Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День памяти журналистов, погибших при исполнении служебных обязанностей


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.

Арслан Саидов: Сегодня День памяти журналистов, погибших при исполнении служебных обязанностей. За последние 10 лет в России погибли 250 репортеров, фотографов и телеоператоров. Согласно традиции, родственники и друзья вспоминают коллег в Центральном доме журналиста. Об этом рассказывает председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов. С ним беседует корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Всеволод Богданов: В этот раз у нас будет несколько таких торжественных процедур. Ну, например, Лариса Юдина, вы знаете, это редактор из Элисты, мы даем ей звание "Легенда российской журналистики". Это действительно потрясающая была журналистка, женщина, мама. У нее еще дочь не стала журналисткой, но готовится поступать тоже на факультет журналистики. Самое удивительное, что их дети идут дорогами отцов. Мальчики и девочки, и те, которые потеряли отца, и те, которые потеряли мать, фактически мы контролируем судьбы всех этих ребят, они почти все, за редким исключением, становятся журналистами. У нас в этот день будет показан фильм журналиста из Нальчика, который не смог доснять фильм, его оборвала пуля бандита. Этот фильм мы будем смотреть. Естественно, по традиции будем вспоминать всех и каждого. Я смотрю на лица этих ребят: насколько, как правило, лица вдохновенные, влюбленные в жизнь, в профессию. Это потрясающие люди. Они действительно, если начинаешь разбираться с их творчеством, как правило, люди, которые стремились к журналистскому расследованию, к публицистике, люди настолько преданные своей профессии, что даже не приходит в голову, что они могли иметь отношения к пиару, к политтехнологиям, к заказным материалам. И будем говорить о том, что это были лучшие из нас ребята.

Мумин Шакиров: Как, на ваш взгляд, власти расследуют инциденты и трагедии, связанные с гибелью журналистов?

Всеволод Богданов: Это редчайший случай, когда мы узнаем, кто, собственно говоря, осуществил этот акт вандализма по отношению к обществу. Например, Ларису Юдину убили бандиты, которых выпустили из тюрьмы. Они выпустили их из тюрьмы, эти бандиты расправились с ней, а потом был судебный процесс, имя заказчика официально суд не признал, хотя были люди в обществе, которые называли, кто заказал. А прошло время, мы попытались найти этих людей, которых опять осудили на новые сроки заключения, и не смогли их найти ни в одной колонии, ни в одной тюрьме. Все это очень грустно, печально, если не трагично. Есть газета "Тольяттинское обозрение", скромная, небольшая. В этой газете за последние 4 года убито 7 журналистов. Только мы вручили посмертно главному редактору "Тольяттинского обозрения" Иванову премию имени Артема Боровика "За лучшее журналистское расследование", как убийство за убийством последовали там же. И, в общем-то, ни по одному из убийств точка в расследовании не поставлена.

Мумин Шакиров: На ваш взгляд, журналисты достойно встречают вот такое зажимание свободы слова со стороны властей или все-таки журналисты пасуют перед этой ситуацией, отступают и идут на компромисс?

Всеволод Богданов: Те, кто избрал все-таки нашу профессию, не пиарщика, не технолога, остаются верны профессии, особенно это касается журналистов в регионах, они живут строже, скажем так, ближе к этическим нормам, к этическому кодексу. В Москве немножко посвободнее, потому что деньги, конечно, которые используют политтехнологи, играют свою роль. Но я думаю, здесь более еще глубокий вопрос - это вытеснение журналистики политтехнологами, пиаром. Сегодня 7-10% медийного пространства занимают технологии, заказные материалы, реклама, шоу-бизнес и так далее. И поэтому происходит такая мешанина, смешение. Общество порой не разбирается, где журналистка, где пиар, где просто элементарная реклама или "черный" компромат, как мы сегодня говорим. Но есть еще одна проблема, она в принципе ужасная. То, что сегодня те люди, которые определяют технологии для общества, они выстраивают такой ряд: наверху политтехнолог, которому ставится задача оболванивания общества, под ним - пиар-агентство, которое делает схему этой работы, а пиар-агентство якобы нанимает журналиста, и работа журналиста в этом заключается. Я думаю, не грех вспомнить, что всегда любое общественное движение в России начиналось с публициста. Не грех вспомнить, что у нас именно были великие имена в журналистике, которые сыграли не меньшую роль, чем политики. Это не только, предположим, Герцен или Владимир Короленко, или Глеб Успенский, это и все поколение журналистов-известинцев прошлого века, многие десятки имен великих имен, я бы сказал, и нашего телевидения советского, еще которое было когда-то. Мы не должны, извините меня, становиться в этот ряд, определенный политтехнологами с всякими звучными именами и фамилиями, мы должны вспомнить о своих традициях, традициях российской журналистики, о своем высоком назначении.

XS
SM
MD
LG