Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Алексеева: новый закон об общественных организациях разрушит правозащитную сеть на местах


Любовь Чижова

Правозащитники осуждают законопроект о регулировании деятельности общественных организаций, принятый вчера Государственной Думой во втором чтении. Независимый депутат парламента Владимир Рыжков назвал решение коллег "откатом от демократии" - хотя при втором чтении в законопроект и было внесено более 60 поправок. Критики законопроекта считают, что теперь правительство получит право произвольно прекращать деятельность "неправильных" общественных организаций.

Закон принимается для того, чтобы поставить гражданское общество под бюрократический контроль, считает известный правозащитник, председатель Московской хельсинкской группы Людмила Алексеева: "Он придуман для того, чтобы бюрократия получила дополнительные рычаги контроля и издевательств над гражданским обществом, потому что бюрократия наша, российская, дремучая не может контролировать гражданское общество, не издеваясь над ним".

Алексеева называет закон "совершенно безумной, разрушительной идеей. Во всех нормальных обществах, нормальных современных государствах гражданское общество контролирует бюрократические структуры, иначе они коррумпируются, - не говоря уже о том, что они с самого начала импотентные в смысле эффективного управления. Наша самобытная демократия заключается в том, что все переворачивается с ног на голову: бюрократические структуры намерены контролировать гражданское общество".

Двухступенчатое принятие закона, когда первоначальный текст содержит крайне жесткие формулировки, которые при доработке смягчаются, и выдаются как "уступки общественности", наш собеседник называет "обычной уловкой".

"В полном секрете в тиши бюрократических кабинетов придумали этот закон, потом выкатили его нам в таком безумном виде, в каком, конечно, никто и не думал его принимать. Для чего такой безумный вид? Чтобы мы всполошились, начали требовать отмены самых одиозных пунктов, которые заранее были включены туда для того, чтобы мы оторвались от работы и добились их исключения. Когда самые одиозные пункты, нарочно туда вставленные, убираются, мы ликуем - мы одержали победу, а закон, который связывает гражданское общество, его активность и дает совершенно неправомочную власть бюрократии над ним, остается".

Как в результате принятия закона может измениться деятельность общественных организаций? Людмила Алексеева считает, что о прямом законодательном запрете на их деятельность (как это было в советский период, когда "организация общественная могла существовать, только если у нее ядром является ячейка КПСС") речи не идет. Скорее, чиновники будут выборочно закрывать по формальным причинам раздражающие их объединения, в первую очередь правозащитные.

Председатель Московской хельсинкской группы полагает, что ее собственной организации закрытие не грозит – она выжила в советское время, завоевала международный авторитет, и репрессии против нее вызвали бы скандал. Но эффективное правозащитное движение в России может развиваться только при наличии разветвленной сети в регионах. По словам Людмилы Алексеевой, новый закон "стремится разрушить правозащитную сеть, которую правозащитники с большим трудом создали за последние 10 лет. Вот для этого он и создается".

XS
SM
MD
LG