Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За последние десять лет в России погибли 250 репортеров, фотографов и телеоператоров


Программу ведет Арслан Саидов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский, Мумин Шакиров и в Подмосковье Вера Володина.

Арслан Саидов: Сегодня День памяти журналистов, погибших при исполнении служебных обязанностей. За последние десять лет в России погибли 250 репортеров, фотографов и телеоператоров. Согласно традиции, родственники, друзья сегодня вспоминали погибших в Центральном доме журналиста.

Максим Ярошевский: В Центральном доме журналиста сегодня собрались родные и близкие погибших журналистов. На входе, вдоль лестницы в главный зал, вывесили фотографии журналистов: Ларисы Юдиной и Надежды Чайковой, Влада Листьева и Дмитрия Холодова, многих и многих других. У портретов родственники возлагали цветы и зажигали свечи. День памяти начали с минуты молчания.

На встречу с родственниками погибших при исполнении своих обязанностей журналистов приехал Геннадий Селезнев. До начала своей политической карьеры он долгое время работал журналистом. Нынешних сотрудников средств массовой информации он разделил на две группы…

Геннадий Селезнев: Описание самых разных светских раундов, тусовок, подсмотра в щель, обязательно нужна сенсация, обязательно напоказ - это журналистика сытая. А журналистика честная - вот это журналистика ваших детей, тех, кто погиб за журналистику честно.

Максим Ярошевский: Накануне Дня памяти погибших журналистов корреспондент радио Свобода Мумин Шакиров беседовал с председателем союза журналистов России Всеволодом Богдановым.

Всеволод Богданов: Я смотрю на лица этих ребят: насколько, как правило, лица вдохновенные, влюбленные в жизнь, в профессию. Это потрясающие люди. Они действительно, если даже начинаешь разбираться с их творчеством, как правило, люди, которые стремились к журналистскому расследованию, к публицистике, люди настолько преданные своей профессии, что даже не приходит в голову, что они могли иметь отношения к пиару, к политтехнологиям, к заказным материалам. Это были лучшие из нас ребята.

Мумин Шакиров: Как, на ваш взгляд, власти расследуют инциденты и трагедии, связанные с гибелью журналистов?

Всеволод Богданов: Это редчайший случай, когда мы узнаем, кто, собственно говоря, осуществил этот акт вандализма по отношению к обществу. Например, Ларису Юдину убили бандиты, которых выпустили из тюрьмы. Они выпустили их из тюрьмы, эти бандиты расправились с ней, а потом был судебный процесс, имя заказчика официально суд не признал, хотя были люди в обществе, которые называли, кто заказал. А прошло время, мы попытались найти этих людей, которых опять осудили на новые сроки заключения, и не смогли их найти ни в одной колонии, ни в одной тюрьме. Все это очень грустно, печально, если не трагично. Есть газета "Тольяттинское обозрение", скромная, небольшая. В этой газете за последние 4 года убито 7 журналистов. Только мы вручили посмертно главному редактору "Тольяттинского обозрения" Иванову премию имени Артема Боровика "За лучшее журналистское расследование", как убийство за убийством последовали там же. И, в общем-то, ни по одному из убийств точка в расследовании не поставлена.

Мумин Шакиров: На ваш взгляд, журналисты достойно встречают вот такое зажимание свободы слова со стороны властей или все-таки журналисты пасуют перед этой ситуацией, отступают и идут на компромисс?

Всеволод Богданов: Те, кто избрал все-таки нашу профессию, не пиарщика, не технолога, остаются верны профессии, особенно это касается журналистов в регионах, они живут строже, скажем так, ближе к этическим нормам, к этическому кодексу. В Москве немножко посвободнее, потому что деньги, конечно, которые используют политтехнологи, играют свою роль. Но я думаю, здесь более еще глубокий вопрос - это вытеснение журналистики политтехнологами, пиаром. Сегодня 7-10% медийного пространства занимают технологии, заказные материалы, реклама, шоу-бизнес и так далее. И поэтому происходит такая мешанина, смешение. Общество порой не разбирается, где журналистка, где пиар, где просто элементарная реклама или "черный" компромат, как мы сегодня говорим. Но есть еще одна проблема, она в принципе ужасная. То, что сегодня те люди, которые определяют технологии для общества, они выстраивают такой ряд: наверху политтехнолог, которому ставится задача оболванивания общества, под ним - пиар-агентство, которое делает схему этой работы, а пиар-агентство якобы нанимает журналиста, и работа журналиста в этом заключается. Я думаю, не грех вспомнить, что всегда любое общественное движение в России начиналось с публициста. Не грех вспомнить, что у нас именно были великие имена в журналистике, которые сыграли не меньшую роль, чем политики. Это не только, предположим, Герцен или Владимир Короленко, или Глеб Успенский, это и все поколение журналистов-известинцев прошлого века, многие десятки имен, великих имен, я бы сказал, и нашего телевидения советского, еще которое было когда-то. Мы не должны, извините меня, становиться в этот ряд, определенный политтехнологами с всякими звучными именами и фамилиями, мы должны вспомнить о своих традициях, традициях российской журналистики, о своем высоком назначении.

Максим Ярошевский: Сегодня московский окружной военный суд вынес решение по иску к Генеральной прокуратуре бывшего начальника разведки ВДВ Павла Поповских. Его обвиняли в организации убийства журналиста «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова.

Вера Володина: Павел Поповских был арестован в феврале 1998, освобожден в июне 2002 года, был дважды оправдан, теперь просит суд выплатить ему материальный и моральный ущерб в размере более 3,5 миллионов рублей в связи с необоснованным уголовным преследованием по делу об убийстве Дмитрия Холодова. И еще принципиально настаивает, чтобы гособвинитель Ирина Алешина извинилась ним. Зоя Александровна Холодова...

Зоя Холодова: Когда Поповских свои признания во время предварительного следствия делал, никакой Ирины Алешиной рядом с ними не было. Я не считаю, что она должна извиняться перед ним. Она очень хорошо делала свое дело. Если бы она делала это дело плохо, в таком случае, наверное, он не требовал бы извинений. Она только читала из материалов дела, указывая очень строго страницу, том, все, что было выявлено во время предварительного следствия. Она не с самого начала была все-таки надзирающим прокурором. Функции ее там были другие, не состояли в том, чтобы допрашивать их.

Вера Володина: Мать Дмитрия, выражая отношение к иску Павла Поповских, подчеркивает, что, поскольку обвинявшиеся в убийстве ее сына оправданы дважды Московским военным окружным судом, даже трижды оправданы, ведь приговор подтвержден еще и военной коллегией Верховного суда, она имеет право называть их только так - оправданные.

Зоя Холодова: Я теперь и муж мой не имеем права говорить, что они убийцы, что они Диму убили. Мы только можем говорить, что оправданные, так называть их. Я могу сказать только, напрасно он требует денег, он не был оправдан по какому-то пункту обвинения, и это ушло за давностью лет, то есть в никуда. Как решит судья. Если, по нашему мнению, судья нарушал законы Уголовно-процессуального кодекса, он может и тут нарушить. Мне кажется, так и будет, не привыкать.

Вера Володина: Сегодня суд решит, получит ли компенсацию Павел Поповских и как будут удовлетворены другие его требования. В частности, он просил восстановить его в правах лауреата премии РФ в области науки и техники, поскольку во время процесса по делу об убийстве Холодова его исключили из списка лауреатов.

Арслан Саидов: Только что стало известно, что Московский окружной военный суд обязал Минфин выплатить 2 миллиона 135 тысяч 341 рубль полковнику Павлу Поповских в качестве компенсации материального ущерба за незаконное, по его мнению, уголовное преследование по делу об убийстве Дмитрия Холодова. Кроме того, суд обязал государственного обвинителя Ирину Алешину, представляющую интересы прокуратуры по делу об убийстве Холодова, принести официальные извинения Поповских через СМИ от имени государства. В Генеральной прокуратуре считают, что это решение не соответствует нормам действующего законодательства и, как только будет получен текст решения суда, оно будет непременно обжаловано.

XS
SM
MD
LG