Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книга о российской государственной символике


Илья Смирнов

В издательстве «Древлехранилище» вышла книга венгерского исследователя Агоштона Магдолны «Великокняжеская печать 1497 года. К истории формирования российской государственной символики».

Вскоре после того, как у меня в руках оказалась эта монография, в политическом балагане разыгрался очередной скетч. Персонаж, который сначала состоял в обществе «Память», а потом сам себе присвоил право выступать от имени мусульман (в наших газетах он заодно именуется «философом») - так вот, этому «философу» подвернулся под руку, как слишком красивая чужая машина в пригороде Парижа, старинный российский герб, восстановленный в правах полтора десятилетия тому назад. Чем герб не угодил? Во-первых, православной символикой, как то крест и Георгий Победоносец, во-вторых, это, оказывается, герб Римской Империи. Рассуждая таким образом, придётся отменить все гербы до единого, потому что даже простейшие геометрические фигуры могут вызвать у кого-то острые эмоциональные реакции, как в анекдоте «Доктор, вы сексуальный маньяк». Здесь историческая наука бессильна, нужна медицинская. А что могут историки – спокойно рассказать, как возникли и эволюционировали те невещественные знаки вещественных отношений, которые встречают нас в официальных местах. Очень непростая задача, поскольку такого рода символика, как правило, древнего происхождения, и в течение столетий её трактовка менялась неоднократно в соответствии с новыми идеологическими установками. Агоштон Магдолна и издательство в основном справились с трудной задачей, единственное, что вызывает недоумение – это экономия на иллюстрациях.

В предисловии - мотивы, побудившие автора заняться русской сфрагистикой (наука о печатях) и геральдикой: «готовился доклад о первых политических контактах России и Венгрии в конце ХУ в. Тогда, в 1483 г. венгерский король Матвей Корвин заключил союзный договор с Иваном III против польского короля и великого князя литовского Казимира Ягеллонского… Как выглядели печати?» Печать короля Матвея сохранилась (в единственном экземпляре), а вот с Иваном III возникли проблемы: «на одних прорисях одной и той же печати Ивана III всадник мог изображаться в шапке и плаще, на других без шапки и плаща. Обращение к литературе, посвящённой… русской государственной символике, породило больше вопросов, чем ответов… Поэтому автор решил обратиться … к оригиналам».

В результате на 450 страницах тщательнейшим образом исследованы надписи и изображения, представлявшие Европе молодое, только что освободившееся от Ордынского ига, Московское государство. Я бы выделил главы «Всадник-змееборец» и «Двуглавый орёл». Всадника принято отождествлять со святым Георгием Победоносцем, однако историки знают, что это поздняя интерпретация. Автор книги обращает внимание на то, что в средневековой Западной Европе воин на коне – традиционное обозначение власти графов и герцогов. «Ездец», то есть всадник (с мечом, копьём или соколом) распространяется и на Руси – начиная с Новгорода - как «образ князя - владельца печати». Далее - полемика с профессором РГГУ Андреем Львовичем Юргановым, который выводит образ всадника, поражающего дракона, из эсхатологических представлений. Между тем, средневековые правители, при всей своей религиозности, рассчитывали, как правило, всё-таки не на скорую всеобщую погибель, а на долгое правление с передачей трона наследникам. «Всадник на лицевой стороне печати – это образ великого князя. Змий – дьявол, источник вселенского зла. Композиция в виде всадника представляет образ власти Ивана III… сакральной, добродетельной, активной в борьбе со злом… Сюжет просто всадника, вооружённого копьём или мечом, в смысловом отношении нейтрален… Сюжет со змееборческим мотивом идеологически содержателен и потому именно ему отдали предпочтение».

Что касается двуглавого орла: версия о том, что эта древняя птица (самое раннее изображение – из шумерского города Лагаш, середина III тысячелетия до н.э.) залетела в Кремль с герба германских императоров т.н. «Священной Римской империи», вызывает у автора большие сомнения. Обращается внимание на типологическое сходство орла Ивана III с изображениями в Евангелии Дмитрия Палеолога в соборе города Мистра и на печати господаря Ивана Црноевича, то есть византийская версия, вроде бы, признанная устаревшей, снова вводится в научный оборот. «Разумеется, культура Византийской империи не знала геральдики и гербового образа двуглавого орла. Но у западноевропейцев в ХV в. существовало представление о двуглавом орле как гербе «императора константинопольского», соответственно, в Москву он попал при посредничестве латинизированных византийских эмигрантов, и у великого князя Московского стал символическим выражением его претензий на более высокое, царское звание. Именно так и начал себя именовать Иван Третий: «Великий князь Иван Васильевич, царь всея Руси».

XS
SM
MD
LG