Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Чечне продолжает расти число людей, пострадавших от необычного заболевания


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Беклемищева.

Кирилл Кобрин: В Чечне продолжает расти число людей, пострадавших от необычного заболевания. 55 человек госпитализированы. Заболели всего 63 человека, из них подавляющее большинство - дети. Чем вызвано заболевание, пока неизвестно. В Чечню вылетели специалисты-токсикологи Всероссийской службы медицины катастроф. Валерий Шабанов, главный врач полевого многофункционального госпиталя этой службы, который руководил работой учреждения при развертывании ее в Чечне в 1994, в 1998 годах, отвечает на вопросы нашего медицинского обозревателя Ольги Беклемищевой.

Ольга Беклемищева: Сейчас, как известно, произошло острое отравление нескольких десятков человек в Чечне, из них большинство - дети, в Шелковском районе. Известно, что туда вылетели ваши специалисты. Как это все организовывается в таких случаях? Почему именно ваши специалисты? Что они там будут делать?

Валерий Шабанов: Давайте начнем с того, что это не все больные Шелковского района. Во-первых, больные из трех районов. Больные (их, по-моему, 53 было на вчерашний день) - это, в основном, дети. Почему-то, в основном, девочки, мальчиков немного. Пока трудно предположить. Сейчас там работают наши специалисты. Они сейчас поехали в Старогладовскую выяснять. Пока конкретный диагноз еще не установлен. Дадим им возможность поработать. Они только приехали. Может быть, к исходу дня будет что-то известно.

Ольга Беклемищева: Почему вызвали вас? Есть ли какие-то подозрения, что это отнюдь не банальная кишечная инфекция?

Валерий Шабанов: Во-первых, наша служба создана для того, чтобы реагировать на чрезвычайные ситуации. У нас есть токсикологическая служба, которую возглавляет профессор Простакишин, который туда и выехал.

Ольга Беклемищева: На самом деле, это, действительно, какое-то отравление, а не просто дизентерия или что-то в этом роде?

Валерий Шабанов: Пока вопрос стоит об отравлении. Каким конкретным веществом - неясно. Тут могут быть любые предположения. Давайте скажем так, не странно ли, что отравлены только дети из трех районов, а не какое-то определенное место? Возможно, что происходит передача через рыночную торговлю.

Ольга Беклемищева: Не может ли это быть какое-то злодеяние, теракт?

Валерий Шабанов: Пока говорить что-то трудно. Есть ли здесь какой-то террористический акт? Я не думаю. Скорее всего, просто какие-то продукты или игрушки. Давайте заранее не будем такие предположения делать. Я боюсь, что просто они какие-то вещи покупали, которые выделяют какие-то токсины.

Ольга Беклемищева: Скорее всего, это что-то из девочкиной одежды, да, раз мальчики почти не пострадали?

Валерий Шабанов: Гадать на кофейной гуще это всегда сложно. Поехали специалисты, которые в этом разбираются, и выясняют путь распространения, почему это произошло в трех разных районах, почему только девочки. Я так думаю, что это, возможно, связано и с товарами, предположительно, для Нового года. Можно ведь и такое предположить.

Ольга Беклемищева: Но вы исключаете предположение, что это могут быть какие-то последствия, проходивших там боевых действий? Ведь сейчас те же взрывчатые вещества, горючее напичканы различными химикалиями, которые могут долго не разлагаться в почве в мирных условиях.

Валерий Шабанов: Учитывая, что дети не самые маленькие, которые в рот неизвестно что не тянут, сомнительно, правда, ведь. Это довольно взрослые девочки.

Ольга Беклемищева: А средний возраст какой там?

Валерий Шабанов: От 10 до 14 лет. Сейчас трудно сказать. Это все гадание на гуще. Но я так предполагаю, что к Новому году какие-то вещи, которые интересны детям. Пока все выясняется.

Ольга Беклемищева: Не так давно было отравление школьников в Сибири. Почему именно в Чечню вы выезжаете? Вы ее как бы курируете с точки зрения медицины?

Валерий Шабанов: Да, нет. Давайте скажем так, там было хуже всего. Вы помните про те боевые действия, которые там были. Разруха в медицинской службе. Поэтому мы работали там. Сейчас там медицина восстанавливается. Начинается мирная жизнь. Это могло быть в любом регионе. Токсикологи выезжали и в другие места. Там, где происходило что-то, связанное с отравлениями, они выезжали. Учтите, ведь не всегда можно определить конкретное действующее вещество. Часто можно не знать и не выяснить до конца, какое же было основное вещество. Туда поехал и клиницист, и специалисты по отравлению широкого спектра.

Ольга Беклемищева: А вообще, если скажем, если предполагается токсическое отравление, но не понятен еще агент, можно выстроить какую-то лечебную тактику?

Валерий Шабанов: Естественно, сейчас же тоже их лечат как обычно, даже когда неизвестно отравляющее вещество, но существуют какие-то синдромы.

XS
SM
MD
LG