Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ксенофобия и расизм в России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Любовь Чижова, в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин и в Воронеже Михаил Жеребятьев.

Андрей Шарый: Иностранные студенты из стран Африки и Азии, которые учатся в Петербурге, намерены провести во вторник митинг: молодые люди протестуют против убийства 28-летнего студента из Камеруна. Местная прокуратура намерена опротестовать в Воронеже решение суда по делу об избиении албанского студента. Нападавший получил два с половиной года условно. Причина роста ксенофобских настроений среди российской молодежи - это не только социальные проблемы, но и неадекватная реакция российских властей на случаи проявления расовой ненависти, считают эксперты. Все эти грустные данные заставляют нас вновь вернуться к теме о росте ксенофобии и расизма в России.

Любовь Чижова: Иностранные студенты, которые учатся в Санкт-Петербурге, намерены потребовать от властей города защиты от националистов, убивших накануне их товарища - студента из Камеруна.

Дмитрий Казнин: Преступление было совершено около 8 часов вечера недалеко от здания общежития Петербургского института водных коммуникаций, где традиционно учится много студентов из Латинской Америки, Азии и Африки. По свидетельству очевидцев, группа молодых людей напала на камерунского студента Канхем Леона и его товарища Негонго Фиделиса Че Гевару из Намибии. Один из нападавших ударил камерунца ножом в шею. Африканец скончался от потери крови еще до прибытия "скорой". Через несколько минут в этом же районе неизвестные напали на Мванги Эдди Майна из Кении, ему удалось вырваться и добежать до подъезда общежития. С ножевыми ранениями он был госпитализирован, состояние его медики оценивают как удовлетворительное. Погибший камерунец приехал в Россию всего два месяца назад и учил русский язык, чтобы поступать в институт.

Представители прокуратуры сообщили, что рассматриваются все версии произошедшего, однако основной является убийство на почве национальной вражды. Возбуждено уголовное дело по статье "убийство". По подозрению в совершении преступления никто пока не задержан.

Вечером после убийства на месте преступления собрались разгневанные африканцы, намереваясь по сложившейся уже недоброй традиции устроить акцию протеста, чтобы в очередной раз попытаться привлечь внимание властей к происходящему в городе. В итоге акцию протеста перенесли на утро вторника. В митинге у стен Смольного планируют участвовать не только иностранные студенты, но и представители общественных и правозащитных организаций.

Три месяца назад в Петербурге был убит студент из Конго. Чуть больше месяца назад демонстративно в центре города - студент философского факультета Петербургского государственного университета, участник многих антифашистских акций Тимур Качарава. Всего же, по официальным данным, на почве национальной вражды в Петербурге за прошедший год было совершено чуть более 20 преступлений. По неофициальной информации, цифра существенно занижена, так как сами иностранные студенты говорят о чуть ли не о ежедневных столкновениях со скинхедами.

Говорит заместитель председателя правозащитной организации "Гражданский контроль" Юрий Вдовин...

Юрий Вдовин: Я не представляю себе, что еще должно произойти в нашем городе или в нашей стране, чтобы власть всерьез озаботилась проблемой фашизации нашего общества. Все время власть говорит, что "мы это прекратим, город Петербург толерантный город", - и все продолжается на том же уровне. Я не представляю себе, насколько безответственной может быть власть и сколько времени никто не будет уходить в отставку после всех чрезвычайных происшествий, которые у нас происходят.

Дмитрий Казнин: Масштабные акции протеста иностранные студенты проводили и ранее. После убийства вьетнамского студента Вуань Туана его друзья перекрыли движение по улице Льва Толстого и протестовали там полсуток. После убийства студента из Конго три месяца назад иностранные студенты устроили марш протеста в центре города. Главное их требование - обеспечить безопасность. А то, как сказал представитель организации "Африканское единство" Дезире Дефо, складывается ощущение, что с каждым новым преступлением армия скинхедов увеличивается.

Любовь Чижова: Негласным лидером среди российских городов, где нападают на иностранных студентов, считается Воронеж. Только в этом году здесь были убиты два студента - из Гвинеи-Бисау и Перу. Было совершено несколько нападений на иностранцев. Воронежская прокуратура намерена опротестовать приговор суда, вынесенный за нападение на студента из Албании: избивший иностранца получил два с половиной года условно.

Михаил Жеребятьев: 19 декабря Коминтерновский районный суд Воронежа приговорил 25-летнего воронежца к 2,5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Молодой человек был осужден за грабеж и покушение на похищение. Его жертвой стал студент-первокурсник Международного факультета Воронежского университета, гражданин Албании. Грабитель избил иностранца и отнял у него мобильный телефон, паспорт и другие документы. Нападение имело место ночью, неподалеку от комплекса университетских общежитий. Последнее обстоятельство способствовало раскрытию преступления, что называется, по горячим следам, поскольку район студгородка входит в зону круглосуточного патрулирования милицейских нарядов. С самого начала следствия обвиняемый признал свою вину. Первоначально ему было предъявлено обвинение по статье "разбой", приговор же был вынесен по статье "грабеж".

Как сообщил заместитель прокурора Коминтерновского района Воронежа Светлана Шатиришвили, районная прокуратура вынесла представление, оспаривающее квалификацию преступления, за которое был вынесен приговор. Прокуратура считает, что в данном деле присутствуют признаки статьи Уголовного кодекса Российской Федерации "разбой", который относится к более тяжким деяниям, как и по категории преступления, так и по применяемым мерам наказания. По словам заместителя прокурора Коминтерновского района Воронежа, потерпевший студент-албанец во время суда не раз высказывал желание примириться со своим обидчиком.

В Воронеже близится к завершению следствие по делу об убийстве перуанского студента Артура Энрике Уртада, случившееся 9 октября. По делу об убийстве перуанца и нападении на троих его спутников - двоих иностранцев и одного россиянина, - которое, по версии следствия, было совершено на почве расовой и национальной неприязни, проходят 13 молодых воронежцев. На прошлой неделе Воронеж посетили родители убитого перуанца, чтобы ознакомиться с материалами уголовного дела. Признанные следствием потерпевшей стороной, они готовы требовать от России компенсации морального ущерба в размере 3 миллионов евро. В ближайшее время с материалами дела предстоит ознакомиться троим потерпевшим - россиянину, перуанцу и испанцу.

Любовь Чижова: О причинах роста ксенофобских настроений среди российской молодежи рассуждает лидер международного молодежного правозащитного движения Андрей Юров...

Андрей Юров: Здесь, конечно, масса причин и можно их все перечислять - там, социальные, экономические, но нельзя не сказать о причинах интеллектуального или идеологического характера. В любом случае, если мы говорим о ксенофобии и агрессии, она непосредственно связана с другими элементами. Допустим, когда мы говорим о современном фашизме, мы обычно выделяем три элемента. Это как раз ксенофобия расизма, с одной стороны. С другой стороны, некие идеи тоталитарные, то есть превалирование идей великой нации, великой страны или великого государства над отдельной личностью. И третье, это милитаризм и агрессия. Вот, к сожалению, все они три взаимосвязаны. Я боюсь, что в стране, где есть пропаганда милитаризма, а с этим сейчас трудно не согласиться, естественным образом растет общая агрессия, в том числе ксенофобия. Также естественным образом совершенно любые негативные эмоции по поводу того, что происходит в стране сейчас, по поводу собственной безысходности, собственной невозможности участия в управлении страной и в решении своей судьбы, молодежь, естественно, переносит на какие-то силы. И чаще всего она ищет простые решения. Ими всегда пользовались на протяжении последних 3000 лет: обвинить инородцев или людей, не похожих на тебя по взглядам, или людей в очках, или еще каких-то людей в том, что они во всем виноваты, намного проще. Это происходит, как благодаря определенным силам, которые наверняка такой пропагандой занимаются, так и совершенно естественно, кстати. Совершенно не обязательно эти люди начитались "Майн кампфа" или каких-нибудь еще чудесных деятелей, и после этого решили, что иностранцев надо бить. Я думаю, что во многом вот эта агрессивность - базовая, она фундаментальная, и как раз она подавляется всей цивилизацией.

Любовь Чижова: На ваш взгляд, государство насколько адекватно реагирует на все эти случаи?

Андрей Юров: К сожалению, мало адекватно. Мне кажется, что государство уверено, что главные методы борьбы с такими проявлениями - это полицейские методы, милицейской, полицейской правоохранительной профилактики. Я абсолютно убежден, что ситуация сейчас стала настолько массовой (я сейчас не об избиениях, я сейчас об общих ксенофобских настроениях), что исключительно методом наказаний и полицейской профилактики эту проблему просто невозможно решить. Можно только загнать вглубь или, например, на время обезопасить, скажем, общежитие иностранных студентов от наиболее агрессивного и прямого насилия. Но проблему решить абсолютно невозможно.

Любовь Чижова: Если бы вам поручили решение этой проблемы, с чего бы вы начали?

Андрей Юров: Я бы начал с очень серьезных образовательных, просветительских программ для молодежи, во-первых. А во-вторых, я бы начал с программ реального гражданского участия молодежи в решении проблемы, и не в бутафорских молодежных парламентах, а в механизмах и в первую очередь для молодежи реального гражданского контроля над реальной властью. Потому что все прекрасно знают, какова коррупция и что происходит на самом низовом уровне - от паспортных столов до незаконных застроек. И все разводят руками и говорят: ну что же мы можем сделать? Понятно, что, как только появляется какая-нибудь нестандартная фамилия - грузинская или чеченская, или еврейская, не важно, тут же, естественно, вся агрессия переводится туда: вот они, значит, все это и делают. Но это же неправда. Но у людей нет никакой возможности участвовать в реальных процессах. Я сейчас специально привожу пример. Очень много сейчас работаю со студенческими аудиториями, самыми обычными, то есть не активистами, не какими-то сверхпродвинутыми студентами, которые во всяких общественных организациях. Уровень ксенофобии огромнейший, в том числе, например, на факультетах иняза. Люди говорят страшные вещи вслух. Они не пойдут никого убивать, но они сочувствуют тем, кто убивает. И вот это для меня является самой страшной угрозой. Ведь вопрос не в том, кто убивает. Убивают те, у кого просто нет сдерживающих каких-то рычагов. Но они выражают мнение и, скажем так, некую эмоцию, некую энергию огромного количества людей. Не говорю - большинства, огромного количества. Страшны не 1,5% или 00,3%, которые готовы действительно убивать, страшны те 20%, которые сочувствуют, говорят: да, они правильно делают, а что нам еще делать, а русские вымирают, а инородцы понаехали, а вот всех надо убивать, ну, не убивать, но давайте просто всех депортировать.

XS
SM
MD
LG