Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге состоялся Первый Национальный Конгресс во валеологии


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - ректор Национального института здоровья Павел Горбенко.

Татьяна Валович: В Петербурге состоялся Первый Национальный Конгресс во валеологии.

Татьяна Вольтская: Validus - по-латыни здоровый, сильный, крепкий, vale - будь здоров - формула приветствия у древних римлян. Но сама валеология - это молодая наука о здоровье и здоровом образе жизни, в современную медицинскую практику этот термин был введен только в 80-х годах ХХ века. Валеология охватывает не только медицину и физкультуру, а все аспекты ежедневной жизни человека. Наше здоровье зависит не от одного здравоохранения, а в первую очередь от качества жизни, то есть от физической культуры, правильного питания, от среды, в которой мы живем и работаем.

В Национальном институте здоровья считают, что для каждого возраста должна быть разработана своя программа. Например, люди преклонного возраста должны питаться совсем не так, как юноши, увлечение спортом тоже часто вместо пользы приносит здоровью вред. Конгресс был разбит на несколько секционных заседаний, посвященных государственной политике в области улучшения здоровья населения, натуральному здоровому питанию, тестированию физического и психического здоровья, основам валеологии. В рамках конгресса прошел симпозиум «Профилактическая наркология». На конгрессе впервые был поднят вопрос национального здоровья, - подчеркивает заведующий кафедрой профилактической наркологии Национального института здоровья Владимир Николаенко.

Владимир Николаенко: Были подняты вопросы о доступных способах биологической профилактики зависимости от психоактивных веществ. Впервые заговорили о вещах, которые и очевидны, и актуальны, и реальны в своем исполнении. Они доступны, и они могут как раз реально сказаться на уменьшении заболеваемости.

Татьяна Вольтская: Идея проста: человек обращается к алкоголю и наркотикам только тогда, когда его организму чего-то не хватает.

Владимир Николаенко: Говорили о том, что зависимость формируется только к вещам, аналогов которых зачастую пока нет. Зависимость от того, получает организм то необходимое для интенсивной индивидуальной работы, для постановки рекордов либо для нормальной, средней жизни. Если получает - значит, у него все хорошо. Если не получает - значит, начинается попытка устранить этот дефицит чем-нибудь другим - тем же никотином, алкоголем или другими веществами.

Татьяна Вольтская: Так что, вопрос правильного питания, по мысли участников конгресса, напрямую связан с самыми острыми проблемами общества. Много внимания на конгрессе было уделено также здоровью детей, теории и практике натуральной терапии, высоким оздоровительным технологиям, организации службы здоровья в образовательных учреждениях.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях доктор медицинских наук, профессор, ректор Национального института здоровья Павел Горбенко.

Павел Петрович, ваш институт был инициатором проведения этого первого конгресса по валеологии. А чем вообще вызван этот конгресс, его проведение? Что, недостаточно каких-то программ, мало обсуждают?

Павел Горбенко: Обсуждают программ много, но, к огромному сожалению, все это обсуждение практически малопрофессионально. Мы ассоциируем здоровье с врачами, специалистами по болезням. Врача в институте учат, как рано диагностировать болезнь и как осуществлять лечение данного заболевания. Вопросам здоровья не посвящено практически ни одного дня обучения врача. Если говорить о таких специалистах, как специалисты в области физической культуры и спорта, в программе образования специалистов по физической культуре и спорту также нет вопросов здоровья. Поэтому говорим много, а профессионалов, специалистов в области здоровья очень мало.

Татьяна Валович: Ваш институт как раз занимается разработкой таких программ. За те годы, что ваш институт существует, скажем, в Петербурге большое количество медицинских университетов и институтов, готовящих специалистов по физической культуре и спорту, - неужели ваши материалы не были включены в программы обучения?

Павел Горбенко: Нет. Валеологии 25 лет - в принципе, и много, и мало. Она могла бы уже получить достаточно хорошее развитие, но не финансировались практически абсолютно научные исследования в этой области, и мы до этого года не были готовы дать тот товарный продукт, который необходим потребителю.

Татьяна Валович: В начале 90-х годов в некоторые образовательные программы школ валеология была включена, но, к сожалению, она стала восприниматься как наука о репродуктивном здоровье и половом воспитании. С этим я сталкивалась, когда мы начали обсуждать, что такое валеология. Вообще, российское общество понимаете, что это такое?

Павел Горбенко: Я думаю, что не понимает, поэтому мы и собрали конгресс, чтобы можно было объяснить. Валеология - это ни в коей мере не наука о сексуальном воспитании. Должны быть элементы сексуального воспитания, но я думаю, что даже совершенно в другом аспекте. Мы, самое главное, должны научить детей уважению к партнеру, уважению к женщине. А что касается техники секса, они и так достаточно хорошо это освоили, и этому учить не надо. Это то, что было предложено фактически системой образования через внедрение этой шведской модели полового воспитания. Конечно, она совершенно неприемлема. И возник вопрос: где преподавать этот предмет?

Татьяна Валович: Я знаю, что в составе такого предмета, как ОБЖ, сейчас какие-то моменты все-таки преподаются, несмотря на то, что некоторые родители против, потому что они считают, что нет специалистов, которые могли бы грамотно и этично преподавать эти вопросы.

Павел Горбенко: В курс валеологии мы этот предмет не включаем и считаем, что в этом нет необходимости. Надо воспитывать уважение к женщине - это самое главное, воспитывать уважение к партеру. И это станет основой нормального полового воспитания.

Татьяна Валович: Существуют какие-то российские адаптированные курсы валеологии, которые вы разработали и которые могут быть внедрены, скажем, в систему школьного воспитания, образования?

Павел Горбенко: Да, мы сейчас проводим ряд пилотных проектов, где отрабатываем именно такую адекватную модель для детей различных возрастных категорий. То есть делается программа под образование детей, и, что не менее важно, это еще и образование студентов. Мы считаем, что такой предмет, как "Качество жизни и здоровья", очень важен. Мы должны научить человека качественно жить и быть здоровым. Этот предмет должен преподаваться и в школах, и в средних специальных, и в высших учебных заведениях. И, в принципе, это должно сопровождать человека всю жизнь.

Татьяна Валович: Ваш конгресс называется достаточно громко - национальный, так же как и ваш институт. То есть это подразумевает вовлечение всех и вся на государственном уровне. Но, например, до сих пор в России не существует национальной программы по борьбе со СПИДом, как это ни печально, несмотря на такую эпидемиологическую ситуацию. На сегодняшний день какие-то национальные программы существуют, осуществляются в России или это только было на этапе обсуждения?

Павел Горбенко: Недавно было принято решение о четырех национальных проектах, где основная идея, как мне кажется, не прозвучала - идея повышения качества жизни и здоровья. Это образование, это здравоохранение и это сельское хозяйство - три основные отрасли, определяющие здоровье нации. Образование - это воспитание подрастающего поколения, здравоохранение - это влияние на здоровье больных людей, а питание - это вопрос номер один сегодня.

Татьяна Валович: А вы как-то анализировали на своем конгрессе национальный проект, который назывался "Здоровье"? Кстати, параллельно с вами, по-моему, Михаил Зурабов представлял всем этот проект еще раз. У многих складывается впечатление, что он в основном связан только с повышением оплаты труда медиков, причем только определенному кругу медиков, что вызывает очень большие нарекания. Все время муссируется слух о том, что педиатрия будет устранена, все перейдет к врачам общей практики. Что это за проект - здоровье?

Павел Горбенко: Вы знаете, мне кажется, что в данном случае просто эксплуатируется политически выгодное слово "здоровье". По большому счету, этот проект имеет мало отношения к здоровью. Он имеет отношение к болезням, он имеет отношение к формированию еще большего контингента больных, формированию еще большего контингента тяжелых больных, строительству новых больниц. Сегодня нет необходимости увеличивать число больниц. Сегодня необходимо понимать, что врач - специалист по болезням. В частности, министр Зурабов сформулировал такую мысль: сумеем рано диагностировать и лечить - значит, есть надежда на прорыв в улучшении здоровья нации. Мы что, здоровье нации связываем с лечением? Нет, здорового человека лечить не надо, здоровому человеку нужно создать государственную систему повышения качества жизни и здоровья и сохранять и укреплять его здоровье, постараться сделать так, чтобы дети не стали наркоманами, алкоголиками и не заболели СПИДом.

Татьяна Валович: Павел Петрович, а вы не считаете, что такое отношение к здравоохранению потому, что министр здравоохранения у нас экономист? Это вообще нормально, скажите мне как врач? Наверное, это хорошо, экономист должен просчитывать все шаги, но ведь это самый главный человек в Министерстве здравоохранения, и он не врач. Кто занимает этот пост в других государствах?

Павел Горбенко: Я думаю, что все-таки все определяют советники, которые его окружают, и тот консерватизм, который сохраняется в современной медицине, и абсолютное отсутствие желания реформировать здравоохранение. По большому счету, отрасль сама себя реформировать не может, она будет сама себя развивать. А что такое развитие здравоохранения? Это больше денег, больше больных, больше больниц.

Татьяна Валович: Правильно, для того чтобы получить больше отдачи, естественно. Хорошо, а ваш институт, вы сами пытались предложить внести в этот же, например, национальный проект, который называется "Здоровье", какие-то элементы, как изменить качество жизни россиян?

Павел Горбенко: Я думаю, что процессы развития идут параллельно. И мы понимали, что наступает время, когда нужно объявить все-таки, как правильно строить государственную систему обеспечения высокого качества жизни и здоровья. Мы собрали Национальный конгресс - и в это время недавно объявили о четырех национальных проектах. И сейчас, действительно, наступает время в обществе, когда нужно обсудить и создать правильную модель формирования здоровья нации. Мы видим эту модель очень малозатратной и очень эффективной, если ее правильно построить.

Татьяна Валович: Каков итог прошедшего конгресса? Не выльется ли и ваш конгресс только в обсуждение? Может быть, уже какие-то появились проекты, которые готовы к внедрению? И от чего зависит это внедрение?

Павел Горбенко: Это действительно так, наступило время, когда сформировалась наука о качестве жизни и здоровья. И наступило время, когда мы можем предложить реальные проекты, связанные с созданием государственной системы повышения качества жизни и здоровья.

Татьяна Валович: А от кого зависит, чтобы эти проекты заработали и внедрялись?

Павел Горбенко: Я думаю, проекты зависят в первую очередь от нас. Если мы поймем значимость здоровья, и не будем связывать здоровье с болезнями и с врачами, и поймем, что это совершенно другой вид деятельности, что специалисты по здоровью - это специалисты, которые владеют системами тестирования здоровья, разрабатывают персональные оздоровительные программы... И каждый человек должен по-хорошему иметь персональную оздоровительную программу, он должен знать, как питаться, как жить, как отдыхать, должен знать свою программу персональной физической тренировки, и только такой человек, целеустремленный в успешность, целеустремленный в будущее, будет долго и качественно жить.

Татьяна Валович: Но для этого нужно создать, наверное, такое поле, и рекламное, и имиджевое, и, в том числе, образовательное. Например, зависит ли тогда от личных каких-то качеств или личных инициатив, чтобы в школе были внедрены какие-то программы? И есть ли какие-то здоровье сберегающие технологии в образовании на сегодняшний день?

Павел Горбенко: Знаете, здоровье сберегающие технологии в образовании известны. Меньше надо грузить детей теми предметами, которые не нужны.

Татьяна Валович: А, скажут, валеология - тоже будем грузить, не нужна она.

Павел Горбенко: Нет, человек, которые не имеет знания, не может принимать правильные решения. Поэтому человеку нужны знания о качестве жизни и здоровья. И мы видим введение такого предмета образовательного обязательным.

Татьяна Валович: А какой тогда предмет убрать?

Павел Горбенко: Третий урок физической культуры. Третий урок физической культуры введен Министерством образования.

Татьяна Валович: Но ни в одной школе Петербурга его нет, поверьте.

Павел Горбенко: Он введен несколько лет тому назад, это не исполняется, и вместо этого урока можно ввести преподавание такого предмета, как качество жизни и здоровья. Но не это главное. Я бы на преподавании основной акцент не делал. Самое главное, что в системе Министерства образования и науки Российской Федерации должна появиться служба здоровья. Самое крупное, самое большое Министерство нашего государства не имеет собственной службы здоровья, все остальные государственные структуры имеют. Почему служба, отвечающая за формирование здоровья подрастающего поколения, не имеет такой структуры? Создание службы, которая занималась бы тестированием, мониторингом здоровья, разработкой персональных оздоровительных программ и их реализацией, - вот главное. И тогда вот эта служба в течение года-полутора может коренным образом изменить ситуацию. Почему? Потому что это будет влиять и на здоровье детей, и на здоровье педагогов. Служба должна работать и на педагогов, педагоги больны, и из-за этого больны и дети.

Татьяна Валович: И качество жизни педагогов мы знаем какое.

Павел Горбенко: И самое главное, что это повлияет на здоровье семей, детей и педагогов.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.

Слушатель: Я целиком и полностью поддерживаю вашего гостя и хотела бы у него спросить, знаком ли он с системой академика Абдулаева?

Татьяна Валович: Что это за методика?

Слушатель: Это методика, которая позволяет реально изменить качество жизни любого человека планеты Земля, независимо от его, скажем, умственных, нравственных и материальных возможностей.

Павел Горбенко: Нет, не знаком я с этой системой.

Татьяна Валович: Насколько вообще специалисты по валеологии между собой общаются? Россия огромная территория. Конгресс прошел в Петербурге. Знают ли о нем в Новосибирске, во Владивостоке? Вы назывались национальным. Значит, это для всей России. Кто-нибудь из регионов был у вас?

Павел Горбенко: Конечно, у нас были представители большинства регионов страны, все основные валеологические школы. Валеология - это наука. Существует много псевдоучений, околонаучных учений. Мы базируемся на научных знаниях, то есть то, что относится к доказательной науке. Если эта методика доказана, если она апробирована, она может применяться. Если методика не доказана - доказывай. Для этого нужно вкладывать деньги в обоснование методов, в его разработку, в его апробацию, доказывая эффективность своего метода. Если эффективность не доказана, метод не может применяться.

Татьяна Валович: Вы сказали об апробации методов. Какие методы в Петербурге уже прошли апробацию и готовы к массовому внедрению?

Павел Горбенко: Сейчас ведется большая работа по созданию системы натурального питания. Наш институт вместе с Санкт-петербургским аграрным университетом, с Московским аграрным университетом ведет работу по созданию системы натурального питания. Мы - природа, живем в природе и должны находиться в единстве с природой. Но к огромному сожалению, произошло так, что за последние 10-15 лет, питание стало больше синтетическим, чем природным. Это оказывает существенное влияние на здоровье людей.

Татьяна Валович: Природного питания уже на всех и не хватает.

Павел Горбенко: Это не так. Просто то, что мы едим сегодня, это питание, которое выгодно производителю, а не питание, которое выгодно потребителю. Ведь сегодня введено ограничение только по токсичности веществ, которые находятся в продуктах.

Татьяна Валович: Еще геномодицифированные тоже продукты должны маркироваться, чтобы люди знали, что едят.

Павел Горбенко: Да, но мы же не знаем о полезности данных продуктов. А главное для потребителя - полезность продукта. Для производителя главное - это выгода от производства. Он должен его сделать как можно дешевле и продать как можно больше. А, как вы понимаете, дешевое качественным быть не может. А стремление к бесконечному удешевлению - это и есть основа индустриального питания.

Татьяна Валович: Всегда можно поставить равенство между продуктами полезными и продуктами дорогими?

Павел Горбенко: Нет, конечно, нет. Нужна система. Я думаю, что как раз этим должно заняться общество. Общество должно создать систему контроля качества продуктов питания, создать систему оценки полезности продуктов питания для жизни и здоровья человека.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.

Слушатель: Тут просматривается такая тенденция. Российская Федерация по выращиванию неких продуктов не в лучшей климатической зоне находится. Если взять Украину, там достаточно дешевле получается выращивать тот же хлеб, чем на территории Российской Федерации. Политика, которая сейчас проходит по разрыву славян, по увеличению стоимости газа для Украины не лучшим образом скажется на питании россиян. Потому что выгоднее туда продать дешевле газ, а оттуда купить дешевое зерно, что, в конечном счете, дешевле скажется на продуктах питания россиян. Второе, что я бы хотел отметить, это некая психологическая устойчивость наций. В чем она выражается? В средствах, которые позволяют приобрести питание. У нас есть колоссальные денежные средства, но они изъяты у народа. Народ не является потребителем. Если бы каждый гражданин Российской Федерации имел бы свой участок природных ресурсов в финансовом измерении, с этой позиции он бы сформировал некий стабилизационный фонд.

Татьяна Валович: Павел Петрович, прозвучало два таких высказывания.

Павел Горбенко: Первое, что необходимо устранить всем нам - это разруху в голове. Потому что образ мыслей определяет образ действий, определяет образ жизни. Мне кажется, что все неоднозначно. То, что касается продуктов питания с Украины, это хорошо, но не это главное. Мы живем на 60-й параллели. Петербург находится ровно на 60-й параллели. Наши предки, живя на этой широте, выжили только благодаря тому, что они создали свой определенный северный тип питания.

Татьяна Валович: Щи да каша - пища наша.

Павел Горбенко: И вот хороша ли пшеница с юга Украины, я бы не сказал.

Татьяна Валович: В течение исторического периода времени, когда говорят, что человек сначала был и вегетарианцем, только потом стал употреблять мясо, и раздельное питание, когда углеводы должны быть отдельно от белков. Но современный тип человека разве уже не модифицировался за такую многолетнюю историю?

Павел Горбенко: Много лет - это сколько?

Татьяна Валович: Ну не знаю...

Павел Горбенко: 100?

Татьяна Валович: Нет, гораздо больше.

Павел Горбенко: Нет, 100 лет назад еще соблюдался традиционный тип питания. Не было холодильников, не было современных систем консервации, хранения продуктов. Не было всей той огромной индустрии. Люди жили натуральным питанием. Это было даже еще 50 лет назад. Даже 15 лет назад питание было более или менее натуральным. Это сегодня мы изменили свои традиции.

Татьяна Валович: Что тогда подразумевать под самыми основами натурального питания?

Павел Горбенко: Основы натурального питания - это соблюдение северного типа питания. Мы не можем питаться как южные европейцы или калифорнийцы. Мы должны питаться по северному типу. Например, русские много сейчас едят свинины, но мы должны понимать, что свинина - это зимний продукт. Сало - это зимний продукт, его можно есть только зимой. А поскольку сейчас идет пост, то сейчас есть нельзя. После Рождества мы можем есть свинину. Русские сезонные вегетарианцы. У русских 250 постных дней в году. Фактически только 100 дней, когда можно есть мясо.

Татьяна Валович: Кстати, нарушение этих историко-религиозных связей тоже повлекло за собой изменения, да?

Павел Горбенко: Несомненно. Ведь, наверное, не надо было бросаться в оккультизм, не надо бросаться во все эти непонятные учения, а надо было вернуться к своим национальным традициям, то есть традициям своих предков. Нужно просто соблюдать сезонный режим питания, соблюдать суточный режим питания и так далее. Нарушение наших национальных традиций - это в первую очередь сказалось на здоровье нации.

Татьяна Валович: Но согласитесь, что при нынешнем темпе жизни, хорошая хозяйка, мама, которая заботится о здоровье своей семьи, как она приготовит нормальные продукты питания? Мы говорим, что нужно как можно меньше использовать консервы, как можно меньше использовать каких-то полуфабрикатов.

Павел Горбенко: Мы, наверное, должны остановиться и немножко задуматься о нашем образе жизни, куда мы бежим. Поэтому сегодня мы должны понять, что сохранение жизни, сохранение и укрепление жизни наших детей - это самое главное. Фактически национальное здоровье - это главный приоритет государства. Для этого государство, возможно, чем-то должно и пожертвовать - неправильным режимом дня, который у нас сейчас отмечается. У нас обед в час дня. Мы взяли режим жизни наших предков, но встаем-то мы в другое время. Мы же не встаем в 4-5 часов утра, как предки и не ложимся в 9-10 вечера, а обедаем в час дня. Неправильно, в корне неправильно. Принципиальнейший вопрос, который надо решать в ближайшее время хотя бы в частных компаниях. Надо основную еду переносить на 4-5 часов дня, чтобы, приезжая в 8-9 часов вечера домой, не возникал жор, как это возникает у большей части наших людей. Наелся, упал, посмотрел телевизор, встал и поехал на работу.

Татьяна Валович: И получил кучу болезней потом.

Павел Горбенко: Конечно.

Татьяна Валович: Американские медики призывают запретить ориентированную на детей рекламу нездоровой пищи. Это буквально вчера появилось сообщение. Это новый доклад американского Института медицины, это независимая, некоммерческая организация, которая выступает в качестве консультанта правительства США. Всем известно, что в США огромная проблема с ожирением. Они вот пытаются таким образом бороться. А что у нас с рекламой?

Павел Горбенко: Я думаю, что если бы мы были консультантами правительства Российской Федерации, мы бы подсказали тоже очень много умных и полезных вещей.

Татьяна Валович: А что нужно сделать, чтобы стать консультантом?

Павел Горбенко: Думаю, что правительство должно подумать о том, что им нужны специалисты.

Татьяна Валович: Будем надеяться, что они задумаются. Хотя последние законопроекты, которые принимаются, не очень говорят о том, что правительство вообще не хочет о чем-то думать, особенно ориентированное на народ. Все то, что вы говорили, это в принципе необходимо знать. Опять мы возвращаемся к образованию - основа основ всего. Может быть, еще тогда стоит экономику здорового образа жизни преподавать?

Павел Горбенко: "Здоровый образ жизни" абсолютно неправильный термин, термин совершенно примитивный. Потому что мы формировать образ не можем. Мы должны формировать жизнь. Образ это что-то такое, висящее в углу. Его формировать сложно. А вот жизнь каждого человека через создание государственной системы обеспечения высокого качества жизни и здоровья можно сформировать. Первое - это служба здоровья в образовательных учреждениях в каждом. Второе - это развитие оздоровительной отрасли. У нас существует огромная отрасль в виде фитнес, шейпинг, аэробики, СПА. Люди вкладывают собственные деньги. Люди хотят быть здоровыми. Государство ничем не хочет помочь. Давайте все-таки строить не новые больницы, а давайте строить оздоровительные центры, многофункциональные оздоровительные центры.

Татьяна Валович: На сегодняшний день качество жизни, безусловно, зависит от доходов. Насколько затратно соблюдение элементарной гигиены или правильного питания?

Павел Горбенко: Я бы не связывал напрямую качество жизни от доходов. Это чисто экономический подход. Мы все связываем с деньгами. Неправильно! Мы просто безграмотны. Мы просто не знаем, как правильно жить. Старушка, которая есть мясо в таком же количестве, как в 18 лет, и пьет цельное молоко, она никогда здоровой не будет. Потому что это не ее продукты. Она должна питаться совершенно по-другому. Если бы она перешла на правильное питание пожилого человека, она бы сэкономила очень много денег. Вот вам и экономика.

Татьяна Валович: Образование и еще раз образование.

Павел Горбенко: Конечно.

Татьяна Валович: Спасибо, Павел Петрович.

XS
SM
MD
LG