от того, где он находится в тот или иной момент. К сожалению, на сегодня в Петербурге мы под наши добрые, милые, интеллигентские разговоры о том, что Петербург особой толерантности, особой культуры, мы уже давно пропустили реальную ситуацию со взлетом экстремизма на национальной почве.

Татьяна Вольтская: Дмитрий Дубровский напомнил термин, предложенный Николаем Гиренко, «визуальное меньшинство», когда люди дискриминируются просто по внешнему облику.

Дмитрий Дубровский: К сожалению, «большой вклад» в эту проблему внесли разнообразные публикации и, прежде всего, так называемые ученые-расологи. Если вы зайдете в ряд петербургских магазинов (не будут называть какие), там есть книги, которые издаются в Москве. Целый ряд просто переводные книги нацистской Германии 30-х годов. Петербургские правозащитники уже написали по этому поводу в Москву. Прокуратура ответила, что она не видит оснований для возбуждения уголовного дела по причине того, что автор не имел никакого умысла разжигания, а имел только умысел проинформировать о научных исследованиях в Третьем рейхе в 30-е годах прошлого века.

Татьяна Вольтская: Свой негативный вклад вносят и те публикации в прессе, которые связывают социальную неустроенность граждан с приезжими. Самое тревожное, что реальное право на медицинское обслуживание, на образование и на саму жизнь, на защиту от нападений зависят от получения гражданства. В такой обстановке, отметили все выступавшие, трудно ждать здравой миграционной политики, в которой Россия очень нуждается.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях председатель президиума петербургской коллегии адвокатов «Юристы за конституционные права граждан» Владислав Лапинский.

Владислав Вадимович, кому как не вам знать и считать Россию правовым или неправовым государством. Считаете ли вы Россию правовым государством?

Владислав Лапинский: Нет, я полагаю, что Россия пока еще не правовое государство, хотя понемножку мы к этому приближаемся, мне так кажется.

Татьяна Валович: Анализируя свою практику, свою деятельность, какие конституционные права граждан в России нарушаются чаще всего?

Владислав Лапинский: Чаще всего нарушаются жилищные права. Безусловно, нарушаются права на собственность у граждан, и на правовой суд, к сожалению.

Татьяна Валович: Как раз в России каждому гарантирована судебная защита, его прав и свобод (это статья 46 Конституции). Как вы считаете, какие есть правовые механизмы у граждан, чтобы обжаловать действия того или иного судьи? Ведь очень часто граждане сами говорят - мы понимаем, что данный судья был, видимо, ангажирован. Не всегда они могут доказать. Правда, иногда могут доказать. Сейчас вот существуют частные детективы, которых привлекают к этой деятельности. А что дальше? Есть ли реальная какая-то защита на недобросовестность действий судей?

Владислав Лапинский: Нет, к сожалению, к такой защиты фактически нет. В принципе у нас есть некий внесудебный орган (Квалификационная коллегия судей Санкт-Петербурга, Квалификационная коллегия судей России), который, в принципе, рассматривает дела жалобы граждан на судей. Но зачастую (в 99 процентах случаев) эти жалобы граждан на судей возвращаются обратно в суд для дачи ответов председателям суда, который не заинтересован, естественно, в том, чтобы показать, что его судья плохой. Поэтому судьи уходят безнаказанными от тех действий, которые они совершают.

Татьяна Валович: У нас уже есть вопросы от слушателя. Слушаем вас.

Слушатель: Я пенсионерка из Москвы. Какова гарантия того, что люди, которые приехали работать в Россию в основном из неразвитых стран, имеют возможность в случае какой-то инфекции попасть в больницу, быть вылеченными и так далее, если даже граждане России по нынешнему зурабовскому документу в больнице могут находиться 5-10 дней?

Владислав Лапинский: Я поясню, но это не так. Да, 5-10 лет, но это с теми заболеваниями, которые можно вылечить и дома. В том случае, если у вас инфекционное заболевание (туберкулез, чума, холера), я вас уверяю, вы там будете лежать до тех пор, пока вас не вылечат, даже иностранцы, если они обратятся, конечно, за медицинской помощью. Никто не заинтересован в распространении этих болезней на территории России.

Татьяна Валович: Дело в том, что зачастую даже граждане Петербурга страдают от нарушений прав в сфере здравоохранения, потому что обязательно должно быть российское гражданство, обязательно должен быть полис ОМС. Зачастую даже "скорая помощь" не всегда оказывает помощь, хотя в экстренных случаях обязана. Что же делать, например, иностранным студентам? Не было ли у вас таких случаев, когда иностранные граждане обращались за своими правами? Кстати, есть ли что-то в Конституции России о соблюдении прав неграждан России, но находящихся, работающих или приносящих какую-то пользу государству?

Владислав Лапинский: В Конституции России есть одна-единственная фраза, что у нас все граждане, пребывающие на территории России, независимо от гражданства, имеют одинаковые права, одинаковые свободы и одинаковые возможности. Более там ничего нет. Более подробно эта информация есть в Законе "О миграции", в Законе "О пребывании иностранных граждан на территории Российской Федерации" и так далее. Иностранные граждане могут обратиться по "скорой помощи". "Скорую" они могут вызвать и будут госпитализированы, независимо от наличия у них полиса, если необходима госпитализация. Другой вопрос, что потом лечить их будут только за деньги уже после госпитализации.

Татьяна Валович: Если у них нет только добровольного полиса страхования какой-то международной медицинской компании.

Владислав Лапинский: Конечно. Но и то, если их положили в больницу по "скорой помощи", их будут лечить бесплатно.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопросы от слушателя. Слушаем вас.

Слушатель: Москва, Владимир Иванович. Я бы хотел отметить два вопроса, которые здесь прозвучали. Первый вопрос это то, что мы граждане Российской Федерации лишены своей собственности на природные ресурсы. Государство отожествило себя в некоем виде в лице государства и забыло, что это наше. Это аморфное понятие "государство", потому что все природные ресурсы есть наши, граждан. Второй вопрос. У меня супруга гражданка Украины. Она заболела, приехала в больницу. Мне обидно, как гражданину Российской Федерации. С ней не то, что как с человеком, с ней, как с животным обращались! Рентген она делала за 600 рублей. Человек температурит. Это все собирательный образ этого гнилого строя!

Татьяна Валович: Хочется напомнить такую фразу: "Государство - это я". Действительно, что такое понятие "государство"?

Владислав Лапинский: Формально, нами руководят те люди, которых мы избираем сами. Они представляют наши интересы, как раньше говорили - слуги народа. Отвечая на вопрос Владимира Ивановича, подчеркиваю, что если бы его жена обратилась по "скорой помощи", то есть ее бы привезли в больницу по "скорой помощи", ей бы рентген сделали бесплатно. А они приехала сама.

Татьяна Валович: Вы когда-нибудь анализировали работу "скорой помощи"? Они приезжают на вызов, но ведь в половине случаев (есть такой социологический опрос) они не забирают людей. Иногда приходится давать мзду для того, чтобы "скорая помощь" тебя забрала.

Владислав Лапинский: К сожалению, есть такая ситуация, но это в Москве и Петербурге. Но я был недавно в Псковской области, со мной случилось несчастье, меня без всякого полиса забрали в больницу и там лечили.

Татьяна Валович: Но вы человек, который знает много законов. Думаю, что если бы вам отказали, вы бы, наверное, нашли аргументы, которые...

Владислав Лапинский: Я не представлялся. Меня просто взяли.

Татьяна Валович: Потому что ваши права не были нарушены. А вот вы представьте, если бы вам врач в этот момент сказал, что не будет вас брать. Вы ведь нашли бы аргументы, потому что вы грамотный, юридически подкованный человек.

Владислав Лапинский: Возможно.

Татьяна Валович: А что делать простому гражданину?

Владислав Лапинский: Я об этом не думал. Но, еще раз подчеркиваю, это записано и в Законе "О медицинском страховании", и Конституции, наконец, и в Законе "О медицинской помощи", что они всех граждан, у которых есть показания к госпитализации, обязаны брать в больницу и госпитализировать. Этих граждан обязаны лечить бесплатно.

Татьяна Валович: Не в этом ли дело, что зачастую граждане сами не хотят отстаивать правовым способом свои права, а предпочитают быстро решить проблему деньгами? Кстати, вот пример, девушку остановил представитель ГИБДД за нарушение. Она предложила ему деньги.

Владислав Лапинский: И он взял.

Татьяна Валович: И он взял. Кто в этом случае первый виноват?

Владислав Лапинский: Однако именно сегодня я, к сожалению, смотрел телевизор. Там за точно такую же ситуацию инспектор ГИБДД оказался в стороне, а человек, который давал деньги, оказался виновным. Сейчас он находится под судом за дачу взятки. Потому что в Москве отслеживают сотрудников ГИБДД на предмет получения взяток.

Татьяна Валович: Но ведь с юридической точки зрения, дача взятки - это преступление, правда?

Владислав Лапинский: Да, конечно.

Татьяна Валович: Мы сами иногда провоцируем.

Владислав Лапинский: Мы сами провоцируем тех людей, которые их получают.

Татьяна Валович: Тогда чего требовать от всего общества в этом случае?

Владислав Лапинский: От всего общества нужно требовать законопослушания и знать о том, что лучше потратить лишние полчаса на стояние в сберкассе и заплатить за штраф официально, чем платить за штраф неофициально.

Татьяна Валович: Вы отметили жилищные права. Сейчас, наверное, в связи с новым Жилищным кодексом это особенно остро стоит. Что еще?

Владислав Лапинский: Я бы сказал право на суд, который справедливый.

Татьяна Валович: Владислав Вадимович, у россиян теперь есть возможность, если они исчерпали право на судебную защиту на территории Российской Федерации, обратиться в Страсбургский суд по правам человека. Отслеживаете ли вы по Петербургу, какое количество таких жалоб направляется, как ваша коллегия непосредственно помогает таким гражданам?

Владислав Лапинский: У нас коллегия специализируется на таких жалобах. Мы, конечно, отслеживаем такие жалобы. У нас по прошлому году ушло, насколько нам известно, в Страсбург более полутора тысяч жалоб. Правда, надо сказать, что процент принятия жалоб к производству крайне низок. Примерно процентов 10-15 принимается к производству. Основная тема, почему не принимаются жалобы, это нарушение сроков подачи этой жалобы. Граждане должны знать, что жалобу надо подать в течение полугода после прохождения второй инстанции. Вторая инстанция в обязательном порядке. Что такое вторая инстанция? Первая инстанция - это суд районный либо мировой, арбитражный. Вторая инстанция для мирового и арбитражного суда - это апелляция, а для федерального суда - это городской суд. Не надзор, подчеркиваю, а кассационная инстанция городского суда.

Татьяна Валович: В очень многих рекомендациях, как обратиться в Страсбургский суд, мне самой лично приходилось читать, что только после вынесения вердикта всех ступеней, в том числе и Верховного суда Российской Федерации.

Владислав Лапинский: К сожалению, наши юристы в городе советуют именно так. Но это есть большая ошибка. Надо запомнить, что принимаются жалобы в течение полугода после второй инстанции.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Слушаем вас.

Слушатель: Россию никак назвать правовым государством невозможно. Потому что, глядя на все это - правительство, президента, правят-то Россией до сих пор, как говорится, коммуняки. Они просто подделались под рыночников, а методы те же самые. Запретили выбирать губернаторов, что-то еще запретят. Идет закручивание гаек по всем параметрам.

Татьяна Валович: А лично ваши права когда-либо нарушались?

Слушатель: Да.

Татьяна Валович: Можете привести пример?

Слушатель: Идешь, допустим, по городу. Очень редко, но было, останавливает милиционер, требует документы. На деньги раскручивает милиция. Это все идет сверху. Везде взятки. Народ держат за быдло, обидно. Русский, российский народ, который грамотный, талантливый, его прижимают, его опять хотят построить в одну шеренгу. Личности уничтожаются. Это вам Сергей из Армавира вам звонит.

Татьяна Валович: Спасибо, Сергей. А что делать тогда, чтобы соблюдались права человека в большинстве случаев, чтобы так не прижимали, как сказал Сергей из Армавира? Что может каждый гражданин противопоставить?

Владислав Лапинский: Прежде всего, каждый гражданин должен противопоставить свою правовую защиту, то есть, в крайнем случае, постоянно обращаться в суд по любому поводу. Подчеркиваю, лучше по любому поводу обратиться в суд. Пусть вам откажут, но само обращение в суд, зачастую уже приостанавливает против него противоправные действия, даже если ему отказывают.

Татьяна Валович: Но если на улице остановил милиционер, а ты начинаешь говорить, что сейчас подам в суд. Какова реакция милиционера, вы представляете?!

Владислав Лапинский: Да, очень плохая, я знаю. Но опыт показывает, что и в этом случае можно защититься. Меня останавливали милиционеры на улице, проверяли документы. Опыт показывает, что все-таки можно. Дается петиция с обращением в прокуратуру, а лучше тут же звонок в прокуратуру тут же. На моем телефоне прокуратура стоит под номером 1. Я нажимаю единичку, у меня идет звонок в прокуратуру.

Татьяна Валович: Давайте, тогда посоветуем всем в мобильники ввести номер прокуратуры.

Владислав Лапинский: К сожалению, это надо, наверное, сделать.

Татьяна Валович: Насколько законна сейчас такая проверка документов на улице милиционерами? Понятно, что идет борьба с терроризмом. Это тоже нельзя не принимать. Насколько этот акт законен?

Владислав Лапинский: Милиционер может проверить твои документы в том случае, если у него есть сомнения, что ты противоправный гражданин. Предположим, что ты похож на не коего гражданина, который находится в розыске. Но вы знаете, доказать, что ты не похож почти невозможно, потому что столько людей находится в розыске, что всегда будешь похож.

Татьяна Валович: Как себя вести в этом случае гражданам? Сотрудник милиции должен представляться, да?

Владислав Лапинский: Конечно.

Татьяна Валович: И объяснить на основании чего?

Владислав Лапинский: Должен представляться, спросить документы. На основании чего - не нужно, но показать документы человек обязан, несомненно. Я вас уверяю, что в большинстве случаев, если человек не пьян, если не вызывают сомнений его документы, то людей отпускают.

Татьяна Валович: И если человек не начинает, как говориться, лезть в бутылку, да, права свои качать. Как нужно правильно реагировать?

Владислав Лапинский: Нужно уверенно и спокойно отвечать, не кричать, а спокойно отвечать и говорить о том, что вот документы, что я гражданин России, что живу там-то и там-то. Единственное, при себе всегда необходимо носить какой-то документ. Не обязательно паспорт, подчеркиваю, но это должен быть непросроченный документ. Это может быть пропуск на работу с указанием места работы. Это может быть военный билет, если ты военнослужащий.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Слушаем вас.

Слушатель: Вы сказали, что мы потихоньку приближаемся к правовому государству. Вопрос. А если у нас постоянно принимаются федеральные законы, по которым собственность, работавшая на весь народ Российской Федерации, на все государство, перекачивается в частные руки в противовес 55-й статье пункта 2 Конституции Российской Федерации, ухудшая положение большинства граждан? Это и Земельный, и Трудовой, и Жилищный кодексы и многие, многие другие федеральные законы. Как мы можем приближаться в этом случае к правовому государству? Мне кажется, мы идем к распаду государства, так как Конституция Российской Федерации у нас не действует. Второй вопрос. Кто-нибудь обратился в Конституционный суд на принятый Жилищный кодекс, что он не соответствует ряду статей Конституции?

Владислав Лапинский: По второму вопросу отвечу сразу. Мой клиент обратился в Конституционный суд по тому вопросу, который был к нему применим. По всему вопросу нельзя, к сожалению, обратиться.

Татьяна Валович: Это по незаконному выселению или что?

Владислав Лапинский: По незаконному выселению. По первому вопросу поясню. Правовое государство предусматривает не то, что у нас законы не соответствуют Конституции, а то, чтобы жить по законам. Если закон неправильный, к сожалению, с точки зрения нормальной ситуации нормальных граждан, но он исполняется, то это государство правовое. Вот такая вот трактовка Европой наших правовых законов.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопросы от слушателя.

Слушатель: Меня зовут Елена, я живу в центре Москвы. Какой смысл обращаться в московские суды. Это же абсолютно замкнутый круг. Совершенно очевидно, что Лужков лично протащил своих кандидатов в Московскую городскую Думу, наглым образом. По всей Москве висели огромные плакаты, стоимость которых неисчислима. Я абсолютно твердо знаю, что в московском суде такой вопрос и разбираться даже не будет. Он автоматически будет решен в пользу Лужкова, потому что все судьи находятся на его иждивении. Как быть в этом случае?

Владислав Лапинский: Для этого и есть Европейский суд, в который можно обратиться, но только после прохождения двух инстанций вашего городского суда, в данном случае московского.

Татьяна Валович: Владислав Вадимович, давайте продолжим тему о том, как нужно правильно обратиться в Европейский суд. Мы уже говорили о том, что многие пропускают срок. Это самая большая причина нерассмотрения. Что еще? Ведь наверняка есть какие-то публикации, какие-то материалы, как гражданину самому. Или обязательно нужно обратиться к юристу, чтобы ему разъяснили, как правильно обратиться в Европейский суд?

Владислав Лапинский: Лучше к юристу, специализирующему на этих вопросах. Потому что в Европейском суде постоянно меняются правила обращения. Они усложняются. В настоящее время у них вышла новая инструкция, как обращаться в суд. Теперь форма заявки обращения в суд требует специальной разработки, чего раньше не было. Процедура обращения в суд все время усложняется.

Татьяна Валович: Какая-то юридическая литература есть, если человек все-таки не имеет возможности прийти к юристу?

Владислав Лапинский: Самая последняя хорошая книжка и самая простая это Рожков и Афанасьев "Новые правила обращения в Европейский суд по правам человека". Она сейчас есть в магазинах, ее можно купить. Издана она в 2004 году. Там все новые правила уже предусмотрены.

Татьяна Валович: В вашей практике были случаи, когда положительно решался вопрос, вносился вердикт в пользу того человека, который обратился в Европейский суд?

Владислав Лапинский: Да, у меня такая практика уже есть. Но надо понимать еще и другое, что само обращение в суд... Например, недавно в президиуме Верховного суда отменили решение 1999 года, который был принят в отношении человека, которого осудили к большому сроку. После обращения в Европейский суд его удалось пересмотреть. До этого просто не принимали его жалобы на несправедливый суд, а вот после обращения в Европейский суд, после того, как мы на него сослались...

Татьяна Валович: Даже еще решения не было?

Владислав Лапинский: Не было решения и до сих пор нет решения. Президиум пересмотрел те вопросы, которые были нами поставлены. Сейчас приговор отменен. Дело снова рассматривается в суде.

Татьяна Валович: А как вообще применяются прецеденты вердиктов Европейского суда на территории России?

Владислав Лапинский: Сейчас некоторые судьи на них обращают внимание и по ним выносят решения. Но зачастую наши судьи о них не знают.

Татьяна Валович: Или не хотят знать.

Владислав Лапинский: Или не хотят знать, правильнее, наверное, так сказать.

Татьяна Валович: В какие еще органы Совета Европы, кроме Европейского суда, можно направить информацию о нарушениях прав человека в России?

Владислав Лапинский: Есть полномочный по правам человека Совета Европы. Туда обращаться надо только на английском языке. В Европейский суд в первый раз можно обратиться на русском языке. Кроме того, существует ряд международных судов, которые находятся на территории Европы и ООН. Например, всем известный суд в Гааге, существует Международный трибунал в Гааге, который рассматривает экономические правонарушения и так далее. Есть полномочный по правам человека в ООН.

Татьяна Валович: В апреле этого года Общественный совет по правам человека при президенте России опубликовал доклад, что Европейский суд по правам человека недоступен для россиян. Насколько это справедливо?

Владислав Лапинский: Не совсем так. Здесь два момента. Первый момент. Обращение в Европейский суд стоит денег. Денег не на само обращение, а на оплату работу адвоката.

Татьяна Валович: Кроме того, наверное, на пересылку документов.

Владислав Лапинский: Это небольшие затраты, примерно, 17-20 рублей. А вот есть ставки Европейского суда по оплате адвокатов. Разработка первой жалобы на сегодняшний год стоит 315 долларов.

Татьяна Валович: Это ставка, которая разрабатывается Европейским судом, для России?

Владислав Лапинский: Рекомендованная Европейским судом по всем европейским странам, в том числе и для России.

Татьяна Валович: Меньше вы не имеете просто право брать что ли с граждан?

Владислав Лапинский: Они рекомендованы, а уже дело того или иного юриста к ним прислушиваться или не прислушиваться.

Татьяна Валович: Это, наверное, самый первый пункт, по которому недоступен.

Владислав Лапинский: Да. Потом после того, как дело принято к производству Европейским судом, гражданин может направить туда декларацию о своих доходах. Если его декларация не содержит явных доходов, то Европейский суд имеет право оплачивать дальнейшую работу юриста из своих средств.

Татьяна Валович: Очень многие граждане, как мне кажется, смотрят на Европейский суд в розовых очках. Насколько можно все-таки надеяться на решения Европейского суда по правам человека?

Владислав Лапинский: Начнем с того, что Европейский суд рассматривает дела очень долго - примерно 5-7 лет. Конечно, если это дела политические, как дело Гусинского, как первое дело по лишению человека пенсии. Эти дела были рассмотрены быстро, потому что это были первые дела, они представляли интерес для Совета Европы, как с точки зрения политики. Однако я подчеркиваю, что уже на стадии подачи, на стадии принятия вашего дела к производству, можно на него ссылаться. Наши суды зачастую, на всякий случай, пересматривают эти дела. Еще часть дел отсеивается по применительным процедурам, то есть требования человека полностью или частично удовлетворяются российскими судами, не дожидаясь решения Европейского суда. Самое трудное во всей этой работе - это отслеживать постоянно законы. Потому что могут быть отказы от рассмотрения дела судом в том случае, если вышел новый закон. Например, дело лежит там уже 5 лет, но вышел новый закон, дело рассматриваться не будет. Европа считает, что раз новый закон вышел, человек может опять обратиться в суд, либо опротестовать старое решение суда по новым законам, и ему не будет отказано. На этом основании тоже бывают отказы от рассмотрения дела в суде, к сожалению.

Татьяна Валович: В вашей практике встречались ли такие дела, когда человек отстаивает не лично свое правонарушение, а ратует за запрет пыток в тюрьмах на территории России, о защите тайны переписки или о свободе передвижения?

Владислав Лапинский: К сожалению, ни один суд - ни российский, ни европейский - не может принять жалобу в том случае, если права человека лично не нарушены. В Европейский суд можно обратиться только за защитой личных интересов, подчеркиваю. Однако если эти личные интересы затрагивают интересы большого круга граждан, Европейский суд рассмотрит это дело в приоритетном порядке с тем, чтобы Россия внесла в свои законы изменения в пользу этого решения. Как было с исполнением судебных решений с тем же самым Гусинским.

Татьяна Валович: В последнее время были прецеденты, когда Россия, действительно, поменяла закон на основании вынесенного решения в Европейском суде?

Владислав Лапинский: В 122-й Закон были внесены последние изменения о пенсионном обеспечении после обращения нашей гражданки в Европейский суд по пенсионным вопросам. Оно было удовлетворено.

XS
SM
MD
LG