Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центр защиты прав животных "Вита" направил заявление в Генеральную прокуратуру России


Программу ведет Дмитрий Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.

Виктор Нехезин: Отсутствие в России законов защите животных создает благоприятные условия для всевозможного рода преступлений в этой сфере, считают зоозащитники. По факту отстрела животных и птиц в черте города центр защиты прав животных "Вита" направил заявление в Генеральную прокуратуру России.

Марина Катыс: 24 сентября и 29 октября на телеканале НТВ в передаче "Программа максимум" прошли сюжеты о краукиллерах - людях, убивающих из пневматического оружия ворон, а также голубей, кошек и других животных. В сюжете были показаны многочисленные сцены убийства птиц в районе Садового кольца в Москве и в городе Ярославль, а также приведены рассказы главных героев о своей идеологии.

Сюжеты имели большой резонанс. Центр защиты животных "Вита" получил огромное количество жалоб от людей, возмущенных вызывающим цинизмом, жестокостью и безнаказанностью героев сюжетов. Я связалась с президентом центра "Вита" Ириной Новожиловой.

Ирина Новожилова: Там в кадре еще были голуби, еще прозвучала в кадре фраза о том, что неплохая мишень также кошка. Жестокость просто неимоверная. Подростки из Ярославля, например, наблюдают, как корчится на их глазах голубь недобитый, покуривают, потом они его добивают. Все это еще сопровождается комментариями. Мне, вообще, все это очень сильно напоминало те нормы, которые процветали в гитлерюгенде.

Марина Катыс: Но если ты стреляешь в городе, можно попасть не только в ворону или голубя, или кошку, или собаку, можно попасть в ребенка, можно попасть в пожилого человека.

Ирина Новожилова: Такие случаи были, и я знаю, что и статистика есть соответствующая. Это совсем не безопасно.

Марина Катыс: А как относятся правоохранительные органы к такому развлечению?

Ирина Новожилова: А вот мы сейчас посмотрим, как они отреагируют на тот вызов, который им был брошен. В Ярославле, я знаю, реакция уже есть и там, как мне сообщили ярославские журналисты, дела возбуждены. В Москве пока на стадии изучения этого вопроса. Смущает другой факт. У меня в руках "МК" за 16 декабря, и в этот же еще и по каналу прошла та же информация, что екатеринбуржец обратился в Верховный суд от лица всех охотников российских с тем, чтобы Верховный суд признал пневматическое оружие охотничьим и разрешил стрелять по животным, потому что до этого оно не признавалось охотничьим оружием. И суд ему внял. Так что право стрелять зверей из пневматических ружей на днях российские охотники отстояли. А это значит огромное число подранков, это значит абсолютно садистский убой.

Марина Катыс: Зоозащитникам удалось установить, что герои показанных сюжетов - реальные лица, зарегистрированные во Всероссийском обществе любителей пневматического оружия. Прокомментировать эту историю я попросила адвоката московской коллегии адвокатов Евгения Черноусова. Он защищал интересы молодого человека, которому один из любителей пострелять из пневматической винтовки выбил глаз.

Евгений Черноусов: Это юноша, 30 лет, который, проживая в Москве, это Таганский район, находясь на 10-м этаже, взял пневматическое ружье и стал стрелять. Вначале он стрелял по птицам, по банкам, потом увидел знакомых ребят и решил пошутить, и где-то с расстояния примерно метро 200 стал стрелять в знакомого мальчика. Получилось так, что он попал точно в глаз: этот юноша лишился глаза, стал инвалидом. Было возбуждено уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью. Удалось подтвердить, что именно из данного оружия был произведен выстрел, поскольку пулька не расплющилась, и по тем следам, которые остались на пульке, удалось идентифицировать систему оружия. Вообще, для меня было шоком, что есть такие люди, которые объединяются, которые стреляют птиц, ворон, да и сам факт стрельбы в общественном месте, когда можно по неосторожности причинить вред детям, взрослым людям, это должно караться самым строгим образом. Во-первых, я думаю, что в данном случае должны возбуждаться уголовные дела "за жестокое обращение с животными" и обязательно по совокупности еще и вменяться статья 212-я Уголовного кодекса Российской Федерации "злостное хулиганство". А по последствию, если причинены последствия, - третья статья Уголовного кодекса. Я полагаю, что никаких снисхождений к таким людям не должно быть.

Марина Катыс: Зоозащитники считают, что деятельность героев сюжета, членов Всероссийского общества любителей пневматического оружия, является проявлением преступной жестокости по отношению к животным, а также представляет угрозу безопасности и здоровью людей. Мой следующий собеседник - профессор экологического факультета Российского университета дружбы народов Александр Никольский.

Александр Никольский: Мне в принципе не очень понятно, чем мотивирована легализация пневматического оружия в качестве охотничьего. Дело в том, что настоящее охотничье оружие, тем более современное охотничье оружие, обладает гораздо большей начальной скоростью заряда, говоря простыми словами, обладает гораздо большей убойной силой. И таким образом, в разы уменьшается вероятность того, что будут подранки. Вообще, в принципе на очень понятно, на кого собираются охотиться из пневматического оружия, потому что из него надо охотиться с очень небольшого расстояния. Настоящим охотничьим оружием оно быть, конечно, не может. Кроме того, попав в руки околоохотников, как-бы-охотников, он наверняка будет объектом, попросту говоря, хулиганства, наверняка будут стрелять не только по животным, а тем более по охотничьим животным, но и, вполне может быть, по домашним животным, а может быть, даже и по людям, поскольку все-таки убить человека с более-менее приличного расстояния из пневматического оружия нельзя или почти нельзя, ну а причинить ему боль можно. Если пневматическое оружие становится охотничьим оружием, то и разрешение на это оружие может получаться тоже только так, как получается разрешение на охотничье оружие, - через охотничьи общества, после сдачи охотминимума. Никто никогда никому не разрешит из охотничьего ружья стрелять в городе, не важно - по людям или по голубям. То есть, если пневматическое оружие становится охотничьим оружием, значит из этого, теперь уже охотничьего, оружия можно стрелять только в охотугодьях и можно стрелять только по животным, и только по тем животным, на которых в данном месте и в данное время разрешена охота.

Марина Катыс: Как классифицирует стрельбу из пневматического оружия в городской черте Генеральная прокуратура России, мы узнаем в течение ближайшего месяца.

XS
SM
MD
LG