Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Индонезия и Шри-Ланка: гражданские конфликты после цунами


Алексей Цветков

Специально для сайта

Год назад на дне Индийского океана произошло землетрясение мощностью в 9 баллов, и вызванная им приливная волна причинила огромные разрушения и унесла более 230 тысяч жизней. В числе наиболее пострадавших были две страны, раздираемые многолетними гражданскими конфликтами – Индонезия и Шри-Ланка. Отразилась ли на них стихийная катастрофа, и каким образом?

Мишенью первого удара цунами стала северная провинция Индонезии Ачех на острове Суматра, известная своими природными богатствами, консервативным исламом и стремлением к независимости. Она доставила в свое время немало хлопот еще нидерландским колонизаторам, а на протяжении последней четверти века здесь шла фактическая гражданская война, которую со стороны повстанцев возглавляло Движение за свободу Ачеха (GAM).

Уже сразу после бедствия стало очевидно, что оно коренным образом изменило здесь весь политический пейзаж. Цунами уничтожило целый ряд прибрежных городов и поселений, и большая часть жертв катастрофы пришлась именно на Ачех. Восстановление и гуманитарная помощь в условиях гражданского конфликта были невозможны, и обе стороны, принимая во внимание масштабы бедствия, заключили перемирие и подписали соглашение о разрешении многолетнего конфликта, один из пунктов которого гласит:

«Стороны глубоко убеждены, что только мирное урегулирование конфликта даст возможность восстановить Ачех после цунами».

В настоящее время, в соответствии с соглашением, GAM завершило сдачу оружия. В ответ на это индонезийское правительство осуществляет частичный вывод войск, который должен закончиться к 31 декабря – контингент в 35 тысяч будет таким образом сокращен наполовину, а остающийся гарнизон будут составлять преимущественно военнослужащие местного набора.

Главная уступка со стороны повстанцев – отказ от требования полной независимости. По словам одного из лидеров GAM, Суварди Сулеймана, «мы сняли [это требование]. Самое главное сейчас – улучшить жизнь народа Ачеха».

Совершенно иначе сложилась ситуация в Шри-Ланке, которая год назад тоже оказалась в числе южноазиатских стран, наиболее пострадавших от цунами. Восстание тамилов против сингальского большинства длится там примерно столько же, сколько и борьба против индонезийского правления в Ачехе. Но есть и существенное отличие от Индонезии: повстанцы, «Тигры освобождения Тамил-Илама», контролируют значительную часть территории острова. Несмотря на процесс примирения при посредничестве Норвегии, который, впрочем, зашел в тупик, правительство страны фактически закрыло допуск на территорию, управляемую «тиграми», помощи, оказываемой под эгидой ООН, и политически усугубило ситуацию, не допустив на эту территорию Генерального секретаря ООН Кофи Аннана, когда он посетил остров.

В результате там действовали лишь неправительственные организации, возможности которых были, естественно, ограничены. В начале лета между правительством и «тиграми» было достигнуто соглашение о создании совместного инструмента по оказанию помощи, «Операционной структуры управления после цунами» (P-TOMS). Однако Верховный суд Шри-Ланки постановил, что поскольку «тигры» не являются правительством, договор с ними не имеет силы, и в результате P-TOMS не принесла особого облегчения пострадавшим на территории тамилов.

К тому же после победы на ноябрьских выборах премьер-министра Махиды Раджапаксы, сторонника жесткой линии по отношению к тамилам, напряжение возросло, и лишь в последнее время стали намечаться тенденции к возобновлению переговоров под эгидой Норвегии.

Как отмечает аналитик BBC Пол Рейнолдс, крупные стихийные бедствия имеют свойство катализировать революционные изменения в структуре общества. Так, катастрофический циклон в Восточном Пакистане в 1970 году стал толчком к гражданской войне и образованию Бангладеш, а извержение вулкана Кракатау в 1883 году стало предвестием восстания против нидерландцев на территории нынешней Индонезии. В данном же случае одна и та же катастрофа привела в двух странах к контрастным результатам, продемонстрировав, как много, в конечном счете, зависит от доброй воли и гражданской ответственности правительства.

XS
SM
MD
LG