Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Избиения и унижения в исправительных колониях Свердловской области


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Олег Вахрушев: День российской Конституции Свердловская областная общественная организация «Правовая основа» отметит митингом у здания уральского полпредства. Организаторы акции хотят обратить внимание окружной администрации президента России на ситуацию в исправительных колониях Свердловской области. В одну папку собрали фотографии пыток заключенных, их жалобы и заявления об избиениях и унижениях в колониях. Об одном из фигурантов этой папки – екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: Поводом для акции протеста правозащитников стало заявление председателя комиссии по помилованию при губернаторе Свердловской области Юрия Демина. По его словам, в системе исполнения наказаний региона нет нарушений прав осужденных, пыток и издевательств. Алексей Абубакиров провел в исправительной колонии номер 62 города Ивдель 5 лет, его воспоминания не совпадают с мнением чиновника.

Алексей Абубакиров: Не знаю, или этому человеку ничего не показали, или этот человек просто не хотел ничего видеть.

Ирина Мурашова: По словам Алексея, увидеть в колонии можно многое, но видеть, а тем более испытывать это на себе, вряд ли кто-то захочет. Последнее крупное ЧП в ИК 62 было в 2000 году.

Алексей Абубакиров: Жестоко бьют, очень жестоко. Добивали их до того, что кричали: «Дяденьки, не бейте нас». Взрослые люди кричали: «Дяденьки, не убивайте». Это я слышал своими ушами. Крики были слышны, как их убивали. Выбивали явки с повинной. И просто три человека не выдержали, взяли и с пожарного щита сняли топоры и отрубили головы двоим или троим. Ребятам по 19 лет, пацаны. Они только приехали, проходили карантин. Они были осуждены – по 22 года им дали. И на какое-то время избиения прекратились.

Ирина Мурашова: С 2000 по 2004 год жизнь в заключении была относительно сносной. Год назад ситуация изменилась – в первую очередь это почувствовали на себе вновь прибывшие.

Алексей Абубакиров: В два часа ночи человек только что приехал, по закону должны предоставить баню, спальное помещение и обеспечить его горячей пищей. А его просто избивают и заставляют мести плац. Потом закрывают, как они называют, в «этапный боксик», и там они сидят до утра избитые. Утром все повторяется. Кто сломался – уводят в карантин, кто не сломался – для них все продолжается.

Ирина Мурашова: Продолжается до тех пор, пока осужденный «не сломается» или пока он не «заработает» себе строгие условия содержания. Закрытый барак, 12 человек в камере, кровати, умывальник и отхожий бачок – в таких условиях предстоит провести весь срок заключения. О том, как подобные меры применялись к нему, Алексей вспоминает неохотно, говорит, что его больше волновало то, что он заразился туберкулезом.

Алексей Абубакиров: В камере с обыкновенным, здоровым человеком сидят осужденные с открытой формой туберкулеза. Со временем все эти люди заболевают – кто его окружает, они заболевают.

Ирина Мурашова: За тем, чтобы жизнь в колониях Свердловской области была устроена по закону, следят прокурорские работники. Не так давно они заявили о необходимости наказания нескольких должностных лиц ГУИН региона – за факты массового незаконного условно-досрочного освобождения осужденных. Но бывают и решения в пользу последних. Прокуроры требуют исправить ситуацию, когда одна камера переполнена, и на одного человека приходится 1 квадратный метр площади, а соседняя камера пустует. Есть в колониях и другие нарушения.

Алексей Абубакиров: То есть меня три раза судили без суда и какого-либо следствия. Никто меня не защищал.

Ирина Мурашова: Из колоний и тюрем Свердловской области ежегодно выходит по 20-25 тысяч человек. По статистике, две трети из них, отбыв срок за совершенные преступления, вполне успешно возвращаются к нормальной жизни. Многие находят постоянную работу, им удается восстановить семейные отношения. Оставшаяся же треть рано или поздно возвращается обратно в места лишения свободы.

XS
SM
MD
LG