Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Алексеева: новым законом власти хотят разрушить правозащитную сеть в России


Виктор Нехезин.

Любовь Чижова

Российские правозащитники готовы обратиться в Страсбургский суд по правам человека в случае, если Госдума примет закон о неправительственных организациях. Его рассмотрение в третьем окончательном чтении назначено на завтра.

Правозащитники выступают с резкой критикой законопроекта о регулировании деятельности общественных организаций, принятого вчера Госдумой во втором чтении. Независимый депутат парламента Владимир Рыжков назвал вчерашнее решение своих коллег "откатом от демократии", несмотря на то, что при втором чтении были учтены более 60 поправок в законопроект. Критики законопроекта считают, что теперь правительство получит право произвольно прекращать деятельность общественных организаций.

Как заявила глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, документ, даже с учетом внесенных в него поправок принимается для того, чтобы поставить гражданское общество под бюрократический контроль: «Закон этот принимается для того, чтобы поставить наше гражданское общество под бюрократический контроль. Это совершенно безумная, разрушительная идея, потому что во всех нормальных современных обществах, во всех нормальных современных государствах гражданское общество контролирует бюрократические структуры, иначе они коррумпируются, не говоря уже о том, что они с самого начала импотентные в смысле эффективного управления. У нас наша самобытная демократия заключается в том, что все переворачивается с ног на голову: бюрократические структуры намерены контролировать гражданское общество».

Той же точки зрения придерживается руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев: «Я хотел бы отметить главный момент. Дело в том, что во многом в том, что касается российских организаций, он стал даже хуже, чем был тот, против которого мы первоначально возражали. Уступив в чем-то иностранным фондам, иностранным организациям, совсем немного, кстати, не так уж много, ситуация ухудшилась за счет российских организаций. И я уверен, что в таком виде правозащитные организации работать, скорее всего, откажутся. Мы не должны соглашаться на этот вариант закона, потому что олицетворяя конституционное право граждан на ассоциации, мы не можем членов своих ассоциация подводить и соглашаться на этот закон. Потому что он грубо нарушает Конституцию Российской Федерации в части гарантии свободы ассоциаций, и, самое главное, власть контролирует гражданские организации, причем полностью контролирует, каждый шаг гражданской организации контролируется властью. Эта перевернутая ситуация нас, бесспорно, не просто не устраивает, а мы ей не будем подчиняться. Я бы так сказал, что у нас нарастает такое настроение внутри правозащитником, что мы подчиняться этому не будем. Мы не нашли формы сопротивления, но подчиняться мы этому не будем, потому что это нарушает суть нашей работы».

Каким образом изменится деятельность общественных организаций после принятия закона?

О будущей политике властей в этой области размышляет Людмила Алексеева: «Это будут выборочные действия, они не хотят все организации подавить или полностью исключить их, как это было, скажем, в советское время, когда не было ни одной организации, работающей без разрешения властей. Там даже законодательно было, что организация общественная может существовать, только если у нее ядром является ячейка партии КПСС. Этого не будет. А это дает возможность чиновникам уничтожить по каким-то формальным причинам раздражающие их организации. А какие организации их раздражают? Ну, в первую очередь, конечно, правозащитные, потому что они мешают им красть, мешают им владычествовать над населением безнаказанно».

По мнению Льва Пономарева, после принятия нового закона под угрозой окажутся все организации, так или иначе критикующие действия властей: «Создан некий единый орган - Росрегистрация, который будет контролировать, насколько я понял, каждый грант, который получает общественная организация. Росрегистрация имеет возможность разрешить зарубежному фонду предоставить средства конкретной организации или не разрешить. То есть если организация не нравится Росрегистрации, то она не разрешит эти деньги предоставить данной общественной организации. Дальше она будет контролировать, как эти деньги расходуются. Росрегистрация может лишить возможности западные фонды давать деньги этой организации не в судебном порядке, а в том случае, когда она сама это определяет, якобы, какие-то нарушения.

Мы прекрасно знаем, как работает сейчас бюрократия, и понимаем, что любая организация, которая будет критиковать государственную власть, а все правозащитные организации сейчас жестко критикуют власть, потому что мы говорим, что строится авторитарное государство, что Конституция нарушается, что идут заказные процессы, деятельность всех правозащитных организаций в этом смысле должна быть прекращена после введения этого института».

Лев Пономарев не исключает, что уже в ближайшее время власти могут предпринять шаги по прекращению деятельности руководимого им движения "За права человека". Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, однако, считает, что власти не рискнут закрывать известные движения и организации. Большая опасность, по ее мнению, грозит региональным правозащитникам.

«Понимаете, с одной стороны, честно говоря, я самолюбиво считаю, что Московской Хельсинкской группе ликвидация не грозит, - говорит Людмила Алексеева. - Они будут изводить нас проверками, они будут унижать нас всякими своими рекламациями, но уничтожить не решатся, потому что Московская Хельсинкская группа во всем мире известная организация, и в следующем году мы отмечаем свое 30-летие. Закрыв Московскую Хельсинкскую группу официально, они нарвутся на международный скандал. Московская Хельсинкская группа была основана в 1976 году, в брежневские времена, когда климат для общественных организаций был намного суровее, чем он сейчас, и намного суровее, чем он станет после вступления этого закона в жизнь. Но мы в советских условиях существовали, мы и сейчас будем существовать. Меня гораздо больше волнует судьба организаций общественных в регионах, потому что Москва - это не Россия, и правозащитное движение в России может развиваться и вести какую-то эффективную работу, только если у нас будет правозащитная сеть, действующая во всех российских регионах. А вот это и стремится нарушить наш закон - разрушить правозащитную сеть, которую правозащитники с большим трудом создали за последние 10 лет».

Завтра законопроект об общественных организациях будет рассматриваться Госдумой в третьем окончательном чтении.

XS
SM
MD
LG