Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто и как будет делать из Екатеринбурга туристический центр


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимают участие: вице-президент Уральской ассоциации въездного туризма Константин Брыляков и профессиональный путешественник Николай Рундквист.

Светлана Кулешова: Через десять лет ежегодно в Екатеринбурге будет бывать столько же гостей, сколько живет самих горожан - около полутора миллионов - обещают городские власти. Пока же не хватает гостиниц и на двести тысяч, на улицах и в общественных местах нет англоязычных указателей и даже туалетов, интересные маршруты можно пересчитать по пальцам. Кто и как будет делать из Екатеринбурга туристический центр, интересовалась екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова

Ирина Мурашова: Еще 15 лет назад Свердловск был закрыт для иностранцев. Исключения делались только для Индиры Ганди, Фиделя Кастро или жителей городов-побратимов из стран соцблока. Программы пребывания дружественных гостей утверждались за год, - вспоминает президент Уральской ассоциации туризма Сергей Брулев.

Сергей Брулев: В рамках тех программ посещения обязательно предусматривались встречи с людьми. Я имею в виду комсомольские организации, могли быть встречи с людьми одной профессии.

Ирина Мурашова: В году в Свердловске бывало не больше двух тысяч туристов из-за рубежа. В Екатеринбурге-2005 гостей было почти 350 тысяч. Их, правда, уже не делят на российских и иностранных. Приезжих сложно даже просто посчитать. «Причины этого – особенности национального характера, - сетует заместитель директора учреждения «Столица Урала» Сергей Мошкин. – За границей туристы останавливаются в гостиницах. В России – у родственников».

Сергей Мошкин: Даже не в целях экономии средств, а в силу сложившихся традиций, родственники обидятся, если вдруг ты приехал в город и остановился в гостинице.

Ирина Мурашова: Качественных трехзвездочных гостиниц в Екатеринбурге всего 5%, сутки там стоят – 3-3,5 тысячи рублей. По оценкам специалистов, цена не должна превышать 1700 рублей. Пока же плата слишком высока, а качество услуг слишком низко. О том, что еще нужно туристу, рассуждает директор одной из туристических компаний Екатеринбурга Оксана Трофимова-Негенталь.

Оксана Трофимова-Негенталь: Главное для туриста, который приехал в незнакомое место, - это знать, где что находится, то есть ему не хватает информации, и в том числе на иностранных языках. Он должен знать, где он может покушать, получить достойную экскурсию по городу.

Ирина Мурашова: Указателей нет и на улицах. Впрочем, указывать пока что особо не на что. Есть лишь три туристических направления: историческое, на границу Европы и Азии и по местам, связанным с гибелью царской семьи.

Заведующая кафедрой сервиса и туризма Гуманитарного университета Людмила Мясникова считает, что у Екатеринбурга есть что предложить помимо этого.

Людмила Мясникова: То, что связано с мифологией Урала, в частности с Бажовым, представлено очень плохо у нас: либо в самодельных коронных «хозяйках Медной горы», либо в змейках на шкатулках, и все, ничего нет.

Ирина Мурашова: Трудно точно посчитать, сколько денег Екатеринбург теряет на нынешней нехватке туристов. Зато известно, сколько можно получить при правильном подходе. 7% бюджета Москвы обеспечивают доходы от туризма. Власти и бизнесмены в Екатеринбурге это знают и собираются вместе реализовывать стратегический проект «Екатеринбург – туристический центр, где встречаются Европа и Азия».

Светлана Кулешова: Константин Брыляков, вице-президент по въездному туризму Уральской ассоциации туризма и Николай Рундквист, путешественник и книгоиздатель сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода. Доброе утро, Константин Геннадьевич.

Константин Брыляков: Здравствуйте.

Светлана Кулешова: Доброе утро, Николай Антонович.

Николай Рундквист: Доброе утро.

Светлана Кулешова: Доброе утро у нас было каждому индивидуально, а вопрос – один на двоих. Как вы относитесь к амбициям екатеринбургских властей? Насколько реально сделать из Екатеринбурга туристический центр через десять лет?

Николай Рундквист: Я к амбициям отношусь очень положительно. В общем-то, я считаю, что это правильное направление развития. Будет ли там в 10 раз увеличено количество туристов, я не знаю, но направление правильное. То есть я его всячески поддерживаю и думаю, что это удастся сделать.

Светлана Кулешова: Константин Геннадьевич, ваша точка зрения.

Константин Брыляков: Я думаю, что планы городских властей амбициозны, но вполне соответствуют ожиданиям горожан и самих потенциальных гостей. Все-таки Екатеринбург – это столица Уральского федерального округа, это очень интересный город на карте нашей страны. Потенциал заложен огромный, я думаю, что грех им не воспользоваться.

Светлана Кулешова: Я предлагаю нашим радиослушателям также ответить на вопрос: бывали ли лично вы в Екатеринбурге, и какое впечатление произвел на вас город?

Что может привлекать туристов в нашем городе Екатеринбурге, что может привлекать в Свердловской области? Каким вам видится въездной туризм? Деловым, познавательным, отдыхательным? Кто будет отвечать?

Николай Рундквист: Давайте я попробую начать. В первую очередь, Екатеринбург – это один из крупнейших городов России, и в нем достаточно много и исторических объектов. И я считаю, что наш город сильно театрализован. Кроме того, мне кажется, не надо недооценивать возможностей самой Свердловской области. Например, у нас масса интереснейших исторических объектов, таких как Невьянская наклонная башня, Верхотурский ансамбль и так далее. Кроме того, есть интересные инженерные сооружения, начиная от мостов, виадуков на Транссибирской магистрали и кончая сетью каналов и шахт в районе Североуральска. Это достаточно уникальные объекты. А про природу я вообще не говорю, потому что я считаю, что природа Свердловской области вообще одна из красивейших не только в России, но и вообще во всем мире.

Светлана Кулешова: Николай Антонович, я вас представила не только как книгоиздателя, но и как путешественника. Предпоследняя ваша экспедиция называлась «Сотый меридиан», это была экспедиция через несколько стран по Евразии. Последняя экспедиция называлась «Губерния-66», она была полностью по Свердловской области. Как у человека, как у путешественника спрашиваю: где было интереснее, где больше понравилось?

Николай Рундквист: В общем, путешествовать я люблю настолько, что мне всегда нравится везде путешествовать, хоть это горы, тайга или пустыня. Каждое путешествие это как ребенок, каждого ребенка любишь одинаково, и каждое путешествие по-своему великолепно и по-своему является лучшим.

Светлана Кулешова: Константин Геннадьевич, как вы считаете, можно сравнивать Бангкок и виадуки Транссибирской магистрали, Невьянскую наклонную башню?

Константин Брыляков: А почему нет? Мы живем в этой стране, мы живем в этом городе, в этой области. Нам все это кажется достаточно обыденным. Но для гостей, которые могут приехать из других регионов России, из-за рубежа, многие вещи вызывают восхищение, а мы к ним просто привыкли.

Светлана Кулешова: То есть коммерческий потенциал есть и у Нивьянской башни, и у бажовских мест не меньше, чем у Таиланда.

Константин Брыляков: Коммерческий потенциал уже используется. Я представляю сегодня Уральскую ассоциацию туризма, и я представляю тех людей, которые на практике зарабатывают деньги на этой теме.

Светлана Кулешова: Про зарабатывание на этой теме мы будем говорить сразу же, как ответим на звонок нашего слушателя. Доброе утро, мы вас слушаем.

Слушатель: Во-первых, я поздравляю вас всех с новым годом наступающим. Во-вторых, я учился в Свердловске, а сейчас живу в Москве. По роду деятельности передвигаюсь по всей стране. Свердловск вспоминаю всегда с теплотой. Как бы я видел, как сюда привлечь иностранного туриста или вообще туриста? Мы все помним сказания о Хозяйке Медной горы, помним рудники Демидова. Я со своей колокольни вижу, как потенциальный турист, что в Екатеринбурге не хватает памятников, которые бы подчеркивали именно традицию народную, русский глубинный сказ.

Светлана Кулешова: Константин Геннадьевич, скажите, насколько народная традиция, русский глубинный сказ интересны иностранному туристу, приезжающему в Россию?

Константин Брыляков: Я хотел бы сказать, что, наверное, не стоит концентрироваться только на иностранных туристах. Наш радиослушатель прав. Такие темы, как бажовские сказы, - это темы, которые могут быть использованы для создания нового бренда, как это принято сейчас в бизнесе говорить, для того, чтобы продукт был понятен, соответствовал ожиданиям потенциальных гостей и был интересен им. Поэтому те люди, которые живут в нашей стране, они воспитывались на бажовских сказах, они воспитывались на истории Урала как опорного края державы. Надо обязательно все это использовать. И объекты показа, которые сегодня в Свердловской области, на территории Екатеринбурга существуют, они развиваются именно в этом направлении.

Светлана Кулешова: Раз уж мы заговорили о коммерческой стороне въездного туризма и туризма вообще, в сюжете корреспондента Ирины Мурашовой прозвучало, что сложно подсчитать, сколько сейчас прибыли от приезжающих в Екатеринбург гостей. Может быть, у Ассоциации туризма есть эти цифры?

Константин Брыляков: Относительно прибыли сказать сложно, потому что действительно статистика противоречивая, и ей на сегодня не занимается какой-то единый координирующий орган. Но во всем мире принято ориентироваться по въезду на такой объективный показатель, как количество ночевок в гостиницах города. У нас по 2005 году мы приближаемся к цифре 900 тысяч ночевок при средней продолжительности пребывания в Екатеринбурге 2,6 дня. Поэтому мы получаем цифру общую гостей, которые воспользовались гостиничными услугами около 350 тысяч человек в год.

Светлана Кулешова: Если сравнивать с 1996 годом, когда была создана Уральская ассоциация туризма, тогда какой был показатель ночевок?

Константин Брыляков: Вот тогда как раз мы не считали. Эта тема тогда была не настолько актуальна, по-видимому. Занимались ей только энтузиасты. И у нас сейчас в городе около 300 фирм, занимающихся туризмом вообще, из них где-то половина почти декларируют себя как занимающиеся также въездом.

Светлана Кулешова: Николай Антонович, ваша частная точка зрения насчет гостиниц российских, екатеринбургских и гостиниц Центральной Азии?

Николай Рундквист: Про гостиницы - здесь главное впечатление такое, что у нас безумно дорогие они. В сочетании с тем, какие услуги оказывают гостиницы, у нас просто на порядки выше цены. Если в Таиланде за 3 доллара можно снять номер с ванной и со всеми удобствами реальными, то у нас, по-моему, соответствующий номер стоит минимум полторы тысячи.

Светлана Кулешова: Что еще, помимо этого, мешает созданию привлекательности Екатеринбурга и Свердловской области?

Николай Рундквист: Мне кажется, что очень большой вред наносит нам постоянная любовь критиковать себя с точки зрения экологии. Например, у большинства иностранцев сложилось такое впечатление, что Россия – это страна каких-то катастроф, ужасной экологической ситуации и так далее. Я считаю, что чтобы привлечь туристов, надо поменьше заниматься самобичеванием в плане экологии. Мы уже упоминали Бангкок. Бангкок, например, - совершенно ужасный город.

Светлана Кулешова: Люди ходят в респираторах.

Николай Рундквист: Да, все ходят в марлевых повязках. Там экологическая ситуация намного хуже любого нашего металлургического города-гиганта. Но там правительство Таиланда не кричит на каждом углу, что у нас все плохо. И в итоге этот экологически неблагополучный город превратился в туристскую Мекку. Поэтому я считаю, что нужно поменьше заниматься самобичеванием. Конечно, экологические проблемы есть, но я считаю, например, что в северной части нашей области экология просто прекрасна в сравнении с Европой.

Светлана Кулешова: Константин Геннадьевич, вот Таиланду я не помню, сколько лет потребовалось, чтобы стать привлекательным туристическим центром. Зато я помню пример Абзакова, горнолыжного курорта, куда съездил президент Владимир Путин, и вся страна стала ездить туда. Какие толчки Екатеринбургу и Свердловской области нужны, и какие толчки возможны для создания имиджа туристического центра?

Константин Брыляков: Нужно пригласить Владимира Владимировича, я считаю:

Светлана Кулешова: :отдыхать или по бажовским местам.

Константин Брыляков: На самом деле, в нашей стране от этих факторов достаточно многое зависит. Абзаково – не единственное место, которое посетил наш Путин. И что послужило толчком развития въездного туризма. Последний пример – это замечательный сибирский город Тобольск, который находится от нас совсем недалеко. Буквально можно сесть на поезд вечером, а утром вы будете в Тобольске. Это сейчас популярный маршрут. Совсем недавно по приглашению господина Собянина наш президент побывал в Тобольске, и он остался очень приятно удивлен, даже шокирован и восхищен этим городом.

Светлана Кулешова: Уже есть статистика у Сибирской или у Уральской ассоциации туризма, насколько увеличился там потом гостей?

Константин Брыляков: Есть статистика, какие средства выделяются на сегодня на восстановление объектов показа в Тобольске и на развитие туризма как индустрии и туристической инфраструктуры. Только на 2005 год городу Тобольска выделено из областного и федерального бюджетов огромная цифра в 3,8 миллиардов рублей. Нам, Екатеринбургу, как столице Уральского федерального округа есть над чем задуматься. У нас очень большие средства выделяются также Челябинской области на развитие туризма. Туризмом активно занимаются наши соседи в Пермской области. Ну, а уж в таком богатом нефтью и газом регионе, как Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ, к этой проблеме относятся очень пристально и средств не жалеют.

Светлана Кулешова: Напомните, пожалуйста, сколько денег выделяется в Екатеринбурге и Свердловской области на восстановление памятников?

Константин Брыляков: Нет статистики у меня пока по Свердловской области. Программа еще не принята. Но что касается города Екатеринбурга, в рамках муниципалитета недавно совсем мы защитили стратегический проект. Заказчик – Комитет внешних связей администрации города. Выделено на 10 лет 187 миллионов рублей, то есть на год это примерно по 18 миллионов 700 тысяч.

Светлана Кулешова: Сколько, вы считаете, нужно выделить?

Константин Брыляков: Я не могу сказать, сколько нужно выделить городу, так как город – все-таки муниципальное образование, его ресурсы ограничены. Но, безусловно, областные власти и, возможно, федеральные должны отдать должное Екатеринбургу как столице Уральского федерального округа.

Светлана Кулешова: Должное в какой цифре должно выражаться?

Константин Брыляков: Сопоставимой с цифрами, которые сегодня выделают наши соседи. Как минимум, как столица, я считаю, мы должны на эти цели тратить больше средств, чем они.

Светлана Кулешова: А через сколько лет это окупится? И окупится ли?

Константин Брыляков: Я убежден, что окупится, если заниматься туризмом как бизнесом. На сегодня, конечно, мы все с вами любим поговорить о приеме иностранцев здесь, на Урале. Но ведь мы находимся в центре огромного Уральского региона. Основные гости, которые к нам едут, - это наши соседи: пермяки, челябинцы, люди, которые приезжают к нам из Тюмени. Они уже сегодня рассматривают наш город как столицу Урала, как город, где очень динамично развивается торговля, где есть что посмотреть с точки зрения музеев, богатейшая культура здесь, театры, учебные заведения. Сюда отправляют учиться своих детей. И это все можно называть туризмом, просто туризм, который идет к нам с разными целями визита.

Светлана Кулешова: Николай Антонович, у вас в процессе подготовки, разработки находится справочник «Отдых в Свердловской области». Какие объекты вы туда планируете включить?

Николай Рундквист: Ну, в этот справочник, я считаю, что мы должны включить практически все объекты. То есть это должно быть почти энциклопедическое издание. Я уже говорил, что, с моей точки зрения, это мое частное мнение, самый интересный объект в Свердловской области исторический – это Невьянская наклонная башня. Во-первых, это архитектурный памятник, во-вторых, с ней связана масса всяких легенд, там тайны подземелий, тайны слуховых комнат и тому подобное. Кроме того, в этом справочнике много внимания будет уделено активному туризму, в частности путешествиям по нашей горной полосе, сплавам по рекам, и также у нас есть очень интересный объект – озеро Пилымский туман, о котором мало кто знает. Но оно достаточно интересно и с точки зрения туризма, и с точки зрения охоты и рыболовства. Все эти объекты будут освещены в нашем готовящемся издании.

Светлана Кулешова: Константин Геннадьевич, объекты, о которых упоминалось, там есть какая-то инфраструктура: гостиницы, подъездные пути?

Константин Брыляков: Что касается Невьянска, то это также один из любимейших городов у меня лично на территории области. Это совсем недалеко от Екатеринбурга, то есть для отечественного и иностранного туризма это все рядом. Объекты показа там восстановлены областными властями, надо им сказать большое спасибо за это. Остается только наладить сам бизнес как процесс, то есть надо заниматься маркетингом, надо популяризировать эти маршруты, надо продвигать их на рынке.

Светлана Кулешова: Насколько это интересно туристическим фирмам Екатеринбурга? Сколько сейчас в Екатеринбурге турфирм, и сколько из них занимаются въездным туризмом?

Константин Брыляков: Зарегистрировано порядка 300, на въезде специализируются около 40. Хотя практически любая крупная туристическая фирма, если она получает потенциальный заказ на организацию здесь экскурсии или визита какого-нибудь гостя, группы туристов, они, безусловно, берутся за эту тему.

Светлана Кулешова: Но все равно 10% от екатеринбургских турфирм занимаются только въездным туризмом. Наверняка, это не самые прибыльные и процветающие туристические фирмы.

Константин Брыляков: Фирмы эти динамично развиваются. При этом туристические фирмы – это только ведь верхушка айсберга. Основные деньги в этом бизнесе осаждаются в гостиничной индустрии. Это не только у нас, это во всем мире. На сегодня 47 гостиниц официально зарегистрировано, к 2010 году планируется, что их количество будет около 80. И к 2015, по программе городских властей, за сотню перевалит количество гостиниц. И мы надеемся, что они, наконец-то, подешевеют.

Светлана Кулешова: Вот-вот, об этом я и хотела спросить, написано ли в программе стратегического развития, к какому году они подешевеют?

Константин Брыляков: Город не может сам регулировать цены, но власти должны способствовать созданию конкурентной среды. И чем больше конкуренции, тем выше качество, тем ниже цены. Это общая практика. И к этому стремимся.

Светлана Кулешова: Маркетинг, бизнес, реклама, мы говорили об этом. Есть ли какие-то исследования, насколько сейчас Екатеринбург, Свердловская область привлекательны для россиян и для иностранных гостей, и насколько разнятся эти показатели?

Константин Брыляков: Екатеринбург претерпел значительные изменения за последние 15 лет. Из закрытого города, серого, промышленного на сегодня мы выросли в современный европейского вида город с динамично развивающейся торговлей, с широкими красивыми улицами. Мы очень неплохо выглядим на фоне других городов России. И, по отзывам иностранных туристов, которые посещают наш город, это один из самых красивейших городов на сегодня.

Вообще, если говорить о туризме как бизнесе, у Екатеринбурга три направления для развития, мне кажется. Прежде всего, это деловой туризм. На сегодня основное количество гостей, которые к нам приезжают, до 90% - это люди, которые к нам едут с бизнес-визитами. Дальше этот рынок будет только расти. Кроме того, мы активно принимаем иностранных туристов, которые путешествуют по Транссибу. Легендарная железнодорожная магистраль с Запада на Восток проходит через Екатеринбург, и Екатеринбург расположен как раз посередине пути между Москвой и Иркутском. Это два традиционных города, которые иностранцы всегда посещали, путешествуя по Транссибу. Мы на сегодня позиционируем себя как идеальное место для остановки между Москвой и озером Байкал. Все больше и больше иностранных гостей останавливаются здесь на 2-3-4 дня, и отзывы у них самые лучшие. Ну, и плюс не стоит забывать о наших соседях. Нам нужно сделать все, чтобы к нам ехали на выходные дни для покупок, для развлечений, для того чтобы здесь можно было задействовать потенциал, который у города уже создан.

Светлана Кулешова: Странно, но практически за час нашего с вами разговора ни разу не прозвучало, что Екатеринбург – место гибели царской семьи, Екатеринбург – родина первого президента Бориса Ельцина. Это уже не актуально, это уже не популярно? Просто было время, когда Екатеринбург именно с этими двумя моментами ассоциировался как у россиян, так и у иностранцев.

Константин Брыляков: Эти моменты широко известны, но они не являются единственными, исключительными. Иностранцам также интересно, что здесь когда-то был сбит самолет шпиона Гарри Пауэрса в 1960 году. Для очень многих наших соотечественников Екатеринбург ассоциируется с местом, где вырос не только Борис Николаевич Ельцин, но для молодежи это город музыкальный. Это «Наутилус Помпилиус», это группа «Чайф», это Чичерина.

Светлана Кулешова: Николай Антонович, и к вам вопрос. Как книгоиздателя о ваших планах сегодня спросили, а вот о планах в плане путешественника не поговорили. Ваша следующая экспедиция будет за рубеж, по России или по Свердловской области?

Николай Рундквист: Прямо следующая экспедиция планируется непосредственно по Свердловской области. То есть после путешествия по границам у нас остались пустоты внутри Свердловской области. Поэтому приблизительное название следующей экспедиции «Дорогами губернии», то есть у нас есть семь таких путей. Это и река Чусовая, по которой раньше двигались барки с товаром, это тот же Транссиб и несколько автодорог, которые имеют интересную историю, и мы хотим по ним попутешествовать и рассказать об этих дорогах широкому кругу.

Светлана Кулешова: Мы – это энтузиасты из Свердловской области, или вы привлекаете российских и иностранных участников?

Николай Рундквист: В основном, конечно, это местные, жители Свердловской области. Но весть о наших путешествиях разносится достаточно быстро. Допустим, у нас по «Губернии-66» в 2004 году путешествовало два чеха, два гражданина Чешской республики.

Светлана Кулешова: Интересно их мнение после жизни в Чехии и путешествия по этой очень известной туристическим уровнем стране и после путешествия по Свердловской области.

Николай Рундквист: Один из этих путешественников вообще сказал, что Россию любит больше всего на свете, и его привлекает здесь свобода. Он говорит: «Это единственная страна в мире, в которой можно развести костер где угодно, практически никаких ограничений по перемещениям». И он каждый год возвращается в Россию.

Светлана Кулешова: Константин Геннадьевич, это тоже момент коммерческого потенциала – вот эта свобода, или это то, что плохо и что уйдет в ближайшее время?

Константин Брыляков: Я думаю, что мы как самая большая страна в мире никогда с этой ценностью не расстанемся. Наши пространства поражают любого иностранного гостя. Когда иностранные туристы едут по Транссибу, они пересекают границу Европы и Азии и плавно въезжают из одного типа цивилизации в другой, все время оставаясь в России.

XS
SM
MD
LG