Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Музее имени Сахарова открылась выставка "Тетради" Ефросинии Керсновской"


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Анна Колчина.

Олег Винокуров: В Москве в Музее имени Андрея Сахарова открылась выставка "Тетради" Ефросинии Керсновской". Это 12 тетрадей с зарисовками жизни в ГУЛАГе. Ефросиния Керсновская родилась в дворянской семье. Ее отец в 1919 году был арестован ЧК. Чудом избежав расстрела, он с семьей переехал в родовое имение в Бессарабию, а в 1940 году, когда Бессарабия была аннексирована СССР, Ефросинию Керсновскую сослали в Сибирь.

Анна Колчина: Впервые рисунки из «Тетрадей» Ефросинии Керсновской были напечатаны в 1990 году в «Огоньке».

Куратор выставки в музее Сахарова Людмила Васеловская рассказывает...

Людмила Васеловская: У нас это некое такое представление о Ефросинии Керсновской, о личности. Известны ее тетради, где было около 700 рисунков. Рисунки с комментариями о том, что ей пришлось испытать, когда она попала в Бессарабии в ссылку, в лагерь и потом, когда она вернулась уже после освобождения, на Кавказе. Эти тетради сложно показать, они же сшитые, скрепленные, только одна тетрадь была расшита. Поэтому как на выставке показывать тетради? Это некая проблема. Мы показывали факсимильные копии, 12 тетрадей.

Анна Колчина: А оригиналы показаны отдельно, вместе с фотографиями из семейного альбома и графическими работами Керсновской - это пейзажи Кавказа.

Когда срок закончился, в 1957 году Ефросиния Керсновская поселилась в Ессентуках вместе с матерью.

Людмила Васеловская: Когда мама умерла, она стала писать. Первая тетрадь - это был только текст, где она писала и рассказывала, как она попала вместе со многими высланными бессарабцами в Сибирь. Написав этот текст, она потом делает рисунки отдельно. Эти рисунки она уже сопровождает комментариями, появляются такие 12 тетрадей, это, можно сказать, как альбом. Когда она освобождалась из лагеря, она отказалась давать подписку о неразглашении. То, что через несколько лет она сделала, она, в общем-то, и не ожидала, что это будет опубликовано, но для нее важно было, что это осталось.

Анна Колчина: На открытии выставки присутствовал священник, ведущий программы «С христианской точки зрения» Яков Кротов.

Яков Кротов: Керсновская - человек уникальный, не тем уникальный, что она выжила, что она добровольно пошла в Архипелаг, хотя об этом говорилось. Она трижды приходила в ГПУ: арестуйте, я ни в чем не виновата, и вы это выясните. Она же не знала, куда идет. Уникальность Керсновской в том, что она не озлобилась, вышла из лагеря такой же, какой была. Мне кажется, потому что она механической, бездушной силе системы противопоставила силу какую-то очень живую. Керсновская не просто дворянка, не просто хорошо образованная женщина, она еще и христианка. И в юности была довольно экзальтированной. К старости у нее все это очистилось. Выставка Керсновской передает некоторый заряд оптимизма, потому что сегодня, как в любое другое время, многие люди сокрушаются: все так плохо. А пример Керсновской показывает: давит сила механическая, она может раздавить механическая нас, но, если есть живое, оно устоит и распрямится. Значит, вопрос только в том, чтобы не давать механическому в себе победить живое. А жизнь вырастет обязательно.

Анна Колчина: Тетради стали как бы длинным письмом, обращением к матери Керсновской, которая так и не узнала, какие испытания пришлось вынести ее дочери.

Ефросиния Керсновская писала: «Ты меня просила записать историю тех лет - ужасных, грустных лет… твоя воля для меня свята»…

XS
SM
MD
LG